Промышленная резка бетона: rezkabetona.su
На главную  Водоснабжение 

Корифеи специальности. М.Ф. Бромлей Прочее

Михаил Федорович Бромлей
Перед нами воспоминания о Михаиле Федоровиче Бромлее его современницы и коллеги по многолетней работе в Московском институте охраны труда ВЦСПС Т. А. Фиалковской.

 

Михаил Федорович принадлежал к поколению специалистов, во многом создавшему современные основы нашей специальности, поколению многосторонне образованных людей, одинаково профессионально сочетавших практическую деятельность с преподавательской. Он был членом блестящей команды профессоров, собранной в 30–60х годах прошлого века на кафедре «Отопление и вентиляция» Московского ордена Трудового Красного Знамени инженерностроительного института имени В. В. Куйбышева незабвенным Петром Николаевичем Каменевым.

 

Профессор М. Ф. Бромлей читал на кафедре курсы гидравлических машин и вентиляции, вел множественные научные исследования, руководил работой аспирантов. Благодаря широчайшему кругу его знаний в разных областях, посещать его лекции было настоящим удовольствием и большой школой. Как и сейчас, в то время, когда учился я, далеко не все студенты увлекались слушанием лекций. Поэтому зачастую и на его лекциях в аудитории стоял глухой гул. Михаил Федорович обычно говорил: «Чем громче разговариваете вы, тем тише говорю я». В этом случае, чтобы его услышать, приходилось пододвигать парту вплотную к доске.  Михаила Федоровича я считаю своим первым наставником. На втором или третьем курсе, не помню точно, он пригасил меня обследовать вентиляцию на Втором заводе медицинских препаратов. Это был мой первый опыт участия в исследованиях. Кроме меня, в бригаде был молодой ассистент В. В. Поляков. Помню, как Михаил Федорович, а ему было уже далеко за 60, никому из нас не доверяя, сам сверлил отверстия в воздуховодах, сам настраивал микроманометр и держал пневмометрическую трубку. Все это происходило гденибудь в узкой щели на антресолях цеха при температуре под 30 °С. Как и все его коллеги по кафедре, М. Ф. Бромлей был замечательным методистом, ему принадлежит весьма хороший учебник по насосам и вентиляторам, множественные методические указания по выполнению проекта по промышленной вентиляции, используемые и сейчас.

 

В последние годы принято часто вспоминать о замечательной отечественной высшей школе – «самой лучшей в мире». Если она и была таковой, то во многом благодаря сложившимся в вузах научнопедагогическим школам, созданным первыми поколениями советских профессоров. Отличительной особенностью преподавания была индивидуальная работа со студентами. В то время преподаватели (кстати, социальный статус этой профессии был , не в пример на данный моментшнему дню, необычайно высок) не жалели времени на общение со студентами. Можете представить себе, насколько обогащался знаниями студент после двухчасовой консультации с профессором М. Ф. Бромлеем.

 

Очень хорошо, что на страницах нашего журнала мы вспоминаем о значительных людях нашей специальности, служивших ей в достаточно далекие уже времена. Хотелось бы, чтобы серия исторических публикаций была продолжена.

 

С М. Ф. Бромлеем мне посчастливилось проработать в Институте охраны труда 20 лет.
Михаил Федорович был выдающимся инженером, талантливым научным работником и уникальным человеком.

 

Дед Михаила Федоровича был крупным капиталистом, владельцем станкостроительного завода, который в 1917 году был национализирован и стал называться заводом «Красный пролетарий».

 

История завода и семьи Бромлея такова.

 

Английский корабельщик Джон Бромлей был поклонником Наполеона и добровольцем ходил в 1812 году с французской армией на Москву. После поражения французов он остался в России, поселившись сначала в Волоколамске, а потом в Москве. Три его сына Эдуард, Эмиль и Федор были предприимчивыми, головастыми и работящими людьми. В 1850 году близ Донской улицы они организовали мастерскую по ремонту машин и металлических продуктов, в которой Эдуард был кузнецом, Эмиль – токарем, а Федор – молотобойцем. Через 10 лет мастерская переросла в завод, а так же через какоето время стала машиностроительным и чугунолитейным заводом, который брал подряды на изготовление котлов, городского водопровода и т. п.

 

Завод рос, крепчал и к 1900 году стал одним из двух крупнейших заводов России, который выставлял свою продукцию даже на международной выставке в Париже.

 

Сын заводчика Федора женился на дочери Эдуарда, и у них в 1903 году родился Михаил Федорович. В то время они жили на втором этаже роскошного дома при заводе. Первый этаж занимали дедушка с бабушкой.

 

Михаил Федорович, талантливый от природы, получил прекрасное образование и воспитание. С детства он знал два языка, выучился играть на фортепьяно и танцевать.

 

Отец Михаила Федоровича окончил МВТУ и стал работать на своем заводе. Через 3 года он поступает на естественный факультет университета, уходит с завода и по окончании университета становится преподавателем физики, математики и ботаники в гимназии.

 

Основной заводчик дед (Федор) умер после революции, не передав завод детям. Поэтому у Михаила Федоровича в анкете в графе социальное происхождение стояло «сын служащего». это имело существенное значение.

 

Вспоминая о семье Михаила Федоровича можно узнать много диковинного. Например, что отец и мать были толстовцами, учились сапожному ремеслу и сами чинили и шили обувь. В дальнейшем мать была выдающимся мастером по художественной вышивке и шитью дамской одежды. Она работала вместе с тогдашней знаменитостью портнихой Н. П. Ламановой. Мать играла на арфе, отец был прекрасным пианистом и языковедом. Тетка (сестра матери Михаила Федоровича) вышла замуж за революционера Сапожникова и отдала свое огромное приданое на революционное дело.

 

Но возвратимся к Михаилу Федоровичу.

 

Сразу после революции семья уехала в г. Изюм, где Михаил Федорович подростком поступил в литейный цех формовщиком.

 

Постепенно семья возвращается в Москву.

 

Времена были тяжелые, семья Бромлеев была большая, 6 человек детей – 5 братьев и 1 сестра, с юных лет Михаил Федорович привык трудиться не покладая рук, без отдыха и довольствоваться малым. Поступив учиться в МВТУ, он делал все мужские дела по дому и подрабатывал на чертежноконструкторских и проектных работах. Здесь он встретил таких замечательных учителей, как Б. Н. Ляхов и А. В. Хлудов, связь с которыми у него не прерывалась до конца их жизни.

 

Сразу после окончания МВТУ в 1929 году Михаил Федорович поступил инженером по отоплению и вентиляции в Московский институт охраны труда.

 

Когда я узнала Михаила Федоровича, это был живой общительный человек, мастер на все руки. Способности его были неограниченными, а знания – неисчерпаемыми. В сочетании с необыкновенной памятью все эти качества делали Михаила Федоровича совершенно особенным специалистом.

 

Ранние работы Михаила Федоровича, которые отражены в его печатных трудах, были посвящены в основном методикам изменения воздушных потоков, в чем он был непревзойденным мастером.

 

Здесь и первый электроанемометр, и определение расхода воздуха на решетках и в отверстиях защищенных створками, здесь и «прибор для записи напоров в воздуховодах», и определение влажности воздуха весовым способом. Методические вопросы обобщены им и приведены в написанном несколько позднее, совместно с В. В. Кучеруком, широко известном труде Михаила Федоровича «Технические испытания вентиляционных установок» (1952 г.). Кроме того, Михаил Федорович занимался изучением структуры воздушного факела у всасывающих отверстий различной формы и воздушными душами, и общими вопросами промышленной вентиляции. По этим вопросам у него имеются множественные публикации. Он становится известным специалистом по вентиляции.

 

Особое место занимают работы военных лет по испытанию и наладке вентиляционных систем объектов специального назначения и, в частности, специальной вентиляции станций и тоннелей метрополитена. По ним составлялись отчеты и методические пособия, которые широко не публиковались. Вот тут мне пришлось работать с Михаилом Федоровичем в паре: я – у прибора, он – с пневмометрической трубкой; он – с анемометром, я – на записи.

 

С волнением вспоминаю эти времена (как будто это было только вчера). Восстановлено разбитое бомбой здание ЦК партии на ул. Куйбышева со всем оборудованием и обстановкой. Мы ходим по новому, светлому паркетному полу, измеряем скорости воздуха по решеткам в каждом помещении, общую производительность вентиляторов. я не переставала восторженно удивляться его феноменальной способности моментально все видеть, все понимать и правильно оценивать с первого взгляда. В одно мгновение в уме вычисляет он истинную скорость, умножает на площадь сечения, сопоставляет с характеристикой вентилятора. Общее предварительное заключение уже составлено.

 

Он был настоящим наладчиком, работать с ним было интересно и легко.

 

За короткое время я поняла основную суть наладочной работы:

 

Начинать надо с вентилятора, обязательно посмотреть, в ту ли сторону он вращается. Обратить внимание на передачу, плотность фланцевых соединений, вст и т. д.

 

На основании знания характеристики вентиляторов, которые надо держать в голове, представить себе возможности вентилятора и сопоставить с полученными грубо определенными данными. Если они сильно расходятся, надо искать и устранять дефекты. Потом только продолжать испытания.

 

Обращаться с пневмометрической трубкой надо свободно, представляя себе истинное поле скоростей (оно искаженное) и совсем не обязательно измерять скоростной напор по двум перпендикулярным осям. (Так, например, для сечений за вентилятором мы проводили измерения по трем параллельным осям. При обработке материалов строим опоры скоростей и по ним определяли среднюю).

 

Много времени и сил Михаил Федорович посвятил изучению отдельных производств с целью составления рекомендаций по устройству вентиляции в них. Так, Михаил Федорович проводит исследования в чугунолитейных и сталелитейных цехах многочисленных заводов: ЗИЛ, Станколит, «Борец» и других.

 

Изучаются местные отсосы: зонты, панельные отсосы от выбивных решеток, отсосы от укрытий конвейеров. Особенно подробно изучается пневмотранспорт горелой земли. Эти исследования послужили основанием для составления ряда нормативных документов, таких как «Указания по проектированию отопления и вентиляции в чугунолитейных и сталелитейных цехах» (Профиздат), «Мероприятия по улучшению труда в чугунолитейных цехах» (МАШГИЗ) и множественных других. По материалам исследований в 1954 году была написана (совместно с Г. И. Красиловым) книга «Отопление и вентиляция чугунолитейных цехов». Труды эти сохранили до сих пор свою актуальность.

 

Много времени Михаил Федорович посвятил изучению горячих цехов электрозаводов – цехов варки стекла, цехов производства электроламп с газовыми горелками, где допускается весьма малая подвижность воздуха во избежание производственного брака, а тепловая напряженность весьма велика. На базе этих производственных, и специальных лабораторных исследований были даны рекомендации по воздухораспределению и разработаны новые двухструйные насадки для подачи воздуха вверх и вниз, которые работают на электроламповом заводе до сих пор. Кроме того, была предложена и осуществлена подача воздуха через перфорированные участки пола и стен. К работе на МЭЛЗ примыкали исследования «чистых» монтажных электровакуумных цехов (на Калужском радиоламповом заводе), где предъявлялись особые требования к температуре и чистоте воздуха) (1–2 пылинки на 1 литр воздуха). Вопрос был решен путем подачи воздуха непосредственно на монтажные столы через ткань Петрякова (столы ограждались оргстеклом).

 

В цехах варки стекла Михаил Федорович занимался душированием рабочих мест и аэрацией.

 

На заводе «Хромотрон» для поточной линии нанесения эмульсии на телеэкраны были даны рекомендации по воздухораспределению при обдувке экранов.

 

Натурные исследования Михаил Федорович проводил на горнометаллургических комбинатах в Норильске, Череповце и на Балхаше, и на металлургических заводах нового типа, выполненных по проектам Гипромеза и Гипростали. Перечислять объекты можно бесконечно. При производственных исследованиях с дополнением лабораторными экспериментами Михаилу Федоровичу удавалось установить отдельные закономерности. Так, например, было установлено место отрыва струи от нагретой поверхности.

 

Бывали исследования и с негативными результатами, но такой результат Михаил Федорович рассматривал также как вклад в науку. Так было при попытке обеспылевания помещений средствами вентиляции на Воскресенском фосфатном комбинате.

 

При проведении работ в производственных условиях поражало его уменье организовать натурные исследования с привлечением большой группы исполнителей (лаборантов, аспирантов, студентов). Обладая необыкновенной инженерной интуицией и способностью четко представлять себе физическую сущность явлений, глубоко вникая в особенности технологии производства, пользуясь укрупненными измерителями, которые он держал в памяти, Михаил Федорович легко преодолевал сложности, например, в составлении тепловлажностных и газовых балансов и при невозможности натурных измерений быстро и оригинально рассчитывал количество выделяющихся вредностей.

 

Результаты производственных исследований последних лет оформлялись в виде отчетов, и на базе множественных из них аспирантами Михаила Федоровича были подготовлены и защищены более 10 диссертаций. Любопытно знать, что в публикациях по диссертационным работам, проводимым под руководством Михаила Федоровича, он раз и навсегда отказался ставить свою фамилию.

 

Говоря о полезной деятельности Михаила Федоровича надо особо сказать о его консультативной помощи, о бесчисленных консультациях промышленным и проектным организациям и, конечно, товарищам по работе, в этих консультациях нуждались все. Даже сам Батурин постоянно говорил: «Надо спросить у Мишки».

 

Совершенно бескорыстная помощь Михаила Федоровича была хорошо известна, и ей постоянно пользовались все: заводы, на которых он проводил работы, санэпидемстанция, где работала жена Михаила Федоровича О. Т. Курятникова, Оргтекстиль, где он безвозмездно консультировал годами, и множество других.

 

Михаил Федорович, довольно расчетливый в быту, был до наивности бескорыстен на работе, ни в грош не ценя свои силы и время. Увлеченность, характерная для него, постоянно уводила его от загодя намеченной цели, и он, вместо целенаправленного труда, часто превращался в ценного консультанта, выполняющего чужую работу. Он мог дать полезный совет практически по любому вопросу вентиляционной науки и техники и смежным с ними дисциплинам, мог сесть за перевод нужной всем статьи, провести по лаборатории группу отечественных или иностранных гостей и т. п. Всем этим и объясняется относительно небольшое число печатных его трудов и отсутствие докторской степени.

 

Кандидатскую диссертацию по организации воздухообмена он защитил сразу после войны.

 

Непрактичность Михаила Федоровича вызвала однажды такой анекдотичный случай. Нам предложили взять обязательство по подготовке листовок (экспрессинформацию по узкому вопросу). Каждый из нас взялся составить 1–2 листовки. Михаил Федорович, у которого материалов было в избытке, взялся написать 10 листовок, а написал 5 и получил выговор (при этом в день своего рождения).

 

Однако в институте его весьма ценили: за многолетнюю плодотворную работу в Институте охраны труда он был награжден орденом Ленина и, кроме того, имел три медали.

 

В 1957 году Михаил Федорович перешел на педагогическую работу в МИСИ.

 

Заканчивая свое сообщение, я не могу не удержаться, чтобы не перечислить все способности и возможности Михаила Федоровича, которые мне довелось узнать самой, встречаясь с Михаилом Федоровичем ежедневно, да так же в такое тяжелое время, каким были военные и послевоенные годы.

 

Отличные знания по специальности и смежным дисциплинам.

 

Великолепные конструкторские и чертежные способности.

 

Знание трех иностранных языков.

 

Профессиональное умение печатать на машинке.

 

Профессиональное умение выполнять слесарные и жестяночные работы.

 

Умение шить, чинить обувь, подшивать валенки.

 

Доброжелательное и бескорыстное отношение к людям.

 

Выносливость и нетребовательность к себе (способность выполнять тяжелую физическую работу).

 

Умение прекрасно танцевать.

 

1 Способность безропотно аккомпанировать танцующим (проигрывателей и магнитофонов не было).

 

Неповторимая, яркая фигура Михаила Федоровича, оставившего большой след в нашей науке и технике, заставляет всех тех, кому хоть раз посчастливилось с ним встретиться, запомнить его навсегда.

 



Энергосберегающие способы управления лопастными насосными агрегатами в системах водоснабжения при нестационарной нагрузке Водоснабжение. Самые надежные виды соединений пайка и прессование медных труб Водоснабжение. Инженерное оборудование энергетики будущего Инженерные системы зданий. Вытесняющая вентиляция в школах Вентиляция.

На главную  Водоснабжение 





0.7092
 
Яндекс.Метрика