Промышленная резка бетона: rezkabetona.su
На главную  История 

Тепловая электростанция

Подсчитано, что за всю историю мореплавания погибло столько кораблей, что сейчас на каждом пятимильном квадрате дна Мирового океана лежит, как минимум, одно судно. В XX в. раз в год тонуло 160— 180 судов. И большинство — из-за несовершенства технических средств навигации (кораблевождения) либо ошибок в их использовании. Компас возник в Европе не раньше XII в., и мореплаватели ориентировались в море основным образом по Солнцу и звёздам. В полном смысле слова путеводной была Полярная звезда, постоянно показывающая направление на север. Помогали и местные признаки: течения, преобладающие ветры, цвет воды. Моряки знали, что на мелководье вода в большей степени светло-серая, на глубоких местах — зелёная. О приближении берега они судили по характеру дождика, появлению птиц, пресноводных рыб и т. п. Христофор Колумб во время первого плавания к Америке сообразил, что берег совсем близок, когда увидел плавающие зелёные ветки деревьев. В докомпасный период мореплавания единственным навигационным инвентарем был ручной лот — размеченный трос (лотлинь) с привязанным к нему грузом. При помощи лота измеряли глубину моря под днищем корабля. Традиционное пожелание моряку, отправляющемуся в плавание: «Семь футов незапятанной воды под килем», красноречиво свидетельствует о том, как принципиально для судоводителя знать глубину. По характеру грунта, приставшего к грузу, судили о приблизительном местонахождении судна. Грязевые осадки, например, оседали на грузе поблизости устья реки. Однако ручным лотом нельзя измерять глубины более 50 м, а в океане под килем иногда несколько тысяч метров. В середине XIX в. возникли механический и гидростатический лоты. Им покорились глубины до 1,5—2 тыс. метров, а изобретённый сначала XX в. эхолот позволил измерять всякую глубину Мирового океана. В 1958 г. на русском судне «Витязь» эхолотом обнаружена и точно измерена наибольшая глубина (11 022 м) Мирового океана в Мариинской впадине в западной части Тихого океана. Эхолот — устройство, при помощи которого, измеряя время между излучением звукового сигнала и приёмом эха, определяют пройденный звуком путь, а по нему — расстояние до дна. К идее эхолота независимо и фактически сразу пришли сразу несколько человек: германский инженер А. Бем из Данцига (Гданьска), южноамериканский инженер Р. А. Фессенден, французский физик П. Ланжевен и инженер Константин Васильевич Шиловский (1880—1952) из Рязани, работавший во Франции. Ланжевен и Шиловский создали ещё и первый гидролокатор. В многовековой истории мореплавания магнитный компас был и остаётся самым значимым изобретением. Большая часть историков считают, что компас в виде плавающей в воде магнитной стрелки выдумали в Китае, а в конце XII — начале XIII в. арабские мореходы завезли его в Европу. Соединив магнитную стрелку с диском, итальянец Флавий Джой в 1302 г. сконструировал компасную картушку — впоследствии обязательный элемент всех компасов. Картушка — это диск из немагнитного материала с умеренно нанесёнными делениями, укреплённый на подвижной системе компаса. И на военных, и на торговых судах, обычно, есть два магнитных компаса — главный, расположенный на капитанском мостике, и путевой — в управляющий рубке (перед рулем рулевого). Для получения от компаса настоящих (географических) направлений в его показания вводят поправку на магнитное склонение и девиацию. О значении компаса для мореплавания узнаваемый кораблестроитель и математик академик А Н. Крылов говорил: «Компас — устройство небольшой, однако без него Колумб Америку не открыл бы». Сначала XX в. немец Герман Аншютц и американец Элмар Сперри независимо друг от друга изобрели гироскопический компас. В нём употребляется свойство оси гироскопа (волчка) ориентироваться вдоль оси вращения Земли строго по направлению север — юг, независимо от магнитного поля Земли. В отличие от магнитного компаса гирокомпас указывает истинное направление на географический полюс. Гирокомпас стал главным прибором курсоуказания на кораблях и самолётах. Магнитный компас сейчас держат в резерве — на тот вариант, если выйдет из строя гирокомпас. Для измерения скорости корабля служит лаг, изобретённый в 1577 г. гравёром Гемфри Колем. Единицей скорости является узел, который равен одной морской миле (1852,3 м) в час. До XX в. применялись ручной и вертушечный (гакобортный) лаги, а на современных кораблях пользуются гидродинамическими лагами. Они измеряют давление в струе забортной воды и преобразуют его значение в показания скорости и пройденного расстояния. Находят применение и индукционные лаги. Работа этих лагов основана на измерении электродвижущей силы, которая возникает в проводнике — струе воды при ее движении в поле электромагнита, жёстко скреплённого с кораблём. В конце XX в. изобрели гидроакустический лаг. Это, по сути дела, гидролокатор. Он дозволяет вычислять скорость судна не относительно воды, а относительно дна моря, что очень важно для точности кораблевождения .

 

помощью лага и компаса можно найти, где находится корабль, в хоть какой момент времени. Но координаты корабля (географическую долготу и широту) устанавливали и помощью 2-ух остальных приборов — секстанта и хронометра. Секстант изобрели в 1731 г. Им просто измеряют угловые высоты Солнца и звёзд и по приобретенным данным рассчитывают широту местоположения корабля. В 1735 г. англичанин Дж. Гаррисон сконструировал пружинный хронометр. Он работает в корабельных условиях и хранит время по Гринвичу. Через этот британский город проходит нулевой меридиан. Разность меж временем на нулевом меридиане и местным временем равна долготе той точки, где находится судно, выраженной в часах и минутках. Хронометр и секстант стали основными инструментами мореходной астрономии. Однако без карты, как и без компаса, ни одно судно в море не выйдет. У штурмана непременно есть морские навигационные карты, на которые нанесены начальный пункт плавания и порт назначения. Начиная с конца XVI в. и до сих пор морские карты составляются в меркаторской проекции, названной в честь ее создателя, фламандского картографа Герарда Кремера, больше известного под латинизированным именем — Меркатор. В последние годы в дополнение к морским «картонным» картам на кораблях возникают электронные навигационные карты. На экране дисплея высвечивается участок района плавания с сушей, гаванями и иными объектами. По электронной карте перемещается световая отметка, имитирующая судно. В 1895 г. А. С. Попов изобрёл радио. Корабли получили радиосвязь. А со временем были сделаны и различные средства радионавигации: радиопеленгаторы, береговые и спутниковые радионавигационные системы, радиолокационная техника. По значению для судовождения радиолокацию (от лат. radio — «излучаю», «испускаю лучи» и locatio — «размещение», «размещение») можно сопоставить разве что с магнитным компасом. С её помощью был, наконец, побеждён туман. Для плавания атомных подводных лодок и ледоколов в околополярных широтах (компасы там непригодны) были разработаны особенные средства кораблевождения. Это автоматизированные комплексы с инерциалъными навигационными системами. Они измеряют ускорение судна и вычисляют по этому ускорению скорость, пройденный путь и координаты. Удачный запуск 4 октября 1957 г. первого русского искусственного спутника Земли и следующие заслуги науки и техники в освоении космического пространства отдали возможность создать системы спутниковой навигации. Первыми из их стали в 70-х гг. русская «Цикада» и южноамериканский «Транзит». В последние годы XX в. начала действовать глобальная спутниковая навигация на базе отечественной системы «Глонасс» и американской «Навстар». Их появление — выдающееся событие в развитии навигационной техники. Спутниковая навигация дозволяет определять скорость движения хоть какого объекта (корабля, самолёта и др.) и его координаты во всех районах земного шара. Точность измерений в первом случае составляет 0,3 м/с, во втором — сто м. Для приёма сигналов со спутников корабли и самолёты снабжены специальной приёмной аппаратурой (приёмоиндикаторами). Искусство и техника судовождения будут совершенствоваться, пока Мировой океан остаётся ареной деятельности человека.

 

Возникли термо электростанции в конце XIX в. практически одновременно в Рф, США и Германии, а скоро и в других странах. Поначалу для привода электрогенераторов употребляли паровые машинки и дизели, но потом перешли на паровые турбины: они вырабатывают более стабильный электрический ток. 1-ая в России тепловая электростанция с паровыми турбинами вступила в строительных в 1906 г. в Москве. Сейчас ни один более или менее большой город не обходится без собственных электростанций. Тепловая электростанция — сложное и обширное хозяйство. Тотчас она занимает территорию в 70 га. Кроме главенствующего корпуса, где расположены энергоблоки, здесь размещаются разные вспомогательные производственные установки и сооружения, электрические распределительные устройства, лаборатории, мастерские, склады и т. п. «Движущая сила» тепловой электростанции — пар. Именно он вращает колесо турбины и насаженный на ее ось генератор, вырабатывающий электроэнергию. Получают пар в котельных агрегатах, в которых сжигается топливо. Из котла пар направляют в пароперегреватель и доводят там до температуры 650 °С при давлении 10 атм. Этот так называемый острый пар и поступает в турбину. Она состоит из нескольких контуров; пар последовательно проходит через их, постепенно остывая. Потом пар попадает в теплообменник, где нагревает воду. Ее подают в жилые дома и на компании. Генераторы тепловых электростанций вырабатывают ток напряжением в десятки киловольт. На трансформаторной подстанции оно увеличивается до сотен киловольт, и по высоковольтным линиям электропередачи (ЛЭП) ток отправляется к потребителям. Мощность теплоэлектростанций сейчас достигает сотен мегаватт (миллионов ватт). В нашей стране от их поступает к потребителям большая часть получаемой электроэнергии.



Транспорт «земля-космос». Экраноплан и экранолет. Авиация в ссср. Когда и как появилась техника.

На главную  История 





0.0141
 
Яндекс.Метрика