Промышленная резка бетона: rezkabetona.su
На главную  История 

Научная революция xvii века

Великий греческий учёный Аристотель ещё в IV в. до н.э. обрисовал любознательное явление. Свет, проходящий сквозь малеханькое отверстие в оконной ставне, рисует на стене тот пейзаж, который виден за окном. Изображение выходит перевёрнутым и очень тусклым, однако воспроизводит натуру без искажений. Прошли века, и возникла камера-обскура (от лат. camera — «комната» и obscurus — «тёмный») — приспособление для чёткого срисовывания пейзажей и натюрмортов. Конструкция её изменялась и совершенствовалась, однако основой оставался ящик с маленькой дырочкой в передней стенке. Потом камеру снабдили собирающей линзой, а ящик делали из 2-ух половинок, которые можно было двигать, чтобы сфокусировать картину. Изображение стало еще ярче, а потому устройство время от времени называли камерой-люциной (от лат. camera и lucinus — «светлый»). Конкретно благодаря этому нехитрому устройству мы сейчас знаем, например, как смотрелся Архангельск в середине XVII в.: точную его «першпективу» сняли в те времена при помощи камеры-обскуры. Техника позволяла получать изображение. Оставалось только зафиксировать его без роли рисовальщика. 1-ое сообщение о химическом действии света — почернении поверхности пластинки из слоновой кости, обработанной азотнокислым серебром, — относится к концу XVII в. Но ещё 200 с лишним лет зафиксировать изображение не удавалось. В первый раз это сумел сделать француз Жозеф Нисефор Ньепс (1765—1833). Он покрывал железные пластинки (или литографский камень) битумным (от лат. bitumen — «горная смола») лаком. Под действием света лак становился нерастворимым, однако на разных участках в разной степени — в зависимости от яркости освещения. После обработки пластинки (либо камня) растворителем и травления кислотой на ней появлялся рельеф, подобный гравированному. Собственный метод Ньепс назвал гелиогравюрой (от греч. «ге'лиос» — «Солнце» и фр. gravure). Съёмка по способу Ньепса длилась б— 8 ч на ярком солнце. Целой эрой в истории фото явилось изобретение Луи Жака Манде Дагера (1787— 1851). Изображение (дагеротип) получали на серебряной пластинке, обработанной парами йода. После экспонирования в течение 3—4 ч пластинку проявляли в парах ртути и фиксировали горячим веществом поваренной соли либо гипосульфита. Дагеротипы отличались очень высочайшим качеством изображения, однако можно было получить только один снимок. Третьим человеком, стоявшим у истоков фотографии, был британец Уильям Генри Талбот (1800— 1877). Он делал снимки на бумаге, пропитанной солями серебра; приобретенное негативное изображение изобретатель печатал контактным способом и с увеличением. Собственный метод Талбот назвал калотипией (от греч. «кало'с» — «красивый» и «ти'пос» — «отпечаток»). В середине XIX в. был создан фотографический материал, доживший до наших дней, — фотопластинки. Небольшие листы стекла поливали смесью солей серебра с коллодием — веществом нитроцеллюлозы в спирте, а потом экспонировали и проявляли не высушивая. Отправляясь на съёмку, фотограф нёс на себе не только громоздкую камеру с запасом пластинок, но и целую фотолабораторию с химикалиями, посудой и палаткой для работы в темноте. И, тем не менее «мокрый» коллодионный процесс положил начало бурному развитию фото. Спустя несколько лет воспользовались уже сухими пластинками с желатиновой эмульсией, а производство фотоматериалов превратилось в ветвь индустрии. В 1889 г. возникла фотоплёнка на бумажной подложке (опосля проявки желатиновый слой с неё снимали), а через год — на целлулоидной ленте. Фотографическая смесь становилась всё чувствительнее, а камеры — совершеннее. Были сконструированы объективы, позволяющие делать снимок за доли секунды заместо нескольких часов. Камеры начали снабжать затворами, точно отмеряющими время экспозиции (от лат. expositio — «выставление напоказ»). Фотоаппарат равномерно приобретал знакомый нам вид. В 1889 г. американец Джордж Истмен, основатель компании «Истмен-Кодак», создал плёночный фотоаппарат «Кодак» № 1. Портативная камера, лёгкая, обычная и удобная, сразу же заполучила невероятную популярность. Фотография из профессии немногих превратилась в повальное увлечение. Девизом компании стало изречение Истмена: «Вы лишь нажимайте на клавишу, мы создадим всё остальное». Этот принцип в полной мере выполняется и сегодня.

 

Прошло практически полтора века опосля появления книжки Коперника «Об обращениях небесных сфер», когда в 1687 г. были опубликованы «Математические начала натуральной философии» Исаака Ньютона. К тому времени коренным образом изменились не только познания о природе, однако и способы ее исследования. Базы классической механики Ньютона как бы подвели итог научным открытиям XVII в., которые сделали революцию в науке. С тех пор ее историю принято делить на два огромных периода: до и опосля выхода в свет великой книги. Революции в физике, химии либо иной естественной дисциплине происходят, если становится ясно, что её основная теория не может разъяснить всех накопившихся экспериментальных и теоретических фактов и находится в состоянии кризиса. Тогда эту теорию подменяют на другую. Так вышло начале XX столетия, когда появились теория относительности и квантовая механика. Однако научная революция XVII в. утверждала нечто более значительное — новый научный способ, основанный на оптимальном обобщении результатов экспериментов, поставленных для проверки ранее выдвинутых гипотез. Наука Нового времени стремилась к синтезу наблюдения и математического расчёта, техники и науки. А потому ее нереально представить без неизменного совершенствования измерительных приборов. Значимость повышения точности измерений и сотворения новых научных устройств отлично понимали ещё учёные эры Возрождения. Датский астролог Тихо Браге (1546—1601) в обсерватории Ураниборг близ Копенгагена сделал целый набор великолепных астрономических приборов. Предмет гордости Браге — большой квадрант радиусом около 2 м. С его помощью учёный мог определять координаты звёзд с необычной до того точностью — до 5 угловых секунд. Итогом наблюдений, длившихся 20 с лишним лет, стал каталог более чем 1000 звёзд. Результаты этой титанической работы употреблял ученик и ассистент Браге — выдающийся немецкий астролог Иоганн Кеплер (1571 —1630) для вывода собственных именитых законов движения небесных тел. Один из основоположников нового научного способа — Галилео Галилей (1564—1642) был не только умнейшим учёным, но и блестящим инженером. 1-ая самостоятельная работа Галилея — определение удельного веса средством изобретённых им гидростатических весов. Техническому изобретению Галилей предназначил и первую публикацию, в которой описал пропорциональный циркуль для военно-инженерных работ. В собственном доме в Падуе учёный устроил механическую мастерскую, по существу исследовательскую лабораторию, где не считая самого Галилея трудились его помощники, также литейщики, токари и столяры. Как военный инженер, Галилей написал два управления по фортификации (строительству крепостей и других оборонительных сооружений). Таким образом, почти все великие открытия естествоиспытателей, совершивших в XVIII столетии революцию в науке, прямо либо косвенно соединены с не менее великими техническими изобретениями.



Какая бывает артиллерия. Возьмем прицел. Голография в оптике. Современные фотоаппараты.

На главную  История 





0.0225
 
Яндекс.Метрика