Промышленная резка бетона: rezkabetona.su
На главную  Энергоэффективность 

Поляки будут

Инвестиции в польскую угледобывающую и углеперерабатывающую промышленность — это один из элементов значительно более широкой европейской тенденции. В последнее время наблюдается повышенная заинтересованность Брюсселя в использовании «черного золота», которое до сих пор считали топливом, довольно сильно загрязняющим окружающую среду. Причина этого весьма проста: растущие цены импортируемых нефти и газа, нестабильная политическая ситуация в странах, у которых Европа покупает сырье, сложные отношения с ними. Зато в угле в странах ЕС нет недостатка. К тому же эти ресурсы относительно равномерно размещаются в Европе и мире, что уменьшает угрозу энергетических конфликтов на этой почве. Стоит принимать во внимание, что каждая вторая тонна добытого в ЕС угля происходит именно из Польши — так что не случайно именно к этой стране проявляют интерес мировые корпорации-гиганты.

 

Европейская комиссия откровенно называет уголь основным средством достижения энергетической безопасности евросообщества. Такая роль ему отводится до тех пор, пока на ведущее место не выйдут возобновляемые источники энергии. но несмотря на технический прогресс и огромные средства, выделяемые на научно-технические исследования, альтернативная энергетика так же в течение нескольких десятилетий не будет давать столько энергии, чтобы можно было отказаться от исчерпаемых энергоресурсов. Официальные документы Еврокомиссии предполагают увеличение доли возобновляемых источников в общем объеме произведенной электроэнергии до 20% к 2020 году. Впрочем, большинство экспертов сомневаются, что этого показателя удастся достичь. Зато на ближайшее будущее долю угля в производстве электроэнергии оценивают в 40%.

 

Немалое значение в изменении энергетических приоритетов Еврокомиссии сыграли два последних расширения Европейского союза, существенно изменивших энергетическую конфигурацию евросообщества. В состав ЕС вошли страны, богатые углем, но вместе с тем фактически не обеспеченные нефтью и газом. Среди них и Польша. Нынче среди 27 стран сообщества 13 добывают уголь. Правда, Франция, Великобритания и Бельгия закрыли свои шахты (в течение следующих десяти лет такой шаг хочет сделать Германия), но все же и они используют уголь — импортируемый.

 

Отчасти к этому шагу привели многозначительные общественно-экономические и экологические проблемы в добывающей промышленности, но есть и более прозаическая причина — самые ценные западноевропейские угольные ресурсы уже исчерпались. Вместе с тем не весьма богатые Польша, Чехия, Румыния и Болгария не собираются отказываться от эксплуатации угольных ресурсов и так же имеют месторождения, которые можно эффективно эксплуатировать. Их лидеры усматривают в существующих тенденциях «примирения с углем» большой шанс на модернизацию устаревшей промышленности, решение социальных проблем, которых немало в шахтерских регионах, на значительное улучшение состояния окружающей среды и увеличение веса этих стран на международной арене.

 

Такого мнения придерживается, в частности, бывший польский премьер и депутат Европарламента Ежи Бузек. По его словам, сейчас Польша является самой обеспеченной страной континента в области производства электроэнергии, фактически 100% которой генерируется собственными источниками. Причем 5% получают из возобновляемых источников энергии, а 95% — в результате сжигания каменного и бурого угля. По мнению г-на Бузека, учитывая этот факт, и нынешнее внимание Европы к углю (а Польша является восьмой среди крупнейших в мире производителей этого топлива), его страна может сыграть ключевую роль в европейской системе энергетической безопасности. «Но если не научимся производить электроэнергию без выбросов парниковых газов, штрафы за эмиссию будут такими большими, что придется массово закрывать электростанции», — предостерегает земляков бывший польский премьер.

 

Такая угроза есть не только в теории. Польша уже более десяти лет подряд трансформирует энергетическую и угледобывающую отрасли, следствием чего является закрытие множественных шахт и связанных с ними предприятий, что весьма больно ударяет по местным жителям. Нужно учитывать, что подавляющее большинство предприятий угледобывающей и энергетической отраслей находятся в государственной собственности и экономически неэффективны. Для повышения рентабельности (а точнее, уменьшения убыточности) поляки снизили наполовину добычу угля и закрыли половину шахт, и уволили 250 тысяч горняков, что повлекло за собой многозначительные общественно-экономические проблемы в промышленной Силезии. В свое время правительство Бузека предлагало около 40 тысяч злотых (10 тыс. долл.) каждому шахтеру только за то, что тот добровольно обязывался оставить работу в угледобывающей отрасли и уже туда не возвращаться, но и это не снизило социальное напряжение.

 

но благодаря этой даже незавершенной, несовершенной трансформации полякам удалось повысить примерно вдвое эффективность угольных предприятий и приблизить уровень добычи к спросу. На на данный моментшний день в Польше добывают 100 млн. тонн угля в год, из которых 80 млн. тонн используют для обеспечения внутреннего спроса (причем небольшой процент угля поляки из северо-восточных регионов покупают у россиян). Из остальных 20 млн. тонн только часть удается экспортировать по рыночным ценам, а другую часть благодаря государственным дотациям Польша продает по цене, которая ниже затрат на добычу.

 

цикл закрытия наименее эффективных и наиболее опасных и грязных шахт и производств хотя и длится уже довольно много времени и происходит весьма сложно, так же далек от завершения. Так что, несмотря на фактические излишки угля, прогнозируемое увеличение спроса на электроэнергию планируют обеспечить за счет других источников, прежде всего атомной энергетики. все - таки используемое оборудование и технологии угольных электростанций не отвечают большинству действующих требований ЕС и международных конвенций, поэтому от них нужно будет отказаться.

 

При таких условиях переработка угля в синтезированный газ и использование его для производства электроэнергии — это необходимость, от которой зависит сохранение угледобывающей отрасли Польши. Без крупномасштабного применения лучших современных технологий, которые даже в развитых странах мира только тестируют, без огромных инвестиций основа экономики «польского Донбасса» перестала бы существовать.

 

Силезские эксперты подчеркивают, что Брюссель нынче делает ставку на уголь (в том числе и польский), но это должен быть «чистый» уголь. Такой подход не означает, что в энергетической стратегии ЕС уже не будет места технологии сжигания этого топлива, но это крайне не желательно будет делать бесконтрольно и бессистемно. Многое зависит и от сорта угля, его калорийности и содержания неорганических примесей, прежде всего серы. Неплохие результаты (высокая эффективность и экологичность) дает метод нестандартного сжигания измельченного угля. Все большее внимание уделяют предварительной подготовке сырья к использованию на электростанциях — упомянутому выше измельчению, удалению вредных примесей и т.п. Подобные современные технологии являются уже во множественных городах Польши стандартом, но этого недостаточно. Эксперты считают, что об относительно экологичном и эффективном, согласно рекомендациям ЕС, сжигании угля можно будет говорить лишь в том случае, если эффективность оборудования электростанций достигнет 50%. на данный момент она составляет лишь 35%.

 

Поскольку предварительное изменение физико-химических свойств угля для более эффективного и чистого сжигания его в твердой форме — требование на данный моментшнего дня, то за переработкой угля в бензин и газ — будущее. Такие технологии уже используют в мире, но пока они так же не получили широкого распространения. Исключением является Южно-Африканская Республика, обеспечивающая большинство своих потребностей в жидких сортах топлива именно с помощью переработки угля. Тамошняя энергетическая компания Sasol — мировой лидер в технологии CTL (coal-to-liquids). В этой африканской стране сейчас работают три завода, которые ежедневно производят 150 тысяч баррелей нефти из угля. Кроме синтезированного топлива — нефти, бензина и газа, Sasol производит также сырье для химической промышленности. Для южных африканцев эта компания — предмет национальной гордости; достаточно сказать, что изображение одного из заводов концерна помещено на банкноте номиналом 50 рэндов. Sasol активно изучает польский угольный рынок и может сыграть большую роль в трансформации тамошней угольной отрасли.

 

Южноафриканские технологии переработки угля в синтезированные газ и нефть имеют, однако, большой недостаток: их дополнительным продуктом является большое количество диоксида углерода. Следовательно, о непосредственном использовании южноафриканского опыта в проэкологичных странах ЕС и EFTA, на первый план выдвигающих экологическую безопасность, не может быть и речи. Взамен Европейская комиссия предлагает разработать специальную научно-техническую программу, направленную на создание новых, более чистых технологий, которые можно будет использовать в больших промышленных масштабах без вреда для окружающей природной среды. В течение ближайших лет на территории ЕС должны построить 12 небольших испытательных заводов, в которых будут тестировать новейшие углеперерабатывающие технологии. По мнению Ежи Бузека, два из них могут быть построены в Польше, а остальные — в странах старой (Западной) Европы. Следует также добавить, что на эту программу, как и на развитие возобновляемой энергетики, ЕС не будет жалеть денег.

 

Не исключено, что успешное вложение инвестиций в новейшие углеперерабатывающие технологии на предприятии в Силезии даст непосредственную пользу и Украине. Кроме самого крупного Силезского бассейна, в Польше добывают уголь также в двух других регионах — в Нижней Силезии (близ Судетов) и Люблинском воеводстве. Новейшие углеперерабатывающие технологии через несколько лет могут прийти и в эти менее значительные угольные бассейны. Вместе с тем люблинские лидеры и представители тамошней шахты «Богданка» настроены тесно сотрудничать со своими коллегами из соседней Волыни и северной Львовщины.

 

Уже на данный момент есть много проектов совместной эксплуатации залежей угольных и минеральных ресурсов в этом трансграничном регионе с использованием новейших технологий. Это направление сотрудничества — один из приоритетов Общей стратегии развития пограничных воеводств Польши (Люблинского, Прикарпатского) и областей Украины (Волынской, Львовской, Закарпатской), и еврорегиона «Буг». Правда, упомянутый еврорегион по многим причинам пока является скорее «мертвым образованием», прежде всего из-за транспортных проблем на границе, пересечение которой занимает более десяти часов. Эти проблемы являются также причиной того, что большинство проектов по украинско-польскому сотрудничеству остаются пока на бумаге — все - таки в таких условиях сложно сотрудничать. но возможности для использования лучших углеперерабатывающих технологий во Львовско-Волынском бассейне существуют.

 

Стоит также отменить, что совместные люблинско-волынские тестовые заводы по переработке угля в синтезированные газ и нефть прекрасно подходят для роли испытательных площадок для дальнейшего строительства в Донбассе. Донецк может опосредствованно воспользоваться эффектом от затратной евросоюзовской программы развития современных углеперерабатывающих технологий, несмотря на то, что Брюссель пока не собирается привлекать Украину к этой программе в качестве полноправного участника.

 

Источник: http://www.zn.ua

 



Арсенид-галиевые солнечные батар. Глава_11. В РСПП образована Рабочая группа. Потенциал морской волны.

На главную  Энергоэффективность 





0.0065
 
Яндекс.Метрика