Промышленная резка бетона: rezkabetona.su
На главную  Энергоэффективность 

До 2020 г

И.В. Бабанин,
Гринпис России

 

Именно это следует из Энергетической стратегии России, одобренной правительством. В соответствии с ней проведение полномасштабной модернизации газовых электростанций не предполагается. Это означает, что в нашей стране каждый год улетать в трубу будет до 30 млрд.м3 природного газа стоимостью 3 миллиарда долларов.

 

Больше половины энергетики России держится на использовании природного газа. Только в РАО ЕЭС России для получения энергии (тепла и электроэнергии) сжигается фактически 140 млрд. кубометров природного газа.

 

Средний электрический КПД российских тепловых станций на газе крайне низок - чуть более 29% в том же РАО ЕЭС России. Но уже давно существуют новые, так называемые, парогазовые (ПГУ) технологии, благодаря которым можно увеличить КПД в 1,5 - 2 раза - до 47-58%.
Если модернизировать все газовые ТЭС только РАО ЕЭС России, то экономия газа составила бы свыше 40 млрд. кубометров газа в год.

 

Много это или мало? Для сравнения: все атомные станции в России производят энергию, эквивалентную тем же 40 млрд. кубометрам. Весь экспорт газа в 2000 году составлял 176 млрд. кубометров.

 

Казалось бы, в таких условиях нужно срочно отходить от нерационального сжигания газа на всех тепловых станциях. Тем более, что газ к 2020 году останется основным источником получения энергии в России. Что-то в этой связи делается. Например, в РАО ЕЭС России все вновь вводимые газовые ТЭС должны иметь высокий КПД. Однако, согласно Энергетической стратегии, решать проблему нерационального сжигания газа в полном объеме не предполагается: Для обеспечения прогнозируемых уровней электро- и теплопотребления при оптимистическом и благоприятном вариантах необходимо развитие генерирующих мощностей на электростанциях России (с учетом замены и модернизации) в 2003 - 2020 годах, по оценкам, не менее 177 млн. кВт, ...из них с парогазовыми и газотурбинными установками - 37 млн. кВт, при умеренном варианте ... - 31,5 млн. кВт.

 

Из 177 млн. кВт генерирующих мощностей на долю газовых ТЭС приходится около 100 млн. кВт. Иными словами, модернизации подлежит только треть мощностей, работающих на газе. Соответственно, потенциал экономичности газа за счет более высокого КПД оказывается нереализованным на фактически 30 млрд. кубометров природного газа. С учетом того, что это цифры относятся только для РАО ЕЭС России, производящему только часть всей электроэнергии в России, эта цифра по стране оказывается так же выше.

 

С чем это связано? Во многом это связано с приоритетом руководства страны, отданному ускоренному развитию атомной энергетики. Согласно данным СМИ, российское правительство в июле т. г. утвердило концепцию федеральной целевой программы Развитие атомного энергопромышленного комплекса. Программа рассчитана на 9 лет. Ядерный прорыв обойдется государственному бюджету в 674,8 миллиарда рублей (25 млрд. долларов). В бюджете 2007 года уже заложено 18 млрд. рублей на строительство новых АЭС.
Одним из аргументов в поддержку такого пути развития электроэнергетики является идея замещения (экономии) природного газа. Логика правительства и Росатома - главного игрока, заинтересованного в получении выгоды от ядерной Энергетической стратегии - проста: вместо того, чтобы сжигать газ на теплоэлектростанциях, гораздо выгодней заместить этот газ атомными станциями и продать высвобождаемый газ по рыночным ценам за рубеж.

 

Что же получается на самом деле и насколько оправдана такая политика?

 

Можно так же раз вспомнить, что запасы урана для тепловых атомных станций по срокам сравнимы с запасами нефти, а дешевые запасы урана закончатся в ближайшие 10-20 лет. Переход на новый тип атомных станций на плутониевом топливе к середине 21 века технологически весьма сложен, крайне дорог и опасен с позиции распространения ядерного оружия. Не стоит также забывать, что доля атомной энергетики в общем энергобалансе России составляет всего 4-5%, а доля ТЭС - 90%. Кроме того, есть терроризм и угрозы, которые несет мирный атом в странах с нестабильными политическим режимами (последний пример - иранский кризис). Помимо всего прочего, атомная энергетика оставляет отходы, способы утилизации которых пока нигде в мире не разработаны, а утилизация самих АЭС - крайне дорогое мероприятие и в профильных компаниях Росатома уже сложился 6 миллиардный дефицит средств на утилизацию первых 4 небольших блоков.

 

Но все эти аргументы не имеют воздействия на руководство страны. Достаточно, к примеру, оценить позицию российского МИДа по отношению к иранской ядерной программе.

 

Откинув политическую подоплеку, обратимся к более практичным вопросам, которые пока остаются в тени внимания российского правительства.

 

Для начала - несколько неоспоримых фактов.

 

Газ останется в ближайшие десятилетия основой энергетики, включая электроэнергетику России. В соответствие с Энергетической стратегией, газ будет обеспечивать более половины потребностей страны в энергии.

 

Газ сжигается крайне неэффективно.

 

Газовые ТЭС (в первую очередь, конденсационные) будут замещаться, в основном, на атомные, либо парогазовые. Это означает, что абсолютный рост мощностей в электроэнергетике будет сдерживаться необходимостью замещения старых электростанций.

 

Атомные станции в ближайшей перспективе не смогут обеспечивать теплоснабжение для конечных потребителей в силу ряда объективных факторов. В первую очередь, из-за того, что в качестве головных в атомной энергетике рассматриваются энергоблоки типа ВВЭР, производящие только электроэнергию, а не атомные станции теплоснабжения или атомные ТЭЦ, производящие, в том числе, тепло. Современные энергоблоки типа ВВЭР (мощность - от 1 000 мегаватт) проблематично размещать вблизи крупных потребителей с позиции радиационной безопасности, а любая транспортировка тепловой энергии на большие расстояния теряет смысл.

 

Инвестиционные ресурсы в энергетику крайне ограничены вследствие низких тарифов на электро- и теплоэнергию.

 

Теперь зададимся вопросом: сколько стоит экономия, к примеру, 1 миллиарда кубометров газа в атомном и парогазовом сценариях? Вопрос крайне актуален, так как речь идет о сохранении экспортного потенциала России. Несложные расчеты показывают, что удельные капитальные расходы на экономию единицы природного газа на 23% ниже, если модернизировать газовую ТЭС, а не строить атомную станцию. Это связано с тем, что построить современную газовую ТЭС дешевле, чем атомную станцию. Даже с учетом того, что атомная станция дает прямую экономию газа, а газовая ТЭС экономит только за счет увеличения КПД, все равно парогазовый сценарий оказывается дешевле.

 

Учет дополнительных расходов на вывод АЭС из эксплуатации делает атомный вариант так же дороже - превышение на 50-60% над парогазовым.

 

Здесь крайне интересно сравнить, что выгоднее: экономия газа или его добыча. Ниже приведены данные по сравнению капитальных вложений для экономии/добычи природного газа.

 

Если сравнить удельные капитальные вложения в экономию природного газа с размером инвестиций (обустройство месторождений) в добычу такого же количества газа (извлекаемые запасы) на примере разработки Штокмановского месторождения, то реализация парогазового сценария будет сравнима или даже дешевле добычи газа, см. график Соответственно, атомный сценарий среди рассматриваемых вариантов оказывается самым дорогим.

 

С позиции абсолютных объемов экономичности природного газа, если посчитать, сколько мощностей можно ввести на одни и те же деньги, например, 30,6 млрд. долларов, то окажется, что атомный сценарий и здесь оказывается в проигрышном положении. Если исходить из удельных капитальных вложений в капитальное строительство 1230 и 515 долларов за киловатт установленной мощности для атомных и современных газовых станций соответственно, то при парогазовом сценарии за те же деньги будет сэкономлено около 50 млрд. кубометров газа, в то время как АЭС дадут экономию в пределах 30-40 миллиардов кубометров в зависимости от того, как считать КПД замещаемых газовых ТЭС.

 

Если посмотреть на проблему с позиции энергетической безопасности внутри России, то, опять же, здесь проявляются неожиданные вещи.

 

Что требуется для обеспечения необходимой безопасности? Ответ очевиден - скорейшая замена устаревших мощностей - 177 млн. кВт к 2020 году (практически вся электроэнергетика России) и введение дополнительных мощностей.

 

При одних и тех же инвестициях парогазовый сценарий позволяет в более короткие сроки обеспечить не только больший объем экономичности природного газа, но и ввод в 2 раза больших объемов новых генерирующих мощностей.

 

Здесь неслучайно упоминание о сроках ввода новых мощностей. Срок строительства атомного энергоблока составляет 5 и более лет, а газовой ТЭС с ПГУ - 2-3 года. Немаловажно отметить также, что существующие строительные мощности позволяют вводить 1 реактор в три года и это одна из проблем, которую Росатом только намеревается решить. Ограничений такого характера в газовой энергетике нет. Более того, существующие строительные мощности недозагружены.

 

В условиях нашей страны крайне важен аргумент, приводимый в начале статьи - АЭС не обеспечивают потребителей теплом, а на это уходит гораздо больше половины вырабатываемой энергии в ТЭК. Строительство АЭС, не решает полностью проблемы замещения того же газа, поскольку, даже при наличии АЭС, все равно придется для снабжения теплом строить котельные.
Если рассмотреть вопрос с позиции достаточности вырабатываемой электроэнергии, то к 2020 году реально иметь безатомный энергобаланс.

 

Модернизация всех газовых и угольных ТЭС (повышение среднего КПД до 50% и 40% соответственно) в совокупности с утилизацией теряемого на данный момент попутного газа и газа в газопроводах (в сумме около 40 млрд. кубометров) может обеспечить без роста потребления ископаемого топлива потребности страны в электроэнергии без использования атомной энергии.

 

Если говорить о более долгосрочных перспективах энергетики, то необходимо учесть, что запасы урана для тепловых атомных станций по срокам сравнимы с запасами нефти. Учитывая, что доля атомной энергетики лишь 4-5% в общем энергобалансе России, как и мира, уже на данный момент должен восприниматься всерьез вопрос о развитии альтернативных возобновляемых источников энергии в долгосрочной перспективе.

 

Экономически и технически легко доступный потенциал возобновляемых источников энергии уже на данный момент составляет около 30% общего энергобаланса России, или 270 млн. т. условного топлива (в первую очередь уже реализуемый потенциал биомассы на крупных деревоперерабатывающих предприятиях). Для сравнения: количество энергии, производимой на всех российских АЭС, эквивалентна около 40 млн. т. условного топлива.

 

Источник: http://news.starogo.net

 



Сбор и анализ вашей энергетической информации. Российско-датский энергосберегающий проект. Немецкие законы ускорили развитие. Материалы Конференции.

На главную  Энергоэффективность 





0.0101
 
Яндекс.Метрика