Промышленная резка бетона: rezkabetona.su
На главную  Энергоэффективность 

НАК

Алла Еременко
Менее чем за неделю до избрания премьер-министром Украины, а точнее, в прошлую пятницу Юлия Тимошенко получила так же одну принцип. возможность подумать о том, какое наследство ей достается от предшественников. Группа крупнейших иностранных кредиторов Украины пожаловалась ей, что одна украинская компания, занявшая у них более двух миллиардов долларов, уже около полугода не выполняет условия кредитных договоров или, используя привычную для них терминологию, находится в состоянии дефолта.

 

Имя этой компании — НАК «Нафтогаз України», что, впрочем, не должно было стать неожиданностью не то что для нового премьера, но и для читателей «ЗН», описавшего подобную перспективу так же два года назад.

 

Как выяснили иностранные кредиторы, базовой причиной дефолта является то, что «Нафтогаз» не может выполнить условия кредитных договоров в части предоставления финансовой отчетности по международным стандартам вместе с заключением аудиторов. И, как они выяснили у руководст­ва компании и отрасли, с которым они встречались, эта, на первый взгляд, «техническая» проблема отражает возмутившую их картину.

 

Оказывается, «Нафтогаз» находится в таком ужасном финансовом состоянии, что авторитетные международные аудиторы просто не верят в то, что эта компания не сможет прекратить свою деятельность в ближайшем будущем, и поэтому они не могут подписаться под финансовой отчетностью за 2006 год, которая эту действительность не отражает в полной мере.

 

Иностранцы просто не могли понять, как может национальная компания, стратегически важная для экономики страны, по идее, один из основных доноров бюджета, обеспечивающая основные объемы транзита нефти и газа в Евро­пу, и добывающая около 90% газа и неф­ти в Украине, быть убыточной и иметь финансовый дефицит? Тем более в условиях рекордно высоких цен на газ и нефть?!

 

Юлия Тимошенко просто принять информацию кредиторов к сведению не могла — в руках этих людей взрыватель от бомбы под всей страной. (И даже не суть важно происхождение капитала заемщиков. Их логика проста: «Должен — верни деньги или отдай имущество».) Из-за того, что «Нафтогаз» не выполняет условия кредитных договоров, они могут в любой момент в течение месяца потребовать немедленного досрочного погашения всех взятых у них кредитов с учетом всех возможных штрафных санкций. А это как минимум 3 млрд. долл. Если «Нафтогаз» деньги не возвращает (а таких денег у него, несмотря на все успокоительные
заявления пресс-службы, нет),
то его объявляют банкротом.

 

В таком случае, как кредиторы весьма четко объяснили будущему премьеру, финансовой системе Украины грозит коллапс — произойдет резкое удорожание государственного долга, закрытие международных финансовых рынков для украинских банков и компаний, падение курса гривни и т.д.

 

Чтобы хоть как-то успокоить не на шутку встревоженных кредиторов, Ю.Тимошенко ничего не оставалось, кроме как с ходу их заверить, что в случае ее прихода к власти государство будет гарантировать кредиторам возврат «Нафтогазом» денег.

 

Оценив «понятливость» главного кандидата на пост премьера, иностранные кредиторы поспе­шили ее поблагодарить, поучаствовав в брифинге для журналистов и рассказав о проблемах, которые им создает действующее (на то время) правительство. И улетели, пообещав вернуться…

 

«ЗН» намерено пристально следить за развитием ситуации с иностранными кредиторами «Нафтогазу» и информировать об этом своих читателей. Впро­чем, вся необходимая информация в огромном массиве давно собрана, как известно «ЗН», в СБУ и Генпрокуратуре. И у них есть вопросы к тем, кто подписывал кредитные договоры. Но почему полученные кредиты использованы не по назначению, пока никого так же не спросили. И никто за это пока не ответил. Но главный вопрос на данный момент в другом: как спасти от банкротства НАК «Нафтогаз України»? Не дожидаясь, пока будет официальное требование от клуба кредиторов НАКа вернуть долги если не деньгами (они уже знают, что их нет), то имуществом. Да, государственным, начиная с газотранспортной системы и… дальше подключайте воображение.

 

Есть и другой вариант: отсрочить выплату долга, реструктуризировать его и дальше, собрав все мужество и умы, начать практически переходить к реальным ценам на газ и на транзит. Как? Об этом, в частности, «ЗН» спросило у Юрия Витренко, который на тот момент был советником председателя правления НАК «Нафтогаз України» Евгения Бакулина. Вместе с отдельными (!) руководителями «Нафтогазу» он уже полгода как убеждает иностранных кредиторов не банкротить «Нафтогаз» и подождать «еще немножко». Как он аргументирует свою просьбу? Позиция Витренко заключалась в следующем: как только политическая ситуация в стране стабилизируется, государство оперативно решит основную проблему компании — убыточно низкие цены на основные виды ее продукции. Сделано это будет либо путем поднятия цены, либо предоставлением компенсации из бюджета.

 

К слову, большинство специалистов «Нафтогазу» всегда акцентируют внимание на низких ценах реализации газа (и услуг по его доставке) как на основной проблеме компании.

 

Но как же так получается? Вся страна стонет от высоких цен на газ, руководители «Нафтогазу України» гордятся (было б чем) повышением ставки транзита, а специалисты все сетуют на низкие цены?
Какие цены хочет установить «Нафтогаз України»?

 

Чем же все-таки не устраивают существующие цены компанию «Нафтогаз України»? С этим вопросом «ЗН» обратилось к Андрею Коболеву, начальнику департамента «Нафтогазу», как раз отвечающего за ценообразование.

 

Он рассказал, что есть официальный документ — «Порядок установления цены на природный газ», проект которого был разработан «Нафтогазом України» и согласован с Министерст­вом топлива и энергетики еще летом 2007 года во исполнение постановления Кабмина. В постановлении правительства и в упомянутом «Порядке…» четко определены ключевые элементы того, чего хочет «Нафтогаз», — переход на международные стандарты финансовой отчетности при расчете себестоимости и учете стоимости капитала.

 

Объясняя эти сложные термины, А.Коболев использовал достаточно простую аналогию на примере арендной платы за квартиру. Вас посчитают либо наглецом, либо умалишенным, если вы будете требовать от владельца отдельной квартиры сдавать вам ее в аренду по цене, которая всего на 7% превышает коммунальные платежи за эту квартиру. Скажем, чтобы трехкомнатную квартиру в центре Киева вам сдавали долларов за пятьдесят, а не за две тысячи, как всем остальным. Если вам сразу же не вызовут психиатрическую «неотложку», то владелец отдельной квартиры вам объяснит, что ему легче продать квартиру за сотни тысяч долларов (по нынешним ценам), положить деньги в банк на депозит и получать свои 15%, что составит тысячи долларов в месяц, а уж никак не пятьдесят. Как говорится — «нема дурних»…

 

Точно так же считает и «Нафтогаз», поэтому хочет получать нормальный доход на вложенный капитал, а не просто небольшую надбавку к эксплуатационным расходам. Только выбор альтернативных мер у этой госкомпании весьма ограничен: она не может отказаться от любого «арендатора» или «продать свою квартиру» (читай — полученные от государства многомиллиардные нефтегазовые активы, созданные несколькими поколениями так же при СССР). Более того, продолжая аналогию с недвижимостью, «Нафтогаз» владеет не просто «квартирой, а целым домом», в котором живет вся страна и который требует регулярного ремонта, зачастую капитального...

 

По поводу необходимости использовать международные стандарты расчета себестоимости, а не национальные, аргументация Андрея Коболева была весьма откровенной и простой: «Вы думаете, в мире все дураки, а одни мы умные?». Кто реальные деньги в «Нафтогаз» вкладывает? Те же иностранные кредиторы. А они на отчетность по международным стандартам смотрят, где убытки у «Нафтогазу» нарастают. Бухгалтерия же по национальным стандартам — где прибыль показана, никого из нормальных инвесторов не интересует.

 

К сожалению, цифр и расчетов, насколько «Нафтогаз» хочет повысить цены, например, на газ для населения, в соответствии с их проектом «Порядка установления цены…», нам пока раздобыть не удалось.

 

Однако мы вспомнили одну примечательную деталь. На недавно проходившем в Киеве семинаре, организованном «Нафтогазом» и Секретариатом Энерге­тической Хартии, вышеупомянутый Юрий Витренко горячо благодарил экспертов Секретариата за то, что, используя их документы, «Нафтогаз» наконец-то смог понять, что ставка транзита газа по территории Украины занижена во много раз. При этом он весьма убедительно рассказывал, что у «Нафтогазу» есть расчеты транзитной ставки, основанные на надежной информации и отвечающие всем требованиям лучшей мировой практики, а главное — соответствующие букве и духу Договора Энергетической Хартии, который Украина подписала и ратифицировала и, следовательно, обязана исполнять.

 

Принцип расчета, если его упростить, примерно следующий. Берем из финансовой отчетности по международным стандартам операционные расходы без учета амортизации, добавляем амортизацию и стоимость капитала, рассчитанные на основе определенной независимыми оценщиками восстановительной стоимости газотранспортной системы, делим на единицу «товаротранспортной работы» (1000 кубометров на 100 км) и получаем… (см. табл.).

 

Согласно этой методике, в 2006 году экономически обоснованная ставка транзита газа по территории Украины должна была составлять не 1,6, а
5,25 долл. В 2007 году она должна была бы быть 7,48 долл. А в 2008-м — и вовсе 9,32 долл. за 1000 кубометров на 100 км.

 

«Без подготовки» эти цифры даже у специалистов вызывали, по крайней мере, удивление. Более того, нас самих они потрясли настолько, что казались неправдоподобными. Это заставило нас неоднократно перепроверять расчеты, тестировать их восприятие на различных специалистах газовой отрасли и вообще экономики — расчеты выдерживали все перечисленные испытания.

 

И хотя принципы обоснования транзитной ставки, заложенные в документах Энергетической Хартии, и не предполагают сравнения с транзитными ставками других операторов в Европе, для уверенности мы это сравнение провели. Не желая утомлять читателя сложными деталями сопоставления различных систем тарификации, можем лишь засвидетельствовать, что профессиональный анализ ст * в Европе лишь подтверждает вышеуказанные расчеты.

 

Но возникает логичный вопрос — если руководство НАК «Нафтогаз України» знает, что обоснованная транзитная ставка в 2008 году должна составлять 9,32 долл. за 1000 кубометров на 100 км, то почему оно подписывает договор с «Газпромом» со ставкой 1,7 долл., значит в пять раз меньше?
стоимость транзитного вопроса — 9,5 млрд. долларов

 

Транзит российского природного газа по территории Украины составляет примерно 115 млрд. кубометров при среднем расстоянии транзита 1090 км. Умножив эти цифры на ставку 1,7 долл. за 1000 кубометров на 100 км, получим доход от транзита газа в сумме 2,13 млрд. долл. А если умножим на ставку 9,32 доллара за 1000 кубометров на 100 км, то получим доход от транзита газа в сумме 11,68 миллиарда долларов.

 

Разница составляет более 9,5 млрд. долл. Фактически это потери Украины от занижения транзитной ставки.

 

Только это вовсе не означает, что эти цифры и расчеты не были известны участникам последних знаковых переговоров с «Газпро­мом», в результате которых стоимость на газ для Украины увеличена со 130 до почти 180 долл., а транзитная ставка возросла аж на одну десятую — с 1,6 до 1,7 долл.

 

Объяснили традиционно: если мы, т.е. Украина (НАК «Нафтогаз України» и ДП «Укртрансгаз»), поднимем транзитную ставку для «Газпрома» и его сателлитов, то «Газпром» тоже увеличит транзитную ставку на среднеазиатский газ для Украины.

 

Но когда же мы наконец-то назовем вещи своими именами?! все - таки Украина покупает газ на украинско-российской границе. Не у Туркменистана, Узбекистана или Казахстана, а у посредника «РосУкрЭнерго». Никаких прямых контрактов на закупку центральноазиатского газа у нас нет и в ближайшем будущем не предвидится. Потому что «Газпром» заключил долгосрочный контракт с Туркменистаном на закупку всего добываемого и того, что будет добываться там, природного газа в течение фактически 30 лет.

 

Как выяснило «ЗН», расчеты экономически обоснованной транзитной ставки со всеми деталями и пояснениями были официально направлены менеджменту НАК «Нафтогаз України» перед подписанием в конце 2007 года нового соглашения с «Газпромом» о цене газа и о транзитной ставке...

 

Честно говоря, мы пытались найти расчеты утвержденной транзитной ставки. Но как ни старались — не обнаружили даже следов обоснования цифры в 1, Может, она просто красивая? Воронин же эстет…

 

Кстати, если кто-то будет пугать нас Европой (мол, Брюссель не допустит повышения транзитной ставки, поскольку Европа в этом случае будет вынуждена больше платить за российский газ), то пусть он сразу ссылается на существующие долгосрочные контракты с европейскими покупателями российского газа: Украина в них не фигурирует. Ну а моральную сторону вопроса лучше даже не трогать — маловероятно, что небедная Европа будет отказывать бедной Украине в праве просто покрывать свои затраты на транзит, рассчитанные по европейским принципам.
Дешевый импортный газ?

 

В свою очередь, вышесказанное также означает, что если Украина перейдет на «мировые» (в понимании «Газпрома») цены на газ, то стоимость импортного газа, рассчитанная по принципу «средняя стоимость для европейских потребителей на западной границе Украины минус транспорт по Украине» в 2008 году составит 250 долл. за 1000 кубометров. «Газпром» прогнозирует цену для европейских потребителей на западной границе Украины в размере 350 долл.; расходы на транспорт рассчитаны исходя из ставки 9,32 долл. и среднего расстояния транзита в 1090 км. значит от цены для европейцев в 350 долл. отнимем 100 долл. за транзит — вот и получим 250.

 

Проще говоря, Украине невыгодно (!) покупать газ по нынешним так называемым заниженным ценам. Потому что при рыночной цене на газ в 250 долл. (как следует из логики «Газпро­ма») и рыночной же ставке в 9,32 долл. Украина была бы так же с большой прибылью от транзита.

 

А так выходит, что при максимальном объеме импорта в размере 55 млрд. кубометров Украина «экономит» около 4 млрд. долл., покупая газ по цене 179,5 долл. за 1000 кубометров, как это определено в вышеуказанном контракте м. НАК «Нафтогаз України» и ОАО «Газпром» на 2008 год. Отняв эту «экономию» в сумме 4 млрд. долл. от «потерь в транзите» в сумме 9,5 млрд. долл., увидим, что «чистые потери» для Украины только в следующем году составят 5,5 млрд. долл. А этих денег хватило бы и на поддержание ГТС в нормальном состоянии, и на погашение займов.

 

Неизбежно возникает целый ряд вопросов, среди которых самым безобидным является следу­ющий: «Кто кого, в конце концов, субсидирует, и что и кому удешевляет «РосУкрЭнерго»?

 

При всем при этом остается открытым вопрос об общей целесообразности субсидирования потребления газа отдельными отраслями промышленности. Фактически вышеуказанные 4 млрд. долл., на которые снижается стоимость газа для «потребителей импортного газа», это — недополученные доходы бюджета. Судя по темпам роста рыночной стоимости одних из основных потребителей импортного газа — металлургических предприятий, их собственникам живется немного лучше, чем украинским пенсионерам или тому же «Нафтогазу України».
Что делать?

 

Мы не случайно уделили столько внимания анализу транзитной ставки и стоимости импортного газа — именно эти два параметра имеют наибольшее влияние на финансовое состояние «Нафтогазу», и забывать о них, говоря о дефолте и возможном банкротстве «Нафтогазу», — страусиная политика.

 

Дефолт «Нафтогазу» — серьезная проблема, и ответственным за нее должно быть весьма стыдно. От укоризненного взора общественности они могут спрятаться разве что в ресторане «Мандарина», стройке века на Оболони, эмиратском офисе «Петрогаза» или в президентском номере эмиратского же отеля «Парус»...

 

Банкротство «Нафтогазу» — это нависшая угроза коллапса финансовой системы Украины и независимости в целом.

 

Предоставление государст­венной гарантии по кредитам «Нафтогазу», как пообещала Юлия Тимошенко, хотя и решает проблемы иностранных кредиторов, но будет возложен на бюджет страны, и так уже утяжеленный всяческими «хлебными» обещаниями.

 

Решение проблем «Нафтогазу» в корне возможно и лежит в переходе на новые принципы ценообразования, что означает, чего греха таить, значительное повышение цен.

 

Только хочется верить, что новое правительство и руководство «Нафтогазу» не будет решать проблемы «богатых» за счет «бедных».

 

все - таки будет как-то неловко отказываться от 9,5 млрд. долл. абсолютно законных доходов от транзита, субсидировать на миллиарды долларов собственников украинских заводов, газет и пароходов, а возникшие из-за этого финансовые проблемы «Нафтогазу» и рынка газа в целом решать за счет повышение цен для населения Украины или дотаций из бюджета.

 

Источник: http://www.zn.ua

 



Энергоаудит промышленных предпри. Новая страница 2. Утомленные нефтью. Новая страница 1.

На главную  Энергоэффективность 





0.014
 
Яндекс.Метрика