Промышленная резка бетона: rezkabetona.su
На главную  Твердое топливо 

Возобновляемая энергетика как ле

Владимир Костерин

 

Украина сейчас находится перед выбором: какой быть ее энергетике? Следует понимать, что энергетика — не только базис реальной политической независимости на данный момент, но и предпосылка устойчивого развития страны завтра, залог создания современной и сильной постиндустриальной экономики.

 

События последних месяцев так же раз ясно дали понять, что делать ставку на нефть и газ исходя из долгосрочных отношений со странами-партнерами Украина просто не имеет возможности. Это ее ахиллесова пята. Ориентироваться на ядерную энергетику, пока не решены вопросы, связанные с безопасностью атомных станций и созданием долговременных хранилищ ядерных отходов, также не имеет смысла. К тому же, покупая ядерное топливо и оборудование для атомных станций, мы, как и в случае с нефтью и газом, поддерживаем чужую экономику и ставим под удар собственные позиции. Избыток электрической энергии, который образуется в цикле работы АЭС, также выходит Украине боком: это не только нерешенная проблема захоронения ядерных отходов, но и актуальные риски, возникающие из-за низкой маневренности атомных турбин.

 

К тому же, как известно, природные энергетические ресурсы закончатся в течение нескольких ближайших десятилетий, и это — предмет серьезных дискуссий во всем мире.

 

Если объективно оценивать ситуацию, то на на данный моментшний день у нас есть только две возможности выхода из затяжного энергетического кризиса и построения собственной энергосистемы. Обе предполагают использование и развитие национальных ресурсов — это угольная промышленность и возобновляемая энергетика (ВЭ) плюс энергосбережение и повышение энергоэффективности.

 

С углем не все так просто. Хотя этого ресурса в стране хватает, но он не слишком высокого качества, и даже современные угольные технологии позволяют снять только часть проблем. Причем их внедрение повлечет за собой огромные дополнительные затраты на новое оборудование, новые теплосети, повышение КПД котлов и т.д. Это огромный пласт проблем, которые можно решить только на государственном уровне.

 

Между тем ВЭ (под которой в мире понимают ветро-, гидро-, био-, геотермо- и гелиоэнергетические отрасли, основанные на возобновляемых ресурсах Земли) может развиваться на всех уровнях — от автономного энергообеспечения отдельных хозяйств до использования в промышленном и общенациональном масштабах.

 

Возобновляемая энергетика является на данный момент одним из стержней мирового энергетического развития — именно в силу того, что это экологически чистая энергетика, которая дает безопасную энергию и использует неисчерпаемые ресурсы, существующие практически в каждой точке Украины и всей планеты.
Энергия будущего

 

Развивать возобновляемые источники энергии (ВИЭ) на Западе было решено после нефтяного кризиса 1973 года, который наглядно продемонстрировал угрозы и вызовы хрупкого «нефтяного мира» семидесятых. начался активный интенсивный поиск новых ориентиров, интенсивный поиск ресурсов, которые не столь сильно подвержены спекуляции и политическим играм. ВИЭ-технологии находились практически на нулевом уровне, и рассчитать потенциал возобновляемой энергетики было чрезвычайно трудно. но ставка была сделана. Время показало, что аналитики не ошиблись. Рост инвестиций в возобновляемую энергетику, как отмечает Международное энергетическое агентство, увеличивается с каждым годом, составляя уже четверть всех мировых инвестиций в энергетический сектор. В 2003 году в возобновляемую энергетику было инвестировано 22 млрд. долл., в 2005-м — уже 3 Для сравнения: общий объем инвестиций в электроэнергетический сектор составляет приблизительно 120—160 млрд. долл. в год. на данный момент в возобновляемую энергетику инвестируют не только нефтяные гиганты, наподобие British Petroleum и Shell, но и компании, не имеющие прямого отношения к энергетической сфере, например Toshiba, General Electric, Mitsubishi. Фактически, это признание ВЭ как инвестиционно выгодной и перспективной отрасли. И это легко понять: в последние три года ежегодные темпы роста производства оборудования для ветровой и солнечной энергетики составляют 30%, как общемировая экономика в целом растет на 4% в год.

 

В 2003 году инвестиции в ВЭ распределились следующим образом: 38% — ветроэнергетика; 21% — горячее водоснабжение за счет энергии Солнца; 24% — фотоэлектрика; оставшиеся 17% — малые ГЭС, биомасса и геотермальная энергетика. Около 40% мощностей ВЭ находится в развивающихся странах.

 

В июньском отчете Европейского совета по ВЭ говорится: «К 2040 году возобновляемые источники энергии смогут обеспечить 50% мирового потребления первичной энергии». Европейские эксперты высказывают убежденность, что «ВЭ будет доминировать над другими мировыми системами энергоснабжения, так как этому просто нет альтернативы. Вопрос только один: насколько быстро произойдет переход к энергетической системе, функционирующей за счет возобновляемой энергетики и свободной от выбросов СО2».

 

Этот вопрос тем более правомерен, что только высокий уровень развития возобновляемой энергетики может гарантировать построение мировой энергетической системы, которая решит проблему выбросов парниковых газов и, как следствие, упредит разрушительные последствия глобального потепления.
Скрытая сила

 

Вспомним, что мировой нефтяной кризис разразился , когда стоимость на нефть перешагнула отметку 100 долл. за баррель. Даже с учетом инфляции доллара на данный моментшние 60 с лишним долларов, взлетевшие до этой отметки с 35 за какие-то пару лет, тоже внушают весьма многозначительные опасения и порождают неутешительные прогнозы. Добавим к этому нашу собственную — газовую — «инфляцию» доллара, и мы будем вынуждены признать, что Украина должна совершить прорыв в том же направлении, что и ведущие западные страны.

 

Сделать ставку на развитие ВЭ Украине тем проще, что первый этап уже пройден. У нас, в отличие от других государств бывшего СССР, руководство декларативно стимулирует развитие ВЭ. Каковы же плюсы и минусы государственной позиции?

 

Первым был Закон «О ветроэнергетике» (1994 год), за ним последовала государственная Комплексная программа строительства ветроэлектростанций в Украине в рамках конверсии военно-промышленного комплекса (ВПК) — под лозунгом «чистая энергия вместо пушек». на данный момент в производстве ветроагрегатов участвуют 23 завода бывшего ВПК. В середине 2003 года в Украине появились первые 600-киловаттные ветроагрегаты бельгийской фирмы «Турбовиндс», их также начинают изготавливать на отечественных предприятиях. на данный момент в арсенале страны уже более 75 МВт общей ветровой мощности (что соответствует электрообеспечению около 30 тыс. квартир). Но все это не делает ветроэнергетику передовым сектором, поскольку ситуация требует гораздо больших мощностей и гораздо более серьезного финансирования.

 

В 2003 году был принят Закон «Об альтернативных источниках энергии», разработанный Госкомитетом Украины по энергосбережению «во исполнение задач Программы нетрадиционных и возобновляемых источников энергии (1997 год)». Финансировать же развитие ВИЭ предполагалось «за счет средств, заложенных в оптовых тарифах на электрическую и тепловую энергию, средств государственного и местных бюджетов, добровольных взносов и других средств, не запрещенных законодательством Украины».

 

Проблема заключается в том, что все финансовые стимулы и механизмы поддержки производителей и потребителей возобновляемой энергии были ветированы президентом Украины Леонидом Кучмой на стадии проекта в 2001 и 2002 годах. следует резюмировать, что закон, который и так шел достаточно трудно, — от подачи первого варианта в октябре 2000 года до принятия в феврале 2003-го, — дошел до «потребителя» выхолощенным, безо всяких механизмов стимулирования и поддержки развития ВИЭ. О причинах догадаться нетрудно. А вопрос фактически стоял так: какую энергетику должно развивать государство (в том числе с помощью вложений и преференций) в качестве альтернативного источника энергии: возобновляемую или атомную? Обсуждение возможностей нефтегазового и атомного лобби выходит за рамки этой статьи…

 

В конце прошлого года правительству страны был представлен окончательный вариант стратегии развития ВИЭ в Украине, который базировался на проекте «Энергетической стратегии Украины до 2030 года и на дальнейшую перспективу». По базовому сценарию стратегии, до 2010 года объем инвестиций должен составить 11 млрд. грн., с 2011-го по 2020 год — 31,1 млрд. грн. и в 2021—2030 годах — 40,6 млрд. грн. Доля ВЭ в общем топливно-энергетическом балансе страны должна возрасти приблизительно до 4% на уровне 2010 года и до 10% на уровне 2030-го.

 

Между тем ведущие специалисты институтов возобновляемой энергетики и технической теплофизики НАН Украины убеждены, что эти цифры крайне занижены по сравнению с тем потенциалом, которым располагает Украина.

 

Некоторую надежду внушает позиция, обнародованная на этой неделе и.о. премьера Юрием Ехануровым. Он привел в пример завод «Ивано-Франковскцемент», который благодаря переходу на альтернативные источники топлива — уголь, опилки и торф в 10 раз сократил потребление газа.

 

Энергетика биомассы считается одним из наиболее перспективных векторов ВЭ. Это понятие включает в себя производство электрической и тепловой энергии (а также жидкого и газообразного топлива) из углеродсодержащих органических веществ растительного и животного происхождения (отходы древесины, торф, солома, растительные остатки сельского хозяйства, органическая часть твердых бытовых отходов и т. п.). У нас эта отрасль находится на начальном этапе. м. тем согласно программе развития ВИЭ в странах ЕС, до 2010 года доля биомассы в общем вкладе ВИЭ должна составить 74%, что будет равняться 9% общего потребления первичных энергоносителей.

 

Производство тепла из биомассы может быть налажено, к примеру, из отходов древесины или же из такого универсального украинского энергоносителя, как солома. По информации НТЦ «Биомасса», начиная с 1999 года, в Украине с помощью Минэкономики Нидерландов была создана установка по сжиганию древесины. На заводе по производству фанеры «ОДЕК Украина» (село Оржив Ровенской области) был установлен 5-мегаваттный котел для сжигания древесных отходов. После запуска в эксплуатацию в 2000 году он полностью заменил газовые котлы для получения технологического пара. К тому же была решена проблема, как и куда вывозить древесные отходы (22 тонны ежедневно). Если взять в расчет цену в 95 долл. за 1 тыс. кубометров, то полученная на на данный моментшний день экономия составляет 585 долл. в сутки (поскольку стоимость древесных отходов как топлива практически равна нулю).

 

Активно начала развиваться солнечная энергетика, — гелио- и фотоэнергетика. По большому счету, солнечный потенциал для производства электричества составляет порядка 2 млрд. кВт . ч в год, для тепла — около 26 млрд. кВт . ч в год. В южных областях становятся все более популярными солнечные коллекторы для горячего водоснабжения.

 

Украина имеет большие возможности для организации производства фотобатарей, поскольку в советское время здесь были сосредоточены их основные производители — завод чистых металлов в Светловодске и титановомагниевый комбинат в Запорожье, работавшие «на космос». на данный момент интересы фотоэлектрической промышленности включают и решение социально-бытовых задач — энергообеспечение домов, системы охраны, резервного и бесперебойного питания объектов, расположенных на значительном расстоянии от линий электропередачи. На киевском заводе «Квазар» освоено промышленное производство фотобатарей общим объемом 2 МВт в год, а фотоэлектрических мультикремниевых пластин только в 2005 году было произведено 120 МВт (производственная база уже на данный момент позволяет выйти на уровень 500 МВт в год). Неразвитость рынка и спроса на фотоэлектрическую продукцию пока приводит к тому, что около 98% сырья и полностью готовых продуктов на данный момент импортируются в Европу.
Политическая энергонезависимость

 

В действительности Украина имеет огромный потенциал практически всех видов возобновляемых источников энергии. При желании в ближайшие десятилетия можно решить вопросы электро- и теплоснабжения страны только за счет энергии солнца, ветра, биоэнергетических отходов, тепла земли и гидроэнергетических ресурсов, и за счет внедрения мер по энергосбережению и энергоэффективности.

 

Для воплощения намерений правительства по сокращению потребления природного газа уже на данный момент можно было бы использовать быстроокупаемое оборудование и технологии возобновляемой энергетики для замещения той части газа, которую мы покупаем у «РосУкрЭнерго» по 95 долл. (или по 230 долл. у «Газпрома») за 1000 кубометров. Согласно подсчетам специалистов Агентства по возобновляемой энергетике, при государственной поддержке только за счет развития потенциала биоэнергетики в течение ближайших 5—7 лет, можно заменить 5 млрд. кубометров газа в год. Если же развивать и поддерживать все виды возобновляемой энергетики, то становится реальностью замена до 20,8 млрд. кубометров природного газа ежегодно. А примерно столько мы и закупали ежегодно у России.

 

Сейчас вопрос только в наличии политической воли. Для реализации этого потенциала необходимо принять представленный так же в апреле прошлого года вариант стратегии развития ВИЭ в Украине (разработанный Национальной академией наук и согласованный с МинтопэнергоУкраины). Собственно говоря, сейчас Минэкономики поручено разработать механизм правительственной политики. но многое зависит и от парламента. Для реализации замыслов правительства необходимо разработать и принять программу, включающую механизмы внедрения ВИЭ во все сферы украинской экономики. Подобные разработки есть у Института законодательства им. Ярослава Мудрого. Сюда входят специальные тарифы, предоставление налоговых льгот и беспроцентных кредитов, а если необходимо, то и прямое финансирование государства. весьма важным является запуск рыночных механизмов, таких, как, например, создание топливной биржи и др. У людей должен появиться выбор, какое топливо покупать: газ или солому, которая в пять раз дешевле газа. в сферу возобновляемой энергетики пойдет мелкий и средний бизнес, удастся сломать стереотип, что энергетический бизнес открыт только для крупнейших финансовых структур, связанных с транснациональными корпорациями и властью.

 

А для этого нужно, чтобы в парламенте и Кабмине этими вопросами занимались специальные ведомства по проблемам устойчивого развития Украины, причем рассматривали их в комплексе: возобновляемая энергетика, экологическая безопасность (в том числе экологический аудит), и развитие технологий по энергосбережению и энергоэффективности.

 

Страны Евросоюза намерены миновать планку в 12% в общем энергопотреблении за счет ВИЭ в 2010 году (это продиктовано не только необходимостью развития этого сектора, но и требованиями Киотского протокола) и 20% — в 2020-м. Очевидно, Украина также должна ставить перед собой более смелые цели, нежели 10% к 2030 году. В этом вопросе мы должны и можем обогнать Европу.

 

Источник: http://www.zerkalo-nedeli.com

 



Системы теплоснабжения с примене. Энергосбережение. Возродить энергосектор можно без. Производители альтернативной эне.

На главную  Твердое топливо 





0.0113
 
Яндекс.Метрика