Промышленная резка бетона: rezkabetona.su
На главную  Твердое топливо 

Лучшая энергия - экономия

Александер Юнг

 

Угроза изменения климата и постепенное уменьшение запасов нефти и газа требуют срочного изменения отношения к потреблению энергии. Для начала есть простое решение — экономить ресурсы за счет более эффективного использования энергии. К сожалению, это делают пока лишь немногие.*

 

Лучшая энергия — экономия

 

Угроза изменения климата и постепенное уменьшение запасов нефти и газа требуют срочного изменения отношения к потреблению энергии. Для начала есть простое решение — экономить ресурсы за счет более эффективного использования энергии. К сожалению, это делают пока лишь немногие.*

 

В Германии считают, что стимулом для экономичности будет введение для всех зданий, за исключением собственных жилых домов, энергетического паспорта, учитывающего потребление энергии. Этот документ будет обходиться владельцу недорого, но об энергетической эфф. здания он сообщит не больше, чем годовой счет за топливо. А сумма в счете зависит от потребительских привычек последнего пользователя.

 

«Информативность [такого паспорта] практически нулевая», — возмущается эксперт Общества охраны природы и окружающей среды Торбен Беккер. Тем не менее эксперты по недвижимости ожидают, что энергетический паспорт изменит их бизнес, поскольку информация об энергосбережении, скорее всего, повлияет на рыночную стоимость домов и квартир, и на размер арендной платы, которую может потребовать собственник.

 

Чем более благоприятную «зеленую» оценку получает объект, тем выше его шансы получить более высокую арендную плату за съем без стоимости отопления. Самый упрямый владелец должен понять, что снижение теплопотерь не только приносит расходы, но в конечном счете окупается.

 

Так может возрасти готовность делать вложения в энергоэффективность, тем более что государство выделяет значительные средства. До 2009 года банк KfW готов предоставить на поддержку модернизации жилья около 5,6 млрд. евро, что в четыре раза больше, чем в предыдущие годы. Этот государственный банк выдает не только ссуды на сумму до 50 тыс. евро в расчете на одну квартиру под льготную процентную ставку, но и безвозвратные дотации в размере до 8750 евро. Эта активная политика, по сути, мини-программа оживления конъюнктуры. Она приносит дополнительные заказы прежде всего местному бизнесу: архитекторам, столярам, сантехникам. «Каждый миллиард евро, вложенный в энергетическую модернизацию жилого фонда, создает или сохраняет 25 тыс. рабочих мест строительным фирмам и их субподрядчикам», — утверждается в последнем экологическом отчете федерального правительства.

 

Однако непреднамеренное отапливание улиц — не единственное расточительство, которое позволяют себе жильцы. Пользуясь электроприборами, они тоже расходуют гораздо больше энергии, чем нужно, — и на холодильники и морозильные камеры, и на электроплиты, компьютеры и светильники. Любое домашнее хозяйство может без особых усилий сократить потребление электроэнергии на треть.

 

Начать можно с приобретения удлинителей с несколькими розетками, отключаемых нажатием одной кнопки. Это позволяет отрубать питание и таких приборов, у которых даже нет выключателя. Привычка оставлять приборы в режиме ожидания обходится обычной семье более чем в 90 евро в год.

 

Один лишь компьютер вместе с монитором и принтером «тянут» на 24 евро. Отказ потребителей от этого, в сущности, ненужного холостого режима позволил бы «отключить» две крупные электростанции.

 

Часто недооценивают, сколько энергии забирают циркуляционные насосы, установленные в системе отопления. Новые модели, регулирующие температуру воды и время циркуляции, срабатывают моментально и намного снижают затраты. Если заменить все насосы в коттеджах на одну или две семьи, теоретически можно было бы «отключить» так же одну электростанцию. Проблема состоит в том, что 60% жителей не догадываются, что их система отопления, работающая на газе или мазуте, вообще-то потребляет электричество.

 

Особенно впечатляет экономия, которую можно получить при освещении жилья. Традиционные лампы накаливания уже более 100 лет работают по примитивному дедовскому способу: вольфрамовая нить раскаляется в вакуумной колбе до свечения.

 

КПД этой технологии до смешного мал: лишь 5% электроэнергии преобразуется в свет, все остальное уходит в тепло. Тем не менее в Европе по-прежнему ежегодно продается 2 млрд. ламп накаливания.

 

Освещение — самая большая статья расходов на электроэнергию в офисных помещениях. Лампы и фонари, освещающие улицы и дороги, тоже поглощают невероятно много энергии. Зачастую это давно устаревшие модели, техника 60-х годов прошлого века. Если бы строительные ведомства Европы сделали ставку на современные источники света, годовая экономия составила бы от 600 млн. до 700 млн. евро.

 

Как выглядят новые технологии, можно увидеть в одной из лабораторий в Ахене. Здесь, в исследовательском подразделении голландского концерна Philips, работают 260 физиков, инженеров и специалистов по информатике. Они изобретают осветительный прибор будущего.

 

Называется он OLED — Organic Light Emitting Diodes. Это тончайшие пластинки из стекла, на которые нанесены слои светоизлучающих полимеров. Их можно встраивать в стены домов и в мебель, они могут менять цвет и потребляют совсем немного энергии.

 

«Появляются новые возможности для использования этих источников света», — с восторгом констатирует руководитель группы разработчиков компании Philips Дитрих Бертрам. Считается, что такие светильники через несколько лет смогут заменить классические неоновые лампы.

 

Уже традиционные светодиоды отличаются тем, что служат даже дольше, чем энергосберегающие лампы, при этом они прочнее и менее чувствительны к вибрациям. Они мгновенно реагируют на импульсы. Поэтому их все чаще используют в качестве тормозных сигналов в автомобилях.Такие примеры показывают, какие громадные шансы роста заложены в «зеленых технологиях». Федеральное министерство окружающей среды оценивает современный объем мирового рынка энергосберегающей техники в 400 млрд. евро. К 2030 году он увеличится примерно до 1 трлн. евро. И немецкие предприниматели имеют неплохие шансы получить на нем немалую долю.

 

В области возобновляемых энергий, таких как гидравлическая, фотоэлектрическая и ветровая, Германия занимает передовые позиции, в том числе благодаря государственным субвенциям, которые щедро выделялись так же во времена коалиции социал-демократов и «зеленых». Закон о возобновляемых энергиях и программа «Сто тысяч крыш» внесли свой вклад в то, что инновации немецких производителей получили известность в мире.

 

Энергия ветра способна «завоевать мировой рынок», считает Фриц Фаренхольт, глава гамбургской фирмы Repower, производящей ветрогенераторы.

 

Действительно, немецкий hi-tech имеет многообещающие перспективы экспорта. Выступая в бундестаге в ноябре прошлого года, канцлер Меркель констатировала, что уже на данный момент 19% всех экологически чистых технологий родом из Германии. «Безусловно, их может быть и больше», — сказала она.

 

Например, Китай проявляет большой интерес к экологической технике с маркой Made in Germany. Руководство в Пекине в полной мере осознает тот факт, что ему необходимо более эффективно использовать дорогостоящие ресурсы, если оно хочет избежать экологического коллапса. По плану Срединная империя должна ежегодно повышать эффективность использования энергии на 4%. Это весьма амбициозная цель.

 

Здесь могут помочь не только ветряки или солнечные батареи, но и продукция традиционных отраслей, таких как приборы для регулирования технологических циклов, материаловедение и строительство электростанций. Во всех этих сферах немецкая индустрия занимает лидирующие позиции.

 

Инженеры из Германии разрабатывают турбины с более высоким КПД, изобретают автомобильные покрышки с пониженным коэффициентом сопротивления качению и колдуют над материалами с небывалыми изоляционными качествами.

 

Буркхард Швенкер, руководитель консалтинговой компании Roland Berger, считает, что немецкая индустрия протекции окружающей среды постепенно становится своего рода «новым локомотивом экономики». Конъюнктура для производителей складывается, по его словам, превосходно. Швенкер считает, что ежегодно рынок будет расти на 8%, число занятых увеличится в четыре раза: с нынешних 170 тыс. до более 700 тыс. рабочих мест.

 

Итак, техника есть. Но используется она слишком редко. Промышленные предприятия и компании, работающие в сфере услуг, проявляют на удивление мало понимания к такой аналитической статье расходов, как затраты на энергию, хотя в остальном они постоянно занимаются выявлением и сокращением издержек производства.

 

Для Эрнста Ульриха фон Вайцзеккера, который был одним из основателей Вуппертальского института, а на данный момент занимает должность декана одной из школ менеджмента в городе Санта-Барбаре, штат Калифорния, остается загадкой, почему предприятия не занимаются систематическим исследованием неиспользуемых резервов эффективности: «Я не знаю ни одной отрасли, в которой крайне не желательно было бы повысить эффективность использования энергии раза в четыре».

 

Если бы предприятия оснастили все электромоторы современными регуляторами мощности, для экономики в целом высвободились бы три-четыре крупные электростанции. но на практике снабженцы предприятий чаще всего принимают решение в пользу уже привычных, дешевых моделей. Им явно невдомек, что 90% затрат на работающую технику составляет плата за электроэнергию. Другими словами, более высокая стоимость раньше или позже окупается.

 

Именно на этот эффект и рассчитывает компания Freund Drehtechnik GmbH из города Люденшайда. Недавно она инвестировала 12 тыс. евро в освещение своего нового производственного цеха, на 4 тыс. евро больше, чем первоначально планировалось. Это предприятие среднего бизнеса из Зауэрланда установило экономичные люминесцентные лампы со специальными саморегулирующимися рефлекторами, реагирующими на дневной свет. Добавочные расходы должны окупиться за три года.

 

Интерес к эффективному использованию энергии, к сожалению, формируется медленно. Пока большинство руководителей предприятий предпочитают возмущаться высокими ценами на электроэнергию, а не искать на своих фирмах, где можно применить энергосберегающую технику. Хотя есть и бизнесмены, думающие по-новому. И неважно, по какой причине: для улучшения своего имиджа, из убеждения или в целях экономии. Вот несколько примеров.

 

Логистическая компания UPS работает над оптимизацией маршрутов своего транспорта с помощью электронного планирования. Компьютеры сами разрабатывают оптимальные маршруты, позволяющие избегать лишних затрат времени и горючего.

 

Крупнейший в мире торговый концерн Wal-Mart, известный крайней прижимистостью, оснащает свои супермаркеты современной осветительной техникой и солнечными батареями. За счет этого фирма рассчитывает сократить энергопотребление фактически на треть.

 

Немецкий железнодорожный перевозчик Deutsche Bahn обучает своих машинистов экономичной манере езды. Машинисты теперь соревнуются, кто лучше использует инерционный ход. На некоторых участках они проезжают до 70 км, практически не теряя скорости.

 

Другие компании для повышения эфф. и экономичности используют контрактинговую модель. В центральном офисе немецкого филиала концерна Microsoft под Мюнхеном представитель контрактинговой компании выявил потенциал экономичности 100 тыс. евро в год, хотя здание было построено всего 5 лет назад. эта контрактинговая компания — дочернее предприятие энергетического концерна Vattenfall. Значит, эту новую область начинают осваивать и крупные концерны, поставляющие энергию.

 

Вообще, предприятия, генерирующие и продающие энергию, печально знамениты тем, что сами расходуют большую ее часть впустую. Они извлекают из своих электростанций гораздо меньше энергии, чем возможно. Они продолжают эксплуатировать старые электростанции на буром угле, КПД которых едва достигает 30%. Любая другая отрасль с такой эффективностью давно бы обанкротилась.

 

В Германии весь энергетический рынок поделен м. четырьмя гигантами: RWE, E.ON, EnBW и Vattenfall. Именно они диктуют правила торговли в этой отрасли. Они делают ставку на крупные электростанции, потребляющие большое количество воды для охлаждения и передающие электроэнергию по дорогим и весьма ненадежным линиям электропередачи.

 

Небольшие электростанции, расположенные в районах с высокой концентрацией населения и предприятий, работают гораздо эффективней. Обычно это блочные ТЭЦ, работающие на газе. Они находятся поблизости от потребителя — больниц, школ, промышленных предприятий — и могут поставлять одновременно электричество и тепло.

 

Конечно, энергетические концерны не испытывают большого интереса к таким мелким структурам. Хотя как раз сейчас есть уникальный шанс: в ближайшие два десятилетия энергетике придется заменить половину производственных мощностей. Значит, есть прекрасная принцип. возможность переориентироваться на современные газо- и паротурбинные электростанции, преобразующие в электричество 60% используемой энергии. Или на комбинированную выработку тепловой и электрической энергии, когда технологическое тепло используется для отопления. Такие технологии позволяют повысить эффективность до 85% и более.

 

Но пока Германия отстает от мирового развития в этой области. На комбинированных электростанциях производится только 11% электричества. И весьма мало городов покрывают за счет такой технологии существенную часть своих энергопотребностей. В качестве примера можно назвать Фленсбург или Швебиш-Халль. А в Нидерландах таких городов 40%, в Дании — все 50%.

 

Первоначально немецкие энергоснабжающие предприятия ставили перед собой задачу удвоить количество комбинированных электростанций к 2010 году. Но достичь этой цели им вряд ли удастся. Поэтому министр экологии Зигмар Габриель (Социал-демократическая партия) призвал своего коллегу, министра экономики Михаэля Глоса (Христианско-социальный союз), не верить заверениям предпринимателей, а ставить перед ними конкретные задачи.

 

Что до добровольно взятых на себя предприятиями обязательств, то их все приветствуют, но никто их исполнение не форсирует. А в конечном счете все просто тянут время.

 

Об этом свидетельствует хотя бы дискуссия о предельно допустимых нормах токсичности выхлопных газов автомобильного транспорта. В 1998 году автомобилестроительные предприятия пообещали снизить выбросы оксидов углерода к 2008 году в среднем до 140 г/км, что соответствует расходу 5,9 л бензина или 5,3 л дизельного топлива. Но «мерседесам», БМВ, «порше» и Ко. до этого показателя так же весьма далеко. Хотя не так уж это и сложно.

 

В Институте автомобильного транспорта в Ахене ученые работают над созданием модификации модели «фольксваген-гольф» с двигателем TSI мощностью 170 л.с. Их цель — к лету снизить расход горючего с 7,2 до 5 л. И затрат особенных это не требует. Для этого они просто удлинили ряд передаточных ступеней, уменьшили вес, снизили сопротивление воздуха. В общем, ничего сенсационного.

 

Пока им удалось снизить расход горючего до 5,8 л. «Но цель так же не достигнута!» — говорит инженер Маркус Эспиг. Государство должно поощрять такое честолюбие. Но как?

 

То, что энергетические предприятия не выполнили добровольно взятых на себя обязательств, ставит на повестку дня вопрос: какая стратегия ведет к повышению эфф. использования энергии? Достаточно ли только финансовых стимулов, например публичного обещания выделить средства на многомиллиардные программы энергосбережения в зданиях? Или действовать методами законодательного принуждения, используя юридические нормы?

 

Государство могло бы делать гораздо больше, считает Беккер, представитель экологического союза БУНД. Скажем, непонятно, почему на холодильной технике обязательно должна быть наклейка с указанием расхода энергии, а на электроплитах или бойлерах для горячей воды — нет. Или почему государство не требует от поставщиков энергии, чтобы они оборудовали электростанции техникой для одновременного производства тепловой и электрической энергии. «Нам нужны четкие законодательные нормы», — требует Беккер.

 

Во множественных странах правительства подходят к этому вопросу гораздо более решительно.

 

Например, Япония объявила программу Top Runner — лидер. Самый экономичный электроприбор в своем классе товаров объявляется стандартом на срок от 3 до 12 лет, и все конкуренты должны равняться на него. Если до истечения этого срока им не удастся достичь аналогичных показателей, их объявляют «энерготранжирами», а продажу таких товаров могут запретить.

 

Нидерланды для решения данной проблемы используют метод пряника: они дают премии потребителям, покупающим экономичные и энергосберегающие товары. За покупку каждого квадратного метра теплозащитной облицовки покупатель получает 20—30 евро, при приобретении экономичной стиральной машины — дотацию в 100 евро.

 

Дания в 1998 году создала что-то вроде фонда экономичности электроэнергии. Каждый потребитель платит дополнительный налог в размере 0,08 цента за один киловатт-час. Из этих средств датчане финансируют свои энергосберегающие проекты, например кампанию по переводу зданий с электроотопления на центральное отопление от ТЭЦ.

 

Есть подобный фонд и в Великобритании. Он называется Energy Saving Trust.

 

Институт в Вуппертале однажды подсчитал, как можно было бы создать такой фонд в Германии. При наценке 0,06 цента на каждый киловатт-час при потреблении нефти или газа и 0,09 цента на каждый киловатт-час электроэнергии ежегодно можно собирать до 1,5 млрд. евро. Накопленный капитал можно было бы применить для финансирования программ энергосбережения. В результате к 2015 году потребители экономили бы ежегодно около 12% энергии, или 9 млрд. евро.

 

Главный «энергосберегатель» Германии — глава энергетического агентства Dena Колер — выступает за другой путь. Согласно его философии, потребитель должен сам осознать, что ему выгодно расходовать энергию эффективно.

 

Думать об этом нужно даже при покупке нового холодильника. Продавцы в магазинах электротоваров должны целенаправленно консультировать своих клиентов. А энергетическое агентство снабдило торговую сеть специальной литературой. С помощью вращающейся таблицы там могут подсчитать, сколько евро клиент будет экономить в год, если возьмет более экономичный прибор.

 

Колер уверен: «В этом и заключается главное послание».

 

Источник: http://www.profile.ru

 



Когда иссякнут нефть и газ. Киотский протокол. Развитие Internet.

На главную  Твердое топливо 





0.0134
 
Яндекс.Метрика