Промышленная резка бетона: rezkabetona.su
На главную  Твердое топливо 

Даем калории

Параллели

 

Осознав свое место на мировом рынке энергоносителей, Россия не могла не выдвинуть идеи, так или иначе связанной с проблемами глобальной энергетики. Примечательно, что президент России неоднократно обращался к теме мировой энергетической безопасности, но с меньшей активностью он дает развернутые ответы на вопросы, касающиеся энергетической стратегии внутри страны. Конечно, можно сослаться на официальные и неофициальные выступления главы Минпромэнерго Виктора Христенко, но это не отменяет того факта, что энергетические проблемы страны находятся под сильным, если не определяющим, влиянием внешних факторов.

 

По словам президента, энергетика во многом определяет социально-экономическое развитие государств, «от ее состояния, уровня фактически зависит благосостояние миллионов и миллионов людей». Называя в качестве крайне важных задач для мирового сообщества такие проблемы, как повышение энергоэффективности и энергосбережения, развитие альтернативной энергетики, борьба с так называемой энергетической бедностью развивающихся стран, президент, по сути, перечисляет энергетические проблемы собственной страны.

 

Высказываясь за развитие конструктивного диалога м. основными производителями и потребителями энергоресурсов, руководитель страны призвал способствовать выработке согласованных коллективных мер, направленных на стабилизацию рынка, особенно в кризисных ситуациях. Именно эта проблема является ключевой на постсоветском пространстве, и крайне не желательно сказать, что Россия так уж далеко продвинулась в ее решении, особенно в формировании полноценных рыночных механизмов и создании условий для их бесперебойной работы. Вынося такие задачи на обсуждение международных форумов, руководство страны могло бы больше внимания уделять отработке этих механизмов на малом (или ближнем) «полигоне». И, предлагая обсудить стабильные и прозрачные правила работы в секторе глобальной энергетики, попытаться ввести эти правила у себя дома.

 

Россия, по официальным данным, занимает на данный момент первое место в мире по экспорту газа и второе – по нефти и нефтепродуктам. Заявка страны на лидерство в мировой энергетике требует не только наращивания объемов производства и экспорта энергоресурсов, но и современной инфраструктуры, новых технологий. Чтобы стать инициатором и «законодателем мод» в энергетических инновациях, нужны не только амбиции, теоретические знания, но и серьезная практика, осуществляемая в рамках адекватной энергетической стратегии страны.
Дело мировой важности

 

Мировое энергопотребление, по мнению экспертов, может возрасти в ближайшие 15 лет на треть. При этом спрос на нефть к 2025 г. увеличится на 42%, газа – на 60%. Становясь ключевым игроком глобальной экономики и политики, Россия, по осторожному выражению министра промышленности и энергетики РФ Виктора Христенко, «может понимать» проблему энергетической безопасности «и как свою собственную, внутригосударственную, и как общую проблему надежного обеспечения стран и населения планеты энергоресурсами». Таким образом, на официальном уровне признана тесная связь, едва ли не идентичность задач, стоящих перед Россией как внутри страны, так и на международной арене.

 

Предлагая для обсуждения темы энергобезопасности и энергоэффективности и для стран «восьмерки», и для стран Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР), Россия в качестве стратегического направления собственной энергетической политики рассматривает Восток. Поскольку на внешнем контуре она имеет таких лидеров мировой экономики, как Япония и Корея, и такие страны, как Китай и Индия, с их огромными рынками и потенциалами развития, и государства Юго-Восточной Азии. Интерес к рынкам АТР, в том числе и к энергетическому рынку, вызван в первую очередь небывалым динамизмом их развития. Спрос на энергоресурсы в странах Азии, по данным Международного энергетического агентства, растет быстрее, чем во всех других странах мира. Так, например, рост потребления нефти превосходит западные страны на 3–4% ежегодно, а потребление газа – на 4–6%. Россия как поставщик энергоносителей не может игнорировать этот факт и, естественно, отдает приоритет странам АТР. Увеличение доли стран Азии в российском экспорте нефти прогнозируется к 2020 г. до 30% (в настоящее время на их долю приходится 3%), природного газа – до 25% (вместо на данный моментшних 5%).
Два в одном

 

Делая акцент в своей энергетической стратегии на восточном направлении, руководство страны стремится решить не только задачу обеспечения стабильного спроса на энергоносители, но и проблему освоения газовых ресурсов Восточной Сибири и Дальнего Востока. Здесь есть так же одна амбициозная задача – «рождение новой нефтегазовой провинции». Программа освоения Восточной Сибири и Дальнего Востока, включая сахалинские проекты, и проект Восточного нефтепровода, который свяжет Сибирь с тихоокеанским побережьем, предусматривает создание единой системы добычи, транспортировки газа и газоснабжения с учетом экспорта газа на рынки Китая и других стран АТР. Разведанные запасы, и прогнозируемый прирост, по информации главы Минтопэнерго, обеспечат к 2030 г. добычу газа по восточным регионам в объеме до 150 млрд куб. м газа в год.

 

Большие надежды возлагаются и на разработку шельфа в рамках сахалинских проектов. Минпромэнерго полагает, что это позволит создать новый центр добычи нефти и газа, развивающийся на новых технологиях. С этим районом, в частности, связаны планы по освоению технологий производства сжиженного природного газа (СПГ). Построенный в рамках проекта «Сахалин-2» завод по производству СПГ Виктор Христенко аттестует не иначе, как «прорыв для отечественной нефтегазовой отрасли».

 

Правда, оптимизм руководства страны не торопятся разделить экологи, в том числе и международные, протестующие против прокладки трубопроводной системы «Восточная Сибирь – Тихий океан» в сейсмически неспокойном районе и в непосредственной близости от озера Байкал. Понимая необходимость освоения новых рынков российского газа, экологические организации России ниразу не выступали против диверсификации экспорта нефти на Восток. Их, как и международных экологов, тревожит, по словам директора по природоохранной политике Всемирного фонда дикой природы Евгения Шварца, явная недостаточность мер безопасности, предпринимаемых для обеспечения транспортировки 80 млн т сырой нефти.
Атомные планы

 

многозначительные успехи России в развитии энергетического сотрудничества с другими странами впечатляют. И не только масштабами растущих пост * энергоресурсов, но и совместными проектами по развитию инфраструктуры. Это и проект «Голубой поток» с перспективами его развития, и Северо-Европейский газопровод, и планы по поставкам сжиженного российского газа. но нефтегазовые запасы российских недр не бесконечны. На заседании Совета безопасности, состоявшемся в декабре минувшего года, президент в числе прочих вопросов обратил внимание на весьма актуальную задачу развития атомной энергетики.

 

В пакете предложений, которые Россия намерена подготовить к июльской встрече стран «восьмерки», будет, без сомнений, присутствовать и инициатива Владимира Путина по мирному использованию атомной энергии, которую он выдвинул 25 января в Санкт-Петербурге во время саммита ЕврАзЭС. Президент предложил создать систему международных центров по предоставлению услуг ядерного топливного цикла, включая обогащение, под контролем МАГАТЭ, на основе недискриминационного доступа. При этом Путин подчеркнул, что Россия готова создать на своей территории такой международный центр.

 

Глава Росатома Сергей Кириенко уверен, что данная инициатива «на порядок глубже и системнее» и выводит проблему обогащения урана на глобальный уровень, «за проблему отношений только с Ираном». Решение вопроса связано с развитием собственных мощностей в атомной энергетике, и с восстановлением сотрудничества в этой области со странами СНГ. Глава государства уже напоминал о разработке конкретных планов расширения сотрудничества предприятий атомных отраслей Казахстана и России. Недавнее присоединение к ЕврАзЭС Узбекистана увеличивает шансы построения надежной ядерно-топливной составляющей энергической базы на постсоветском пространстве. В этом президент видит «прообраз такой глобальной инфраструктуры, которая позволит обеспечить равный доступ всех заинтересованных сторон к атомной энергии», не забывая подчеркнуть: «при надежном соблюдении требований режима нераспространения». Для этого, по мнению главы Росатома, предстоит собрать воедино разрушенный комплекс бывшего Министерства среднего машиностроения, который существовал в СССР.

 

Озвучивая планы России по атомной энергетике на международной конференции по энергетической безопасности, Сергей Кириенко сообщил, что к 2030 г. в нашей стране должно быть создано не менее 40 гигаватт атомных энергомощностей. Планы достаточно скромные по сравнению с Китаем (в течение ближайших 20 лет предполагается создать 100 гигаватт атомных энергомощностей) и вполне респектабельные по сравнению с Индией (20 гигаватт) и Украиной (15 гигаватт).

 

Удастся ли осуществить задуманное, сказать трудно. На специальном совещании, посвященном вопросам развития атомной энергетики, которое состоялось 14 марта, президент потребовал увеличить долю атомной энергетики в России до 20 и более процентов от общей генерации. Отметив, что доля выработки электроэнергии на АЭС в 2006 г. составит примерно 16%, президент предупредил: «Если состояние отрасли сохранится в том виде, в каком мы с вами об этом знаем, то через несколько лет доля атомной энергетики в общей генерации страны уменьшится до 13%». Такие перспективы, конечно, никак не сообразуются с амбициозными планами.
Лишь бы не было войны

 

В декабре прошлого года на специальном заседании Совета безопасности, посвященном вопросам энергетики, президент сказал, что наша страна вносит весомый вклад в обеспечение глобальной и региональной энергетической безопасности. У России, по словам Владимира Путина, есть и естественные конкурентные преимущества, и природные, и технологические возможности для занятия более значимых позиций на энергетическом рынке. «Эти позиции мы должны использовать в интересах всего международного сообщества, однако, – сделал оговорку президент, – не в ущерб нашим национальным интересам». Можно лишь пожелать, чтобы такие оговорки стали обязательным рефреном к каждому пассажу о мировой энергетической безопасности.

 

Опасности, которые таятся для России на пути решения глобальных проблем, не новы и, можно сказать, традиционны. Характерная для нашей страны активность на внешнеполитической арене в разные эпохи далеко не сопровождалась основательной внутренней политикой. самым трагическим свидетельством тому стала эпоха царствования Николая I, когда русский император, увлекшись борьбой с революционной эпидемией, охватившей Европу, слишком охотно отзывался на просьбы титулованных коллег из европейского сообщества. За что и получил от них звание «жандарма Европы». Впрочем, беда была не в обидных прозвищах и неблагодарности, а в том, что за всеми этими походами царь проглядел проблемы внутри страны, которые обернулись для России страшным поражением в Крымской войне, а для него личным кризисом, стоившим жизни.

 

Политики, как известно, уроки истории вспоминают время от времени, а нередко и совсем забывают в самый неподходящий момент. Памятуя о таких моментах нашего прошлого, трудно избавиться от мысли: не получилось бы, как , когда мы соглашались на скудное существование во имя мира на планете. Только теперь – мира энергетического.

 

Источник: http://www.politjournal.ru

 



Новая угроза Европе. 25 апреля 2007 г. Россия должна сокращать выбросы. Газогенераторы.

На главную  Твердое топливо 





0.0103
 
Яндекс.Метрика