Промышленная резка бетона: rezkabetona.su
На главную  Твердое топливо 

Шанс для формулировки глобальной

Вопрос энергетической безопасности стал обостряться по политическим причинам в связи с конфликтами на Ближнем Востоке после 11 сентября 2001 года. но на рынке нефти параллельно сложилось скрытое напряжение, которое в условиях подъема 2003-2005 гг. выразилось в ускорении спроса на нефть примерно до 2% в год и исчерпании свободных мощностей по добыче и переработке нефти. Разумеется, тут уже сказался существенный рост спроса Китая при ограниченных возможностях наращивания добычи нефти в России на старых месторождениях. Нехватки нефти все же нет до сих пор, и высокая стоимость на энергоносители не остановила экономический подъем в мире в 2005 г. Это объяснялось в большой мере дополнительным импортным спросом со стороны стран-производителей энергии на промышленную продукцию развитых стран . но принцип. возможность дисбаланса на рынке нефти (особенно по политическим причинам) в перспективе, предположение о длительности периода высоких цен на нефть и газ стало доминировать в экономических ожиданиях. Буквально за два года изменилось основание для долгосрочного прогнозирования и представлений об энергетической безопасности.

 

Развитые страны стоят перед комплексным пересмотром своих национальных стратегий и общей энергетической политики при всей условности этого понятия. Выбор вариантов огромен: от возврата к углю (чистые технологии) и атомной энергии при жестких внутриполитических ограничениях в ряде стран до радикального поворота к возобновляемым источникам. значит энергобезопасность как цель может быть достигнута только комплексными усилиями множественных стран. На стороне правительств и компаний стран потребителей лежит несколько крупных задач:

 

быстро определить соответствующие целям пути решения проблем – значит изменения в энергетической стратегии и политике;

 

найти систему инструментов, обеспечивающих соответствующие капиталовложения и структурные сдвиги внутри стран;

 

найти политически приемлемые методы одобрения и поддержки своих избирателей, которые также вынуждены будут платить за сдвиги какчерез налоги , так и образ жизни при том, что некоторые из решений могут встретить сопротивление (например, атомная энергетика);

 

сформировать приемлемую основу для взаимодействия с другими основными игроками на мировом энергетическом рынке.

 

В Коммюнике Министров Финансов указано: «Для того, чтобы улучшить гладкое функционирование рынков и повысить их стабильность, мы согласились продвинуть вперед работу по укреплению диалога по глобальной энергетической политике между странами-производителями и потребителями и частным сектором.» Можно приветствовать идею диалога по глобальной энергетической политике, поскольку это предполагает учет долгосрочных интересов основных игроков. Вопрос о «гладкости» функционирования рынков при столь высоких ценах, естественно, вызывает вопросы. Во-первых, рынки вырабатывают необычно высокий размах колебаний цен. А во-вторых, насколько при такой организации рынков энергетические компании заинтересованы в тех сдвигах, которые потребуют больших инвестиций и изменении тех условий, которые приносят им высокие доходы. Таблица 2 демонстрирует динамику доходов и курсов акций ведущих компаний мира за 2000-2005 гг.

 

В случае проведения новой энергетической политики в направлении сдвигов в пользу атомной энергии (если позволят политические ограничения) потребуются значительные государственные средства и гарантии для возрождения этой отрасли после двадцатилетнего застоя. Структурный сдвиг в сторону возобновляемых ресурсов, особенно биотоплива потребует соответствующей налоговой структуры, огромных вложений в смену поколений автомобилей и бензозапр * . Технологический прыжок в сторону водородного топлива также требует вложений в исследования, времени и больших инвестиций в смену массы дорогостоящего оборудования. Так что возможности быстрого перехода человечества на более чистые, энергосберегающие технологии и возобновляемые источники энергии существуют при хорошо оркестрированных масштабных усилиях ведущих стран мира. Важно при этом не потерять из виду развивающиеся страны и не углубить разлом по доступу к энергии, ее характеру по чистоте, способу производства и стоимости. Возможности чистых потребителей энергии весьма разнятся по их финансовым возможностям.

 

Странам экспортерам энергии важна предсказуемость цен и доходов. Финансовый крах в России 1998 года был частично побочным продуктом нырка цен к 12 долларам за баррель. Перепады доходов экспортеров нефти (и в меньшей степени – газа) стали результатом специфики «гладкой» работы нефтяных и финансовых рынков. Отражением сдвигов в спросе и ценах стали нелинейные сдвиги в финансовых потоках. Применительно к странам потребителям переход на возобновляемые виды энергии является дополнительным налогом для финансирования соответствующих инвестиций. Но применительно к производителям такие расходы могут быть вычетом из текущих доходов и «вложениями в понижение» своих будущих доходов. В данном случае глобальная энергетическая политика может учитывать интерес производителей к предсказуемости и устойчивости своих доходов. В противном случае нас ожидает длительная нервозность по колебаниям и без того высоких цен или их обрушение наподобие 1986 или 1998 годов с тяжелыми побочными экономическими и социально-политическими проблемами для множественных стран. Достаточно взглянуть на Таблицу 3, чтобы понять, как удвоение номинальных экспортных доходов Венесуэлы, Ирана и других производителей (часто это государственные компании) позволяет ставить новые задачи развития. Это огромная ответственность для руководства стран-производителей энергии использовать период больших доходов для решения национальных задач. Вопрос, естественно, остается, что именно понимается под такими задачами, насколько эффективно используются внезапно появившиеся средства. Заметим, что полной рациональности поведения и предвидения в истории не было и в развитых стран. но чем выше предсказуемость, согласованность будущего хода событий в области мировых энергетических рынков, тем выше возможности увязать цели развития различных групп стран с прогрессивными сдвигами в самой энергетике.

 

Увязывание интересов развития стран-экспортеров с интересами энергетической безопасности потребителей вместе и представляет собой попытку сформулировать глобальную энергетическую политику, которая должна учитывать объективные долгосрочные интересы основных групп участников. Новая глобальная энергетическая политика может быть сформулирована и будет жизнеспособной только при условии, что (по законам больших систем) ни одна существенная сторона цикла не оказалась в ущемленном состоянии. В наибольшей мере это относится к воздействию неустойчивых цен, определяющихся на спотовых рынках, на масштабные долгосрочные инвестиции в энергетические проекты, будь то атомные, углеводородные, водородные или возобновляемые. Одновременно (или быстро) решить все проблемы мировой энергетики невозможно – тактическая задача – выбрать приоритетные задачи, которые можно решить при существующих стимулах, интересах и финансовых возможностях сторон.

 

В зависимости от выбранных США и ЕС, Китаем и Индией путей решения своих энергетических проблем будут зависеть и условия развития обрабатывающей промышленности, сельского хозяйства мира. Не пытаясь дать полный анализ возможных приложений той или иной энергетической политики, отметим, что инвестиции в модернизацию российской экономики будут зависеть в большой мере от масштабов сдвигов в сторону биотоплива или атомной энергетики. В одном варианте энергетической политики может возрасти мировое производство «топливных сельскохозяйственных культур» с существенным воздействием на аграрные субсидии и отношения в ВТО. В другом варианте повышения энергетической безопасности усиливается роль атомной энергетики, развития сжиженного природного газа (вместо трубопроводного) и средств его доставки. Если раньше группа стран могла найти решение для стабилизации энергетических рынков, то в условиях глобализации и роста масштабов экономических проблем мира необходима именно глобальная политика. Так что решения по энергетической безопасности фактически инициируют формулирование долгосрочной общеприемлемой энергетической стратегии, которая даст серьезный импульс изменению структуры всей мировой экономики в отраслевом и географическом плане.

 

Интересы России в этой сложной комбинации оказываются под воздействием двойственности ее объективного положения в мире: великая держава с высокой степенью ответственности за положение в мире и одновременно страна с уровнем потребления на уровне ведущих развивающихся стран. Огромные внутренние неравномерности развития и потребности в модернизации и обновлении всей экономики в большой мере будут идти за счет доходов от сырьевых (энергетических) секторов. Экологические ограничения, позиция гражданского общества по выбору пути развития должны учитываться в России также, как и в глобальной политике.

 

Россия объективно заинтересована в предсказуемой глобальной энергетической политике для рационального вложения своих ресурсов, для грамотного позиционирования своих энергетических компаний. Она не может позволить себе чрезмерных расходных мероприятий на мировой арене, которые шли бы в ущерб модернизации экономики и благосостоянию граждан или даже выглядели бы таковыми в ущерб социально-политической стабильности. Этот подход должен сбалансировать вклад России в энергетическую безопасность мира и возможности ее возрождения как научно-технической державы. Он является точкой равновесия и оберегает страну как от пренебрежения проблемами мира, так и от чрезмерного напряжения сил страны после многолетнего кризиса и чрезмерных издержек трансформации.

 

Источник: http://civilg8.ru

 



Газовая отрасль Казахстана. Виступ заступника директора USAI. Энергетический паспорт здания. Проблемы метрологического обеспечения коммерческого учета на этапе формирования оптового рынка электроэнергии и пути их решения.

На главную  Твердое топливо 





0.0074
 
Яндекс.Метрика