Промышленная резка бетона: rezkabetona.su
На главную  Твердое топливо 

Александр Един

1 марта 2006 года депутатская комиссия Верховной Рады Украины выступила с сенсационным заявлением о том, что НАК Нафтогаз Украины грозит банкротство. По словам председателя комиссии Юлия Иоффе, главная угроза банкротства компании исходит от крупных заимствований, составляющих 16 млрд. гривен (более 3 млрд. долларов), средств на погашение которых, по мнению Иоффе, у компании нет.

 

* * *

 

Возможное банкротство Нафтогаза, несомненно, повлечет глубочайший кризис на Украине. Причём это повлечет не только экономический коллапс, но и станет ударом по всей украинской государственности. Дело в том, что Нафтогаз является крупнейшей компанией страны: он производит 13,5% ВВП всей Украины и обеспечивает доходную часть бюджета страны на 12%. Банкротство такой компании подорвет и без того невысокое доверие инвесторов к Украине, что неминуемо повлечет глубочайший спад, отбросив страну на десятилетие назад.

 

Возможное банкротство Нафтогаза не является только украинской проблемой. Нафтогаз играет ключевую роль в транзите российского и среднеазиатского природного газа на рынки Восточной и Западной Европы. 80% своего экспорта в Европу российский Газпром осуществляет через Украину, т.е. фактически через Нафтогаз. И очевидно, что анонсированный депутатами Рады коллапс Нафтогаза неизбежно ударит и по России, и по Европе, и по азиатским странам-экспортёрам.

 

Что же из себя представляет НАК Нафтогаз, от результатов деятельности которого зависит стабильность экономического развития Украины, России, СНГ и Европы? Нафтогаз был основан в 1998 году постановлением Правительства Украины №747 как вертикально-интегрированная холдинговая компания. Она является монополистом на внутреннем рынке пост * газа, и отвечает за работу национальной трубопроводной сети. Продажи нефти и газа составляют 51,4% бизнеса Нафтогаза, транспортировка - 33,8%, добыча и переработка - 14,4%.

 

В наследство от Советского Союза Нафтогазу досталась трубопроводная система протяженностью 37,5 тыс. км, и сеть гигантских газовых хранилищ. но следует помнить, что газопроводная система Украины сильно изношена - по словам главы Нафтогаза Алексея Ивченко большинство оборудования на компрессорных станциях уже давно отработало собственный ресурс. А по данным агентства Fitch - 22% газопроводов Нафтогаза имеют длительность службы свыше 33 лет (т.е. превышают расчетный период эксплуатации). Не многим лучше обстоит дело и с системой нефтепроводов, 18% которых также уже выработали свой срок.

 

Очевидно, что эксплуатация всё более стареющей системы с каждым годом требует дополнительных вложений. При этом без масштабной системной модернизации Нафтогаз рискует столкнуться с технической невозможностью осуществлять свои контрактные обязательства как перед своими потребителями, так и перед иностранными партнёрами. Для России и Европы большую опасность представляет изношенность украинской трубопроводной сети, при этом из-за хронического недофинансирования риск срыва пост * по технологическим причинам (аварии и пр.) неуклонно возрастает.

 

Проблема финансирования является ключевой для Нафтогаза. Компания лишена возможности извлекать прибыль из деятельности на своём внутреннем рынке с использованием рыночных механизмов. По мнению аналитиков Fitch, государственное регулирование приводит к искусственному занижению цен и ограничивает способность Нафтогаза генерировать денежные потоки. Но и низкие цены являются неподъёмными для Украины. Украинская экономика за последние 15 лет была развращена как низкой стоимостью импортных энергоресурсов, так и слабой ответственностью за неплатежи. Даже при низких ценах на газ накапливались неплатежи внутренних потребителей, что создавало проблему долга уже самой Украины перед Россией. И России постоянно приходилось реструктурировать долги Украины за газ. Так было и в 1997 году, и в 2004-м. К сожалению, ситуация с платежами за газ не стала лучше. По данным Нафтогаза, по состоянию на 1 ноября 2005 года (когда действовали ещё старые цены на газ) долг украинских потребителей газа перед Нафтогазом составил 3,921 млрд. гривен (776 миллионов долларов).

 

После нового соглашения с Газпромом и РосУкрЭнерго стоимость на газ возросла (потери Нафтогаза при цене 95 долларов за тыс. куб. м составляют около 2 млрд. долларов), а платёжная дисциплина украинских потребителей, напротив, снизилась. По словам министра топлива и энергетики Украины Ивана Плачкова, уровень расчётов за природный газ в январе составил всего 70%, и в феврале немного поднялся, но лишь до 80%. При этом государственные организации Украины рассчитались за газ только на 55%.

 

Следует учесть, что стоимость на газ для Украины в ближайшие несколько лет будет только расти. По мнению аналитиков компании Ренессанс Капитал, давление с российской стороны продолжится до тех пор, пока стоимость на импортируемый Украиной газ не достигнет уровня чистой экспортной цены на поставки российского газа в Европу. Кроме того, представители Туркменистана недавно заявили о возможности 31%-ного повышения цен на газ для Украины. неплатежи украинских потребителей и рост цен на газ может в скором времени привести к формированию новой неурегулированной задолженности Нафтогаза перед Газпромом.

 

Нафтогаз даже был вынужден пойти на сокращение пост * для внутренних потребителей, введя отраслевые квоты. Так в феврале 2006 года объём квот на потребление газа для предприятий металлургии составил 500 млн. куб. м против 750-780 млн. куб. м годом ранее, а потребление газа предприятиями химии было ограничено 900 млн. куб. м против 1,1 млрд. куб. м. налицо опасность формирования замкнутого круга: когда компания для улучшения своего платёжного баланса не увеличивает продажи, а наоборот - вынуждена резко их сокращать.

 

Казалось бы, Нафтогаз может закрыть бреши в своих финансах наращиванием собственной нефтегазодобычи и повышения эфф. транзитного бизнеса. Но эти попытки будут, скорее всего, малорезультативными. По данным компании Fitch, основные нефтяные месторождения Украины к началу 2004 года были истощены на 83%, а газовые - на 73,6%. k запасов к добыче на Украине составляет 12 лет по природному газу и 7 лет по сырой нефти. При всех бравурных заявлениях Нафтогаза о якобы предстоящем радикальном увеличении добычи нефти и газа на новых месторождениях в акваториях Чёрного и Азовского морей, существенного увеличения добычи не произошло. И правда состоит в том, что геологоразведочные работы на морском шельфе выполнены Украиной всего на 3 (три!) процента. Громкие анонсы проектов по созданию совместных предприятий в Ливии, Казахстане, Азербайджане, Арабских Эмиратах, Судане, Ираке до сих пор не привели к добыче нефти и газа. Сам Нафтогаз объясняет это необходимостью значительного количества времени и инвестиций от момента подписания до начала промышленной эксплуатации месторождений.

 

Транзит нефти и газа является важным другим источником дохода Нафтогаза. (Кроме всего прочего, этот бизнес является абсолютно рыночным по механизму ценообразования). Но общий объём этого бизнеса в структуре Нафтогаза составляет всего 34%. Кроме того, базовой покупатель этой услуги - Газпром - уже согласовал с Нафтогазом цену за транзит (1,6 долларов за тыс. куб. м на 100 км) на ближайшие пять лет. И вряд ли Украина сможет заставить Газпром изменить эту ставку в сторону повышения. Следует также учитывать, что имидж Нафтогаза как надёжного транзитёра оказался серьёзно подорванным не только в результате кризиса в январе 2006 года, но и более ранними историями с несанкционированным отбором газа, с пропажей газа в газохранилищах. Сами руководители Нафтогаза своими противоречащими друг другу заявлениями много способствовали тому, чтобы их оценки ситуации на газовом рынке внушали всё меньше доверия. Например, во время газового конфликта с Россией в январе 2006 года Украина, отбирая российский газ, всячески отрицала этот факт, заявляя о том, что она потребляет только газ из Туркмении. Однако, когда Нафтогаз вступил в газовый спор уже с самой Туркменией, руководители Нафтогаза заявили, что с начала года ни одного кубометра туркменского газа на Украину не поступило. Всё это не идет на пользу Нафтогазу, а напротив, создает ему имидж нестабильной, непредсказуемой компании.

 

Планы Газпрома по созданию альтернативных путей транзита продиктованы рациональным стремлением снизить зависимость от транзитных мощностей Нафтогаза. Судя по всему, Газпром давно был обеспокоен нестабильностью транзита через Украину, сопряженного с постоянными рисками несанкционированного отбора и с возможными срывами из-за изношенности украинской трубопроводной системы. Проекты строительства новых газопроводов через Белоруссию и по дну Балтийского моря, проектируемое увеличение мощности Голубого потока по дну Чёрного моря - все эти идеи не новые. Их реализация откладывалась из-за ожидаемого создания консорциума по управлению трубопроводной системой Украиной с участием России, Украины и стран Евросоюза. Такой консорциум мог бы обеспечить инвестирование необходимых средств в модернизацию газопроводов Украины и гарантировать бесперебойный транзит российского газа в Европу. но отказ Украины от ранее достигнутых договорённостей по созданию консорциума стимулировал Газпром активизировать реализацию альтернативных проектов.

 

Следует отметить, что российские нефтяники раньше Газпрома сделали выводы о предпочтительности альтернативных путей в обход Украины. Так, в 2003 году был запущен нефтепровод Суходольная-Родионовка в качестве альтернативного украинскому трубопроводу Лисичанск-Луганск, что позволило экономить российским нефтяным компаниям 75 млн. долларов в месяц. В 2003 году это привело к падению объёмов транспортировки нефти по территории Украины на 15%.

 

Те немногие инвестиции в развитие трубопроводной сети, которые на заёмные средства предпринимала Украина и Нафтогаз, не давали прогнозируемой отдачи и, по сути, обременяли структуру компании. Характерный пример - нефтепровод Одесса-Броды, который до сих пор вынужденно используется в реверсном режиме. Надежды на продолжение этого нефтепровода до Польши, а значит - и коммерческое использование его по назначению, - без энтузиазма воспринимаются польскими властями, что подтвердилось и во время последней встречи президентов Украины и Польши.

 

ситуация в Нафтогазе отличается низкой доходностью операций вследствие директивных и искусственно заниженных цен на энергоносители для украинских потребителей, низкой платёжной дисциплиной, изношенностью основных фондов. С другой стороны налицо высокие издержки вследствие изъятия больших средств из бюджета Нафтогаза в бюджет Украины, роста цен на нефть и газ, традиционно недостаточного уровня проработки инвестиционных проектов, и всё той же изношенности основных фондов.

 

Справедливости ради стоит отметить, что все эти проблемы для Нафтогаза не новы, они не сформировались за последний год, а в разной степени были присущи компании весь период её деятельности.

 

Собственно, когда новое руководство компании объявило широкую программу заимствований с заявленной целью модернизировать трубопроводную систему, это желание было встречено инвесторами, хотя и с осторожностью, но с пониманием, и в целом было одобрено. но в течение всего 2005 года Нафтогаз всё больше и больше озадачивал инвесторов. Нарастив кредиторскую задолженность до 3 млрд. долларов, компания полученными кредитами, по сути, начала финансировать бюджет страны, вместо того чтобы инвестировать в модернизацию трубопроводной системы и увеличение собственной добычи.

 

Теперь кредиторы смотрят на компанию уже не так оптимистично. И действительно, если, по данным Fitch, в конце 2003 года общая задолженность Нафтогаза составляла 395 млн. долларов, и в конце 2004 года она возросла ещё на 500 млн. долларов (за счёт выпуска еврооблигаций), то в начале 2006, по данным комиссии Верховной Рады, она составляла уже 3 млрд. долларов. Кредиторам уже непонятно, как компания будет отдавать взятые кредиты и оплачивать свои облигации в условиях неплатежей на внутреннем рынке и роста цен на энергоносители. Примечательно, что так же в конце 2004 года эксперты Fitch заявили, что Нафтогаз проводит агрессивную финансовую политику, к которой Fitch относится с осторожностью.

 

Кроме того, непонятно: куда же компания потратила взятые кредиты (общая задолженность, напомним - 3 млрд. долларов) - ведь, по словам главы Нафтогаза Алексея Ивченко, на развитие газотранспортной системы Украины в 2005 году предполагалось вложить менее 200 млн. долларов, а общие расходы на развитие системы до 2010 года составляют 2 млрд. долларов. При этом, как заявил член комитета по ТЭК Верховной рады Михаил Волынец, согласно плану на этот (200 год НАК окажется убыточной компанией.

 

Неслучайно в январе 2006 года Fitch понизил прогноз кредитного рейтинга Нафтогаза со стабильного на негативный, заявив, что понижение рейтинга отражает долгосрочные и среднесрочные факторы кредитоспособности компании, и предупредил, что может последовать дальнейшее понижение рейтинга из-за ухудшения основных показателей движения денежных средств и кредитоспособности компании.

 

Другим тревожным звонком стала информация о том, что один из крупнейших банков - Deutsche Bank фактически отказался обслуживать кредитную линию объёмом 2 млрд. евро НАК Нафтагаз Украины, передав права на обслуживание этой линии другим банкам (один из которых, Газпромбанк).

 

На Нафтогаз стали косо смотреть не только кредиторы и аналитики, но и прокуратура. По информации газеты Коммерсант-Украина, Генеральная прокуратура Украины возбудила уголовное дело по аналитической статье злоупотребление властью или служебным положением, приведшее к тяжким последствиям.

 

Возможно, руководство рассматривает Нафтогаз как дойную корову бюджета и готово закрыть глаза на ухудшение технологического и финансового состояния компании. Но с учётом изношенности трубопроводов такая авантюрная политика руководства Украины может привести к срывам пост * газа в Европу из-за угрозы аварий. И с этой перспективой не должен мириться ни Газпром, ни потребители его газа из числа стран Евросоюза. Руководство Украины должно продемонстрировать свои усилия по обеспечению гарантированного транзита газа из России и Средней Азии в Европу. Бесперебойность транзита газа по Украине является важнейшим условием энергетической безопасности как России, так и всей Европы, и уже поэтому состояние Нафтогаза не может рассматриваться как внутреннее дело Украины. Если руководство Украины неспособно само обеспечить финансовое и технологическое функционирование системы газопроводов, то вполне закономерна постановка вопроса о передаче этих газопроводов под международный контроль. В этом случае оптимальным является реанимация идеи газотранспортного консорциума с участием Украины, России и стран Евросоюза.

 

Источник: http://www.regnum.ru

 



Добытый метан сделает уголь дешевле. Газа нет. Энергетика России. Газ — главная альтернатива нефти.

На главную  Твердое топливо 





0.0076
 
Яндекс.Метрика