Промышленная резка бетона: rezkabetona.su
На главную  Твердое топливо 

Александр Един

Правительство Украины ещё не сформировано, но уже породило серьёзные сомнения в своей адекватности. Юлия Тимошенко - наиболее вероятный кандидат на пост премьер-министра - заявила, что будет требовать пересмотра газовых соглашений с Россией. По её мнению эти отношения в поставках газа требуют дополнительной глубокой ревизии и пересмотра. Нам нужны мощные отношения с Россией, Туркменистаном, Узбекистаном и Казахстаном напрямую.

 

Если рассматривать слова Тимошенко не как пустую политическую браваду человека, до сих пор не отошедшего от выборных и коалиционных баталий, а как продуманное заявление без пяти минут премьерки, то эти слова не могут не вызвать удивления.

 

Понятно, что ревизии как таковой в принципе быть не может. Может быть лишь односторонний разрыв Украиной действующего договора. Этот шаг, в случае своего осуществления, будет иметь вполне очевидные и предсказуемые юридические, экономические и политические последствия. Стоит рассмотреть их подробней.

 

Юридический аспект

 

Комплекс январских договорённостей состоит из двух самостоятельных и независимых друг от друга соглашений, регулирующих а) вопросы транзита газа через территорию Украину и б) вопросы пост * газа на Украину.

 

Юридическое и экономическое отделение вопроса пост * от вопроса транзита - главная новация в 15-летней истории российско-украинских газовых отношений. При этом следует помнить, что независимость условий транзита газа через территорию страны от условий пост * газа этой стране - одно из базовых требований Энергетической Хартии.

 

Цель этого требования заключается в том, чтобы страна-транзитёр в случае споров о цене и условиях импорта энергоносителей, не могла бы шантажировать ни поставщиков, ни конечных потребителей, создавая угрозу безопасности транзита через свою территорию. Примечательно, что принципы Хартии отстаивает Россия, которая не является участником Хартии. В то время как Украина, присоединившаяся к Хартии, долгое время противилась выполнению её базовых условий.

 

Январский договор об условиях транзита предусматривает постоянную цену за транзит в размере $ 1,6 за 1000 куб. м на 100 км. стоимость зафиксирована на 5 лет - до января 2011 года. И юр. оснований для пересмотра цены нет. Т.о. вопрос транзита - самый простой с юридической точки зрения.

 

Что касается вопроса пост * газа на Украину, то ни Россия, ни Газпром не имеют никаких правовых обязательств по поставкам газа на Украину. В действующем соглашении, подписанном руководством Газпрома и Нафтогаза, прямо указано - С 01 января 2006 г. Газпром не производит поставку российского природного газа в Украину.

 

По договору поставщиком газа на Украину является компания РосУкрЭнерго (РУЭ), являющаяся швейцарским резидентом. Если у украинской стороны возникли вопросы, связанные с условиями пост * , то адресовать их следует именно РУЭ. (И украинской стороне давно пора было бы сделать это, тем более что стоимость поставляемого РУЭ газа для Украины $95 за 1000 куб.м зафиксирована лишь до 1 июля с.г.) у Украины нет оснований предъявлять претензии к России по вопросам пост * .

 

Экономический аспект

 

С момента возникновения независимой Украины она ниразу не являлась желанным рынком сбыта для Газпрома. Во-первых, Украина - бедная страна, экономика которой развращена дешевизной энергоносителей, и продажа газа Украине фактически превращалась в убыточную либо малоприбыльную операцию для поставщика (даже сейчас, после январского повышения, средняя стоимость импортируемого на Украину газа в 3 раза ниже европейской цены).

 

Во-вторых, Украина заработала репутацию недисциплинированного плательщика. Потребляя даже дешёвый газ, Украина не спешила расплачиваться за него вовремя. В 1990-е гг. России и Газпрому не раз приходилось идти на невыгодную для себя конвертацию просроченной украинской задолженности, составлявшей миллиарды долларов.

 

В этом году задолженность уже перед РУЭ по новому соглашению по состоянию на середину июня составляла $ 0,6 млрд. Известно также о неурегулированной задолженности Украины перед Туркменией. Всё это делает Украину малопривлекательным клиентом. Украина представляет интерес для Газпрома лишь как территория, по которой осуществляется транзит газа для платёжеспособных потребителей Европы. По январскому соглашению плата за транзит в размере $ 1,6 за 1000 куб.м на 100 км является рыночной и обеспечивает транзитёру (НАК Нафтогаз) среднеевропейский уровень доходности за аналогичные услуги. (Порой раздаются голоса, что стоимость транзита в других странах Европы, например, в Австрии - дороже. Да, это так, но и себестоимость транзита в Австрии объективно гораздо выше. Строительство газопровода через альпийское высокогорье и обеспечение прокачки по горному газопроводу делают транзит многократно дороже, чем транзит по украинской равнине.)

 

При этом качество услуг, предоставляемых Нафтогазом - гораздо ниже европейского уровня. Постоянные скандалы с техническим отбором газа и пропажей газа из газохранилищ превратили украинский маршрут транзита в самый проблемный с позиции стабильности и безопасности пост * . Кроме того, всё больше опасений вызывает сама техническая принцип. возможность бесперебойности транзита через Украину как в виду продолжающегося старения украинских газопроводов и отсутствия достаточных инвестиций в их ремонт, так и в виду критического финансового состояния Нафтогаза, осуществляющего транзит.

 

у Украины нет экономических аргументов в пользу повышения цены транзита. Скорее наоборот, Газпром вправе либо настаивать на снижении цены транзита, либо требовать от Нафтогаза повышения качества услуг (в первую очередь в области сохранности транспортируемого в Европу газа).

 

Как известно, поставки на Украину осуществляет компания РУЭ, которая для этих целей закупает газ в России, Туркмении, Казахстане и Узбекистане. С начала 2006 года общемировая стоимость на газ значительно выросла. В последнее время повысилась и отпускная стоимость среднеазиатского газа в 1,5 - 3 раза. Очевидно, что сохранение нынешней, действующей до 1 июля с.г. цены $ 95, с позиции здравого смысла - нереально. И Газпром уже заявил о предстоящем повышении средней цены для стран СНГ в два раза.

 

Украина, являясь нетто-импортёром газа, за 15 лет своей независимости практически ничего не сделала для адаптации своей экономики к рыночным ценам на энергоносители и в первую очередь на газ. Энергетическая политика страны сводилась к тому, что правительство Украины тратило все свои силы на интенсивный поиск дешёвого газа, а не на введение энергосберегающих технологий. В итоге, когда эра дешёвого газа закончилась, государство оказалась неспособным переложить всю полноту расходов за дорожающий газ на конечных потребителей. Вместо адекватного повышения цены, с целью стимулирования потребителей к экономичности и рациональному использованию газа (как это делается во всём мире), Украина продолжила дотировать нерациональное потребление газа либо за счёт государственного бюджета, либо за счёт государственного Нафтогаза.

 

И теперь уже правительство Тимошенко, столкнувшись с реальной угрозой бюджетного кризиса и банкротства Нафтогаза, вместо программы адаптации собственной экономики к рыночным условиям, требует от стран-экспортёров продолжения банкета - в виде дешёвого газа. Очевидно, что рациональных доводов в пользу халявы - нет, и причина не лежит в области экономики. Её (причину) следует искать в сфере политики.

 

Газ и внешняя политика

 

Очевидно, что серьёзный сбой в международных поставках газа неизбежно интернационализирует кризис. Сценарий возможного кризиса известен: Украина, отказавшись платить рыночную цену за поставки газа, начнёт, как она неоднократно делала до этого, воровать (= осуществлять технический отбор) газ, предназначенный для европейских потребителей. Расчёт Украины довольно примитивен. Украина, отняв у европейцев предназначенный им газ, надеется заставить страны ЕС оказать давление на Россию, призывая её сделать уступки для Украины. Январская попытка шантажа не удалась, европейские страны отказались поддержать Украину, и нет шансов на то, что повторная попытка увенчается успехом.

 

Страны, зависящие от украинского транзита - Германия, Италия, Франция, Австрия, Словакия, Румыния, Венгрия, Греция, Болгария - заинтересованы в стабильности пост * . Их рациональная позиция сводится к тому, что транзит газа по Украине не должен ставиться в зависимость от платёжеспособности самой Украины. Наиболее последовательны в этой позиции Италия (которая находится на конечном пункте газопровода и весь недобор газа в конечном итоге ложится именно на неё), и Австрия, Германия и Франция. Скепсис в отношении Украины как надёжного страны-транзитёра ещё более усилился за последнее время. Во время последнего визита в Москву итальянский премьер Романо Проди заявил о недопустимости несанкционированного отбора газа Украиной. С претензиями к Украине выступили и руководители германских газовых концернов, обеспокоенных перспективой отбора газа в предстоящую зиму.

 

Но Украина рассчитывает на своего нынешнего адвоката - США, у которых нет экономической заинтересованности в стабильности европейского газового рынка. Но у США есть геополитические претензии к России. США рассматривают затяжной газовый кризис в Европе как удобный повод развернуть борьбу против растущего влияния России, как основного энергетического партнёра Европы. Неслучайно США не скрывали своего раздражения в январе, когда кризис разрешился после принятия Украиной российских условий. Не случайно именно США в последние месяцы постоянно подталкивали Украину к разрыву январских соглашений (новое заявление об этом прозвучало буквально на днях из уст американского посла в Киеве - Тейлора).

 

И в Восточной Европе у США есть союзники - Польша и страны Прибалтики, которые не зависят от украинского транзита (та же Польша - имеет альтернативный транзитный маршрут - через Белоруссию), и потому кризис пост * через Украину не представляет для них непосредственной угрозы. Но их влияние на общеевропейскую позицию в газовом вопросе - минимально. Более того, их традиционная антироссийская позиция не представляет ни для кого в Европе секрета, а потому их заявления по проблемам энергетической безопасности не рассматриваются как искренние.

 

Более того, позиция Польши и Прибалтики, поощряющих Украину в её попытках шантажа Европы и России, стала одним из аргументов в пользу строительства Северо-Европейского газопровода (СЕГ), который идёт в обход и Украины, и Польши, и Прибалтики.

 

И сейчас уже очевидно, что надежды Украины на поддержку Западной Европы в деле выбивания скидок - тщетны. Для Европы это не только морально оправданный отказ в поддержке вздорному шантажисту, но и результат анализа своих рациональных интересов. По прогнозам спрос на импортный газ в Западной Европе возрастёт с 145 млрд. куб.м в 2005 году до 210 млрд.куб уже в 2010 году, а в 2020 году спрос на импорт возрастёт уже до 300 млрд.куб.м. И это с учётом внедрения энергосберегающих технологий и альтернативных источников энергии.

 

В этих условиях Европа заинтересована в стабильности и бесперебойности пост * газа из России, непременным условием чего является безопасность транзита. Осознание того факта, что именно недобросовестность Украины как страны-транзитёра является базовой угрозой для системы общеевропейской энергетической безопасности, стало одним из главных результатов январского кризиса. Новый возможный кризис, возникший по инициативе Украины, только укрепит эту уверенность. Новый кризис, несомненно, нанесёт удар по стабильности рынка. И опасность этого вполне осознаётся. Газпром после заявления Тимошенко уже назвал Украину слабым звеном в цепочке пост * российского газа в Европу.

 

Есть все основания полагать, что результатом нового возможного кризиса будет совместное российско-европейское давление на Украину с целью передачи её газотранспортной системы под международный (вероятнее всего российско-европейский) контроль.

 

Межпартийная борьба за газ

 

Тема газовых отношений с Россией оказывала большое влияние на внутриполитический цикл на Украине. В последнее время это влияние усилилось. Последние газовые соглашения были подписаны в разгар избирательной кампании, и всю политическую ответственность за них пришлось нести пропрезидентской партии Наша Украина. Соглашения стали поводом для жесточайшей критики и Ющенко, и его партии, и его правительства, которое даже было отправлено в отставку.

 

Разрыв январских соглашений стал одним из ключевых требований избирательной программы Тимошенко, и она победила на выборах Нашу Украину. Сейчас эти конкурирующие политические силы создали вынужденную коалицию, и теперь судьба газовых соглашений является заложником межпартийных внутрикоалиционных склок. Сохранение газовых соглашений - это удар по позициям Тимошенко, их разрыв - это болезненный удар по позициям Нашей Украины и самолюбию Ющенко. Напомним, совсем недавно, комментируя призыв Тимошенко разорвать газовый договор с Россией, Ющенко заявил: Разрушить эти принципиальные договоренности и выйти на другие - это бессмысленная политика. Разрушить можно, а сделать лучше - нет.

 

Если состоится попытка пересмотра соглашений, то у России в активе не только безупречная юридическая позиция, но и внятные экономические аргументы. Украина, может, конечно, отказаться от услуг РУЭ (тем более что срок действия цены - $ 95 - истекает через несколько дней), но она не может принудить Газпром продавать ей газ по цене ниже рыночной. И отказ от нелюбимой РУЭ порождает новую проблему - кто заменит прежнего поставщика?.

 

И следует признать, что Ющенко вполне адекватно оценивает последствия отказа от подписанных с Газпромом и РУЭ соглашений. В ситуации роста цены на газ и плохо скрываемого недовольства Украиной со стороны Западной Европы новые соглашения могут быть подписаны на более тяжёлых условиях. И призывая не будить лихо, пока оно тихо, Ющенко, несомненно, прав.

 

И думается, Тимошенко также это осознаёт. Но, как представляется, её нынешний внешний авантюризм и популизм диктуются простым стремлением создать себе более выгодные стартовые позиции в глазах электората.

 

Она прекрасно понимает, что коалиция - слабая, неустойчивая, её распад, сопряженный с отставкой правительства - вопрос нескольких месяцев. И последствия нового кризиса будет пожинать, скорее всего, другой премьер другого правительства и другой коалиции (скорее всего с участием Партии Регионов). В этой ситуации ей крайне важно застолбить за собой образ бескомпромиссного борца за народное счастье (= дешёвый газ для Украины), и она, как настоящий популист, готова рискнуть Украиной ради лишних процентов поддержки на новых выборах.

 

Выводы

 

Итак, Украина, не желая платить рыночную цену за потребляемый газ, готова возвратиться к практике шантажа России и Европы, игнорируя при этом разумные юридические, экономические и внешнеполитические доводы, в том числе и международно-правовые акты, ратифицированные её парламентом (Энергетическую Хартию).

 

Это авантюрное поведение вызывает всё большую уверенность в неспособности корректного выполнения Украиной своих обязанностей как страны-транзитёра. Основная причина возникновения нового газового кризиса - межпартийные склоки и личные амбиции украинских политиков, чрезмерно увлечённых внутренней борьбой. политически нестабильная Украина порождает нестабильность на энергетическом рынке всей Европы. Это порождает сомнения в способности Украины выполнять свои обязательства перед международным сообществом.

 

Новый возможный газовый кризис будет иметь своим ближайшим следствием ускорение проекта передачи украинской газотранспортной системы под международный контроль.

 

Источник: http://www.regnum.ru

 



Российский газовый гигант подход. Новая страница 1. Энергия будущего зарождается сег. Академик Кухарь.

На главную  Твердое топливо 





0.0074
 
Яндекс.Метрика