Промышленная резка бетона: rezkabetona.su
На главную  Твердое топливо 

С РОССИЙСКИХ НОГ НА ШВЕДСКУЮ ГОЛ

...Последней в салон самолета вбежала Жанна Агузарова. Мы уже фактически привыкли к соседству со знаменитостями. Вместе с нами таможенный контроль проходил Валерий Сюткин. Чувствовалось, что летим не в Мариуполь… Жанна себе не изменяет. Нарисованные в пол-лба брови, две пары очков: на кончике носа и на козырьке кепки, подошва на ботинках размером с чемодан.
Русскоговорящие пассажиры тут же стали увлеченно обсуждать нежданную радость по имени Жанна. Шведы индиферентно молчали, равнодушно взирая на чудо в ярко-желтой косынке, повязанной поверх бейсболки. Позже стало ясно, почему шведы не прониклись эпатажной российской дивой. У них своих див, как у Матроскина гуталина. В Гетеборге в трамвае я видела даму в последнем приступе молодости, которая нацепила на голову свадебную фату, закрепила ее детской короной из фольги, а во лбу у нее торчал шахтерский фонарь. И представьте, шведские бабушки обречено не вздыхали, молодежь не крутила пальцем у виска, ровесники брезгливо не отворачивались. Толерантная страна Швеция!

 

Привычно-доброжелательное «Хэй!» – и представитель муниципальной энергетической компании Мария Блечинберг повела сказ о теплоснабжении частных владений и многоквартирных домов Гетеборга. Инженерные сети находятся в собственности муниципалитета, но при этом «Гетеборг энерго» не является монополистом в городской теплоэнергетике. Граждане заключают с предприятием договор сроком на один год. Если граждан что-то не устраивает в работе предприятия, они вправе расторгнуть договор в одностороннем порядке. У гетерборгцев есть принцип. возможность отапливать свои дома автономно, без участия муниципальных энергетиков. Практически во всех многоэтажках есть мини-котельные, владельцы же вилл обогревают себя с помощью энергии… скальных пород.
Гетеборг построен на скалах, некоторые дома будто вмонтированы в них. Государство всем желающим выдает пособия для приобретения и монтажа специальных установок, способных «вытянуть» энергию из камня. Это весьма дорогое удовольствие, но государство сознательно тратит средства на повсеместное внедрение таких установок. Потому что по законам Швеции часть потребляемой энергии должна быть обязательно «зеленой», т.е. выработанной экологически чистым путем.
Для производства тепла используется энергия из нескольких источников: 30 процентов поступает от нефтеперерабатывающего комбината, 20 процентов – от сжигания мусора, так же 20 – от сжигания газа, около 30 процентов поставляют так называемые ветряки (о них чуть позже) и деревообрабатывающие производства, отходы которых охотно используются в Швеции для обогрева. А вот нефтепродукты (солярку и мазут) фактически совсем не жгут, поскольку в результате их сжигания в атмосфере оказывается неприличное для Швеции количество оксидов углерода и азота.
В стране нет ТЭЦ, которые работали бы исключительно на одном виде топлива. «Это же катастрофа – использовать, к примеру, только газ, – говорила Мария. – Мы не можем позволить себе такую роскошь – зависеть от запасов природных ископаемых». Поэтому шведы изучают энергию солнца, используют энергию ветра и скальных пород, научились «добывать» тепло из канализационных вод, придумывают новые технологии и методики энергосбережения. В муниципалитетах есть должность советника по вопросам энергетики. Он квалифицированно помогает гражданам оптимизировать потребление энергии. Экологи сокрушаются: если бы в домах шведов постоянно не горел свет, можно было бы отключить один из 12 ядерных реакторов, расположенных в этой стране.
В домах шведов, и правда, даже днем горит свет. Швеция – северная страна, солн-ца мало. Но дело не столько в этом. В
моем скромном по размеру гостиничном номере было пять (!) светильников. Каждый давал минимум света, приглушенного и весьма уютного. На подоконниках вместо горшков с геранью стоят настольные лампы. Они практически постоянно включены и защищают хозяев от посторонних глаз лучше всяких тяжелых гардин, которые шведы не используют даже для декора своих жилищ.
Улицы Гетеборга чем-то напоминают старый Петербург. Дома, не поднявшиеся выше седьмого этажа, построены стык в стык. Здания не похожи друг на друга. Иногда чувствуется, что их строили по одному проекту, но при возведении каждого в проект вносили незначительные, но оригинальные изменения: в одном добавили эркеры, в другом придали иную форму балконам, в третьем изменили фасад и т.д.
На улицах весьма сухо и относительно чисто. В ноябре, когда у нас самой подходящей обувью были бы болотные сапоги, в Гетеборге народ ходит в белых пижонских штанах и легких туфлях. Коллективным усилием разума мы предположили, что на улицах сухо, потому что, кроме проезжей части, весь остальной Гетеборг вымощен брусчаткой, которая хорошо впитывает влагу.
Относительно наших улиц в Гетеборге чисто. А гетеборгцы ругают власти почем зря. Дело в том, что в целях экономичности муниципального бюджета половину городских дворников власти сократили. Оставшаяся половина с большим трудом несет вахту за покинувших их ряды коллег. Общественность негодует, а общественность в Швеции – сила великая, поэтому нетрудно предположить, что триумфальное возвращение дворников на улицы Гетеборга неизбежно. (Шведы настолько дисциплинированны и увлечены экологией, что, сдается мне, вряд ли способны не донести фантик до ближайшей урны. Скорее всего, мусор на улицах – «подарки» многочисленных «туристо», и совсем необязательно, что только «руссо».)

 

На снимке: спальный район Гетеборга, в котором мы жили.

 



Инженерное оборудование энергети. Внедрение мини-ГЭС на объектах п. Пять шагов к теплу и свету. Новая страница 1.

На главную  Твердое топливо 





0.0083
 
Яндекс.Метрика