Промышленная резка бетона: rezkabetona.su
На главную  Твердое топливо 

Альтернативная энергетика в Каза

Улболсын Кожантаева

 

Солнце, ветер и вода - как возобновляемые источники энергии - стали предметом обсуждения на форуме «Энергетика. Энергосберегающие технологии. Альтернативные источники», организованном Европейской бизнес-ассоциацией Казахстана и Министерством охраны окружающей среды РК. Потенциальные резервы использования этих ресурсов оцениваются в Казахстане в $12 млрд. в год. Пока в Казахстане надеются обеспечить устойчивое развитие (УР) за счет богатства недр, в Европе уже находят источники процветания в самой природе. Быть может, проводить исследования и воплощать пилотные проекты дешевле здесь, но дело не только в этом: ЕС привлекает гармонией показателей качества жизни. Удастся ли в Казахстане преодолеть диспропорции и дисбаланс в развитии?

 

Как отмечалось в докладе министра охраны окружающей среды Нурлана Искакова, проблемой перехода к устойчивому развитию является дисбаланс м. экономикой, социальной сферой и состоянием окружающей среды. Он должен быть ликвидирован. Поддерживая инициативу ЕС по переходу на возобновляемые источники энергии, министр выразил желание Казахстана подключиться к циклу разработки нового законодательства в данном вопросе, где Казахстан смог бы выступить третьей стороной.

 

Глава представительства ЕС в Казахстане Адриаан ван дер Меер акцентировал внимание на ключевых моментах новой энергетической политики ЕС, а председатель совета директоров Eurobak в РК Дэян Джорджевич говорил о помощи в организации энергосбережения и обеспечении обмена опытом с Казахстаном. В обсуждении принимал участие и поверенный в делах германского посольства Йоахим фон Маршалл.

 

Другие участники дискуссии - ученые и инженеры презентовали новые установки и говорили о возможности их размещения в Казахстане, и о проблемах проектов по развитию альтернативной энергетики. Пока помощь ученым и инженерам в их продвижении оказывают европейские спонсоры в лице международных организаций. Интересно и то, что на форуме не было представителей Министерства энергетики, хотя в некоторых случаях их комментарии, например, по перспективам и инновациям в угольной отрасли или планам использования природного газа, могли оказаться кстати.

 

В настоящее время доля использования альтернативных источников энергии в ЕС составляет 6% от общего энергопотребления. В США - 3%, РФ - 0,3%, а в Казахстане - 0,02%. Например, в Бразилии, Аргентине уже 45% автотранспорта переведены на биогаз, дающий нулевые выхлопы. Этот вопрос весьма актуален для Алматы. К 2010 году ЕС планирует довести этот показатель до 10%, к 2020 г. - до 20%, к 2040 г. - до 30%. Эффективность использования энергоресурсов в Казахстане составляет 31%, а должна достичь уровня 47-53% к 2018 -2024 гг. В Японии на данный момент - 36%, Германии и США - 35%, но в будущем, выходит, Казахстан должен с ними сравняться и развиваться параллельно.

 

В перерыве обсуждения, отвечая на вопрос «ДН» о соответствии огромного потенциала традиционной, и альтернативной энергии реальным перспективам диверсификации экономики в Казахстане, министр Искаков отметил, что с учетом ожидаемого дефицита развитие альтернативных источников энергии будет востребовано. Планируемые темпы роста производства - не менее 10% ежегодно и ориентация на прорывные энергоемкие технологии порождают высокий спрос на энергию. Он не покроется даже за счет строительства параллельной ЛЭП «Север-Юг».

 

Доля использования возобновляемых ресурсов в стране мизерна, и это тоже потенциал. Третий аспект: почему это надо развивать - рост цен на традиционное сырье. Никакого резкого спада цен на нефть, по его словам, не ожидается. К 2020-2025 году цены будут расти по мере снижения извлекаемых запасов, и если сейчас Казахстан не начнет этот цикл, то потом будет поздно. Поэтому решено использовать европейский опыт.

 

На вопрос «ДН» о новой фискальной политике было замечено, что переход на новые источники обходится недешево. По словам министра, опыт ЕС по освобождению альтернативной энергетики от экологического налога и увеличению его для традиционных, загрязняющих атмосферу источников, возможно, был бы разумным для Казахстана. Переход на ветроэнергетику или какую другую необходим, и есть уже два фактора, которые заставляют делать это.

 

Первый - глобальное изменение климата: если лет пять назад об этом просто говорили, то на данный момент это становится заметным. Через какой-то период это будет весьма ощутимым для нас, и Казахстан будет вынужден искать другие источники, не вызывающие парникового эффекта. Вторая причина - система формирования себестоимости. Самая дешевая на на данный момент - гидроэнергетика. Например, в АПК Алматинской области это электроэнергия Капшагайской ГЭС. Каскад мини-ГЭС может в перспективе сыграть важную роль в покрытии энергодефицита на юге страны.

 

Переход на возобновляемые источники необходим так же и потому, что на их основе развиваются высокотехнологичные отрасли, имеется высокий научный потенциал. В Павлодаре начат выпуск мини-ВЭУ мощностью до 5 МВт, а в Жамбылской области начат выпуск биотоплива на основе отходов сельхозпроизводства.
Диспропорция и дисбалансы

 

И все же большая часть министерского доклада была посвящена концепции устойчивого развития, в свете которой рассматривались задачи развития альтернативной энергетики как способа оздоровления окружающей среды. В Казахстане указом президента РК от 14.11.2006 г. была одобрена концепция перехода к устойчивому развитию на 2007-2024 гг., о важности реализации которой говорится и в его февральском Послании.

 

На первом этапе в 2009-2012 гг. должно быть обеспечено вхождение Казахстана в число конкурентоспособных стран мира. На втором - 2013-2018 гг. - укрепиться в положении лидера, за счет существенного сокращения потерь от нерационального использования природных ресурсов и обеспечения экологической устойчивости развития страны. На третьем - в 2019-2024 гг. - достичь принятых международных критериев устойчивого развития страны: исключение потерь и эффективное использование энергоресурсов на собственное развитие.

 

В соответствии с этим президентом РК была поставлена задача создания 30 корпораций - лидеров, которые МООС предложило ориентировать на экологически чистые прорывные технологии. Чтобы они были конкурентоспособными на мировом рынке. Вторая задача концепции - обеспечение продолжительности жизни населения и сохранение хотя бы нынешних тенденций развития рождаемости. Важным инструментом при этом должно стать, по мнению министра, институциональное обеспечение концепции.

 

Критерии оценки эффективности работы страны впервые за 15 лет рассматривались с позиции соотношения собственного производства, потребления и потерь. И, можно сказать, впервые за эти годы был поставлен вопрос об эфф. использования энергоресурсов: в соотношении объемов добычи нефти к объемам собственной переработки. Выходит, в Казахстане перерабатывается лишь пятая часть добываемой нефти...

 

В основе множественных проблем, которые Казахстан имеет на данный момент, лежит исторически сложившийся дисбаланс, когда страна потребляла энергоресурсы в большой диспропорции с их производством. Объем ВВП все время оценивается в денежном выражении: сколько производится, а не потому, сколько потребляется внутри страны.

 

Согласно озвученным данным, невозобновляемых ресурсов в Казахстане хватит на 3-4 десятка лет. Правда, по некоторым ископаемым, например, меди, газу, учитывая амбициозные планы нынешних хозяев и темпы освоения месторождений, и того меньше. Но это лишь один из факторов, побуждающих к поиску альтернативных источников. Другой мотив - качественное развитие экономики. Причем не на словах, а в цифрах. Общая картина конкурентоспособности страны была представлена в виде пирамиды.

 

Судя по словам министра Искакова, проблема состоит в том, что Казахстан, по одним показателям уже соответствует уровню конкурентоспособности, но по другим, говоря словами классика, «на дне». Критериев оценок две: состояние экономики и экологии. В экономике - это уровень благосостояния, часто измеряемый показателем доходов на душу населения. В экологии - уровнем экологической стабильности. По некоторым показателям, как, например, средней величине доли ВВП на душу населения, которая достигла отметки $5400, Казахстан уже входит в заветную 50 стран.

 

Вместе с тем по экологическим параметрам страна на 70-м месте. Индекс человеческого развития также показывает, что по уровню образования страна находится на достаточно высоком уровне, а по одному из ключевых показателей - продолжительности жизни, Казахстан находится в самом основании пирамиды - на 141-м месте. Индекс экологической устойчивости, рассчитываемый по международной методике, складывается из 76 частных показателей. Согласно методике Йельского университета по состоянию экологических систем: уровню антропологического стресса (прессинга), по здоровью населения в Казахстане ситуация несколько лучше, чем в среднем по странам мира. но по социальным и институциональным аспектам доля Казахстана составляет менее 30% от показателей развитых стран.

 

Аналогичный анализ индекса роста конкурентоспособности, рассчитанный Давосским форумом, демонстрирует: по макроэкономике Казахстан имеет уже 90% возможного, но по институциональному обеспечению, технологической подготовленности, инновациям, инфраструктуре республика находится едва за гранью 50%.

 

О необходимости технологического и инфраструктурного прорыва говорится не впервой. Что же касается реального воплощения проектов, то с этим «загвоздки». Более того, со стороны, некоторые планы оцениваются как недостижимые и некоторые считают, что лучше добывать сырье. Но тут вопрос: кто добывает и как использует...

 

Что касается теории устойчивого развития, то, по нашему разумению, показатели, как, собственно, сама эта идея и концепция ее воплощения, обеспечивают лишь минимум стандартов для стабильности: чтобы добывающие ТНК продолжали спокойно добывать и экспортировать сырье куда заблагорассудится, а остальные при этом «не штурмовали буровые вышки». Стремление же вывести страну в число 50 конкурентоспособных, а значит, достичь более высоких стандартов жизни - это уже дополнительное «изобретение». Можно сказать, национальная идея в довесок к УР. То ли к опыту стран Юго-Восточной Азии, то ли стран Восточной Европы... «Гибридный фрукт» одним словом.

 

Заботливые европейцы и беспечные казахстанцы

 

У европейцев причин, побудивших к диверсификации источников энергии, тоже немало. И они разные. Судя по словам г-на ван дер Меера, помимо дефицита запасов природных ресурсов «большое впечатление» произвели цифры, полученные в результатам исследований изменения климата. Причем не столько в далеком будущем, сколько ускорение таких тенденций уже в настоящем.

 

«Хотелось бы к 2029 году добиться того, чтобы 20% в нашем пакете сотрудничества составляли возобновляемые энергоресурсы: солнечная энергия, биологическое топливо. Чтобы меньше все-таки становилось нефти и газа. Нас связывает такая цель», - пояснил суть мероприятия еврочиновник. Вклад стран в ЕС, по его словам, должен балансировать затраты, которые делают развивающиеся страны. Это все нужно обсудить, для чего и необходим элемент третьего партнера, в качестве которого может выступить Казахстан.

 

В ЕС, как было отмечено на встрече, готовится законодательная база. В этом опыте заинтересован и Казахстан. так же один составной элемент общей политики, обсуждавшейся на мартовской встрече сторон, о которой напомнил г-н Меер, по крайней мере, 10% энергии для ЕС к 2020 г. должны генерироваться на основе биотоплива, для которого в Казахстане имеется большой потенциал. Европейский союз считает эту цель очень амбициозной. Чтобы быть более эффективными в использовании энергоресурсов, необходимо развитие новых технологий производства энергоресурсов.

 

Спикер напомнил также, что на 2007 - 2017 годы ЕС дополнительно выделяет 2,1 млрд. евро для решения вопросов, связанных с изменением климата. Совместные комбинированные цели помогут достичь цели. Этому будет способствовать и законодательство, принятое странами-членами ЕС. Говоря об опыте, он напомнил, что в ЕС соблюдается политика солидарности в области обеспечения нефтью, газом и электричеством, и там более богатые страны должны приложить больше усилий, чем бедные. Чтобы дать им принцип. возможность больше развиваться.

 

Реалии и перспективы

 

Директор департамента экологических проблем министерства Б.Бекниязов презентовал стратегию поэтапного обеспечения эффективного использования альтернативных источников энергоресурсов (АИЭ), разработанной МООС, и проект законодательного обеспечения перехода на альтернативные источники энергии, разработка которого включена в среднесрочную программу правительства на 2007-2009 годы. Цель законопроекта увеличение доли использования АИЭ.

 

Ратификация Киотского протокола является одним из инструментов. На последней конференции в качестве базового показателя для Казахстана был определен 1992 год. Это 344,1 млн тонн эквивалента СО По словам выступавшего, механизмы Киотского протокола создают реальные стимулы для повышения инвестиционной соблазнительности. Поскольку 87% выбросов парниковых газов образуются в энергетическом секторе, на него и возлагается основная доля снижения выбросов за счет реализации инновационных проектов. А если судить по выступлениям европейских представителей, то и за счет переориентации фискальной политики.

 

Далее с сообщениями о роли и месте альтернативных источников энергии в структуре казахстанской энергетики выступали представители отечественных институтов и организаций: Г. Дорошин, Н. Буктуков, А. Алимгазин. Ученые уже рассматривали два базовых сценария развития электроэнергетики. По оценкам отечественных ученых и специалистов, если на данный момент не заниматься альтернативной энергетикой, то к 2024 году Казахстан получит уже не диверсификацию, а монофикацию, львиную долю в которой будет занимать угольная энергетика. Хотя, заметим, что и в угольной отрасли тоже имеется потенциал перехода на новые технологии. Состоится это или нет, другой вопрос.

 

Что касается другого сценария - перспективы диверсификации, то согласно расчетам специалистов: примерно 22% в структуре потребления электроэнергии в Казахстане могут составить гидростанции, ветроэнергетика. И все же базовой долей, по их мнению, должна быть газовая составляющая.

 

В Астане планируется создание двух центров: «Солярного» и Евразийского центра воды, на которые будут возложены функции по разработке и внедрению технологий по использованию возобновляемых ресурсов. За предстоящие 17 лет предстоит почти удвоить долю использования альтернативных источников. В Казахстане, по мнению спикеров, имеется значительный потенциал для развития различных отраслей экономики на основе возобновляемых источников энергии. Таких как биогорючее, биогаз, биоэтанол, био, ветро- и гидроэнергетика, и геотермальной энергетики, гелиоэнергетики, применение которых не вызывает парникового эффекта и связанных с этим климатических изменений. Были названы такие отрасли, как сельское хозяйство и переработка сельхозпродукции, рыбное и водное хозяйство, рыбная промышленность, лесное хозяйство и переработка, топливно-энергетическая.

 

Гидроэнергетический потенциал Казахстана оценивается в 170 млрд. кВт часов в год. Особенно перспективным направлением, по мнению экспертов, является создание микроГЭС, работающих без подпорных плотин. А в ветроэнергетике может быть реализован потенциал в 1,8 трлн. кВт/часов. Потенциальные возможности солнечной энергии оцениваются в 2,5 млрд. кВт/час в год. Огромным резервом является применение экологического топлива: за счет переработки отходов сельскохозяйственного производства может быть ежегодно получено до 35 млрд. кВт/час электрической и 44 млрд. Гкал. тепловой энергии.

 

При поддержке программы ООН в районе Джунгарских ворот начаты работы по организации строительства пилотной электростанции мощностью 5 мегаватт. Как было замечено одним из спикеров, такой мощности достаточно для решения проблем небольшого городка. В Шетском районе Карагандинской области установлены 11 ветровых энергостанций. Важным этапом является строительство Мойнакской ГЭС и других. Как отмечалось специалистами, внедрение технологий осложняется отсутствием систематической поддержки. Приводился также отрицательный опыт с использованием неприспособленных к местным условиям ветровых станций, которые простаивают уже в течение года...

 

С позиции динамики использования ветроэнергетики в мире, ученые отмечают рост потребления. По данным, представленным менеджером проекта ООН Геннадием Дорошиным, если в 1994 году было всего 5 тыс. мегаватт установленной мощности, то в 2005 году суммарная мощность ветроустановок в мире составила уже 60 мегаватт, ежегодный рост составляет примерно 25%. К 2030 году предполагается что показатель достигнет 230 тысяч мегаватт. Около 40 стран уже используют ВЭС. Развитие ВЭС, по его данным, коммерчески апробировано, и стоимость электроэнергии от ВЭС уже сопоставима с обычными источниками.

 

В целом потенциал ветроэнергетики может быть доведен до 50 тыс. мВт. Мощность ВЭС доходит до 1000 мВт, и для Алматы, по мнению экспертов, было бы достаточно двух ВЭС. Для сельских регионов очень подошли бы мини-станции. На на данный момент стоимость установленной мощности для крупных установок составляет $1300-1500 на киловатт/час, для малых станций будет дороже $2-3 тыс на киловатт/час. но с ростом числа станций прослеживается тенденция удешевления ветроэнергетики.

 

Хороший ветровой потенциал имеют Центральный регион, Прикаспий и часть юга страны. Это Джунгарские ворота, Шелекский коридор, а также Астана, форт Шевченко и Аркалык. По линии ВБ в Шетском районе развивается проект по ветроэнергетике. ЕС серьезно занимается такими источниками, и Казахстан стремится развиваться также в этом направлении, используя опыт ЕС. По оценкам одного из спикеров, используя силу ветров, можно получить 1,8 трлн. кВт/час электроэнергии, что гораздо превышает общие потребности Казахстана. При годовом производстве порядка 5 млрд. кВт/час в год и требуемых инвестициях в $2,5 млрд. Казахстан имеет два проекта для инвесторов. но для их привлечения необходимо принять госпрограмму и обеспечить поддержку инвесторов на законодательном уровне.

 

На юге Казахстана, по мнению спикеров, можно покрыть дефицит, соорудив каскад экологически чистых мини-ГЭС (без подпорных плотин), поскольку гидроэнергетический потенциал по отрогам Жетысуйского и Заилийского Алатау оценивается не менее чем в 4 ГВт мощности, что составляет фактически четверть потенциала энергетики юга. Применение солнечной энергии широкого развития не получило из-за тарифной политики.

 

Источник: http://www.solar-ct.com

 



ПІДВИЩЕННЯ РІВНЯ ТА ЕФЕКТИВНОСТІ. Новая страница 1. С тревогой о важном. Прогнозная эффективность энергет.

На главную  Твердое топливо 





0.004
 
Яндекс.Метрика