Промышленная резка бетона: rezkabetona.su
На главную  Энергопотребление 

Киотский протокол

Проблема изменения климата, так же относительно недавно волновавшая только специалистов-метеорологов, в последнее время превратилась в политический вопрос всемирного значения. После отказа Соединенных Штатов подписать Киотский протокол к рамочной Конвенции ООН об изменении климата судьба этого документа зависит от России. Для вступления протокола в силу необходимо, чтобы его ратифицировали страны, на долю которых приходится не менее 55 % всех мировых выбросов парниковых газов. Без Москвы с ее 17 % выбросов необходимого уровня не достигнуть. В связи с этим сторонники протокола, а наиболее активную позицию занимает Европейский союз, пытаются повлиять на российское правительство, чередуя заманчивые обещания с довольно жестким давлением. В России же нет единства взглядов на тему о ратификации Киотского протокола.

 

Накануне Всемирной конференции по изменению климата, которая прошла в Москве в конце сентября – начале октября 2003 года, журнал «Россия в глобальной политике» и Совет по внешней и оборонной политике провели конференцию «Ратификация Киотского протокола: экономические последствия для России». В ней участвовали представители всех ведомств, организаций и исследовательских центров, имеющих отношение к данной теме. По мнению множественных выступавших, проблема носит противоречивый характер, и выбор, перед которым стоит Россия, весьма непрост. Ведь, как заявил председатель правления «Центра климатических проектов совместного осуществления» Росгидромета Виктор Потапов, «не ратифицировать Киотский протокол на на данный моментшний день политически невыгодно – ратифицировать его, не имея национальной системы регулирования выбросов парниковых газов, невыгодно экономически... Затягивание же сроков создания такой системы в России не выгодно ни политически, ни экономически».

 

Именно противоречивость проблемы ратификации Киотского протокола обусловливает необходимость ее дополнительного изучения и проведения общественной экспертизы. «Требуется широчайшая общественная дискуссия, прежде чем такое решение будет принято», – отметил заместитель председателя правления холдинга «Интеррос» Андрей Бугров. Тем более что, как подчеркнул первый заместитель директора Института мировой экономики и международных отношений РАН Александр Дынкин, с одной стороны, «Киотский цикл возник в связи с идеей борьбы с глобальным потеплением», а с другой – «геологи, например, утверждают, что базовой парниковый газ – это водяной пар, и его концентрация практически не зависит от антропогенных воздействий». Кроме того, напоминает Дынкин, «помимо водяного пара есть и другая проблема. Выбросы в результате таяния вечной мерзлоты и тундры уже через 20 лет превысят антропогенное воздействие». Поэтому Киотский протокол – это не ответ на вопрос об изменении климата. Докладчик выступил решительно «против потребительского, упрощенного взгляда на Киотский цикл – ратифицировать, немедленно продавать, получать сотни миллиардов… Киотская стратегия в целом затратна, но она, безусловно, ориентирует бизнес на инвестиции в экологически чистые энергосберегающие технологии. Важно понять, что здесь есть шанс для наших технологий и для увеличения спроса на эти технологии». Временный поверенный в делах Европейской Комиссии в России Винсент Пикет не сомневается: «России с экономической позиции выгодны международная торговля эмиссией, и проекты совместного осуществления. Страна выиграет от передачи современных технологий и значительных инвестиций». Отказ же от ратификации «не принесет России ни единой копейки».

 

Как заявил председатель Росгидромета Александр Бедрицкий, Росгидромет и Федеральная служба России по метеорологии и мониторингу окружающей среды также осознают «определенное несовершенство и противоречивость некоторых положений Киотского протокола». но обе службы рекомендовали Правительству России ратифицировать документ «при реализации ряда подготовительных мер». Вместе с тем Киотский протокол – это только «первый шаг, который надо сделать, чтобы вместе работать над решением глобальной проблемы выбросов парниковых газов». Международный переговорный цикл будет развиваться, отметил председатель Росгидромета и подчеркнул, что Россия не должна оказаться на обочине, вне этого цикла. Однажды подобное уже произошло со вступлением в ВТО, и теперь приходится нести дополнительные издержки, чтобы войти в группу стран, которые формируют правила игры.

 

Сергей Рогинко, руководитель группы «экологичность и развитие» Института Европы РАН, тоже считает, что именно Киотский цикл позволяет принять участие в формировании правил игры: «Реально на на данный моментшний момент есть лишь один легитимный способ продажи квот. Это проекты совместного осуществления». Вместе с тем он сомневается в возможности получить выгоды от продажи квот: «Это рынок не продавца, а покупателя, на нем можно продать только ограниченное количество квот».

 

В отличие от Рогинко, заместитель министра экономического развития и торговли Мухамед Циканов уверен, что «мы действительно можем иметь и, скорее всего, будем иметь хотя бы минимум экономических выгод от этого протокола. Во-первых, это капитализация компаний, которые имеют углекислый газ. Во-вторых, это реальная принцип. возможность торговли квотами или использование других механизмов гибкости Киотского протокола».

 

Однозначную выгоду в ратификации Киотского протокола видит директор Института водных проблем РАН Виктор Данилов-Данильян. «Не торговля квотами является главным в Киотском протоколе, а механизм совместного осуществления. Даже если вообще никакой торговли квотами не будет, все равно ратификация протокола исключительно выгодна для России с экономической точки зрения». «Конечно, никакого золотого дождя на Россию не прольется, – полагает он, – но надо работать. Экономические последствия весьма благоприятны… А ждать, когда будет разработан идеальный документ, никак нельзя. Пока мы будем ждать, мы все умрем, и наши дети не родятся. Надо действовать». С ним согласен лидер движения «Кедр» Анатолий Панфилов: «Киотский протокол – это первый шаг, после которого Россия может выступить экологическим донором».

 

Между тем большинство экспертов, в том числе и сторонники ратификации, сходятся в одном: не есть убедительных доказательств того, что именно выбросы углекислого газа являются источником глобального потепления. И усилия Киотского цикла направлены не на изменение климата, а, скорее, на совершенствование технологий. По большому счету это вопрос мировой экономики. «Киотский протокол – это, конечно, не решение климатической проблемы, – считает исполнительный директор Центра по эффективному использованию энергии Игорь Башмаков. – Он и не нацелен спасти планету от глобального потепления. Он нацелен только на одно: понять и оценивать наши возможности, затраты и выгоды».

 

Для России Киотский цикл представляет собой некую направляющую в русле мирового развития. «Киотский протокол может стать технологической планкой, с которой, может быть, мы начнем устойчивое продвижение в неком разумном направлении», – надеется, в частности, Сергей Бобылев (факультет экономики МГУ). А по мнению председателя президиума Института проблем глобализации Михаила Делягина, «это вопрос не столько экологии и даже не столько международного престижа, сколько нового позиционирования России в мире»: «Мы должны сформулировать наши требования в рамках Киотского протокола. И поскольку экономическая выгода действительно есть, но она не критична, то мы можем жестко навязывать эти требования».

 

«Безусловно, – утверждает президент Ассоциации независимых центров экономического анализа Леонид Григорьев, – с политической позиции весьма важно, чтобы Россию не считали причиной остановки Киотского цикла, но отсутствует ясность в отношении конкретных экономических выгод». «Мы находимся в ловушке “великодержавности” – нам стыдно торговаться». Как полагает Григорьев, «в конечном итоге нам не удастся получить большие деньги по торговле собственно квотами, но мы должны настаивать на включении нас во все эти механизмы». При этом на уровне предприятий необходимо связать квоты с инвестициями помимо дополнительных проектов – «это было бы полезно для экономики, поскольку означает дополнительные инвестиции в модернизацию». В связи с этим возникает так же одна проблема – «проблема создания внутренних механизмов и весьма серьезной координации внешней и внутренней экономической политики».

 

Механизмы принятия и реализации решений, связанных с Киотским протоколом, нуждаются в тщательной разработке. «Понятно желание европейцев организовать рынок для своей продукции, – констатирует вице-президент «СУАЛ-холдинга» Василий Киселев. – Но если мы это понимаем, то для нас самый главный вопрос: как встроить свою отечественную мысль, технологию и науку в этот цикл?»

 

А вот президент фонда «Политика» Вячеслав Никонов полагает, что «у человечества есть не менее важные проблемы, для решения которых необходимы экономический рост, прогресс и развитие». «Угроза парниковых газов для климата планеты, и об этом много говорили, не доказана. м. тем миллиард людей на планете голодает; 1,6 млрд на планете не имеют доступа к электричеству, и 2,5 млрд – пользуются биомассой в качестве средства энергетики». «Позиция России сейчас абсолютно моральна: она лидирует в мире не только по выполнению, но и по перевыполнению Киотского протокола». Что же касается обещания продавать в будущем свои квоты, то оно несостоятельно. К тому же «Соединенные Штаты – основные потенциальные покупатели квот – ниразу не вернутся в Киотский протокол», а ЕС – весьма несговорчивый партнер, когда дело касается России, и вряд ли он пойдет на уступки. Выполнение обязательств по протоколу наложит на Россию определенные ограничения. Ратифицировав Киотский протокол, «мы можем просто продать свой будущий экономический рост за цену, которую пока даже не знаем», резюмировал Никонов.

 

От принятия поспешных решений предостерег и председатель Комитета по природопользованию и экологии ТПП РФ Сергей Алексеев. Он не уверен, что наша промышленность сможет играть по своим правилам и в свою игру. Россия не готова подписывать Киотский протокол на данный момент. «В Киотском протоколе есть весьма здравые экономические механизмы, но принимать на себя на данный момент обязательства в рамках протокола несколько преждевременно», отметил докладчик, согласившись с тезисом о необходимости создания национальной системы регулирования выбросов парниковых газов.

 

Член правления РАО «ЕЭС России» Анатолий Зелинский призвал не затягивать с ратификацией протокола и обратил внимание присутствующих на последствия отказа. В этом случае, уверен он, к уже имеющимся претензиям, которые выдвигаются в Европе в адрес российских товаров в рамках антидемпинговых процедур, добавиться экологическая составляющая.

 

Одна из проблем, связанных с Киотским циклом, состоит в несовершенстве самого протокола. «В том виде, в каком есть сейчас Киотский протокол, он не устраивает никого. Сейчас речь идет о модернизации Киотского протокола или разработке нового соглашения, в основе которого – технологический прорыв, экономическая эффективность и глобальный охват, значит участие всех стран с учетом их особенностей», – сообщил помощник главы Росгидромета, ответственный секретарь межведомственной Комиссии по проблемам изменения климата Евгений Уткин.

 

для решения всех проблем, связанных с Киотским циклом, и мировому сообществу в целом, и России в частности предстоит так же многое сделать. Как заметил Сергей Сибиряков, президент инновационной компании «ТЕТ-технологии 3000», «вся проблема у нас внутри. А дальше, если мы ее начнем решать, мы решим весьма многие проблемы».

 

Совет по внешней и оборонной политике и журнал «Россия в глобальной политике» будут внимательно следить за развитием дискуссии по вопросу о ратификации Киотского протокола.

 

Источник: http://www.globalaffairs.ru

 



Энергосбережение как путь к безо. Методические рекомендации по про. Додаток 3. Тепло вылетает в трубку.

На главную  Энергопотребление 





0.0125
 
Яндекс.Метрика