Промышленная резка бетона: rezkabetona.su
На главную  Энергопотребление 

Президент раскритиковал реформу

Президент России Владимир Путин провел вчера совещание по проблемам обеспечения энергоресурсами потребностей экономики России в среднесрочной перспективе, на котором подверг критике Правительство за неразработанный комплексный план развития энергетики страны и потребовал подготовить его в самые короткие сроки. Владимир Путин призвал Правительство при разработке плана ориентироваться не только на природный газ, но и на другие источники энергии, а также обеспечить равный доступ к энергетическим ресурсам для всех участников экономической деятельности.

 

Президент России Владимир Путин:

 

- Несмотря на достаточно напряженную работу по обеспечению семипроцентного ежегодного роста экономики и удвоения ВВП за десять лет, – на данный момент нам становится очевидно, что естественным ограничителем при решении этой задачи является нехватка энергетических мощностей, дефицит, с которым мы уже столкнулись сейчас.

 

Рост потребления в среднем за последние пять лет увеличился на два процента, а за последние девять месяцев текущего года произошел скачок – 4,8 процента. А в некоторых регионах рост электропотребления в год уже составляет восемь-десять процентов. Снижение резерва мощности в некоторых регионах до уровня, не позволяющего ремонтировать и модернизировать устаревшую генерацию, усугубляет проблему.

 

До сих пор нет ясной, понятной программы развития электроэнергетики с учетом динамики роста экономики, повышения эфф. производства и потребления энергии. Отсутствует, насколько я понимаю, и проект генеральной схемы размещения объектов электроэнергетики.

 

Я исхожу из того, что в компаниях есть свои планы развития: и в Газпроме и в РАО ЕЭС, и в атомной энергетике, – но четкого понимания и заложенного в обязательный для исполнения на территории всей страны правительственного плана до сих пор, к сожалению, нет.

 

Мы не можем с вами, и это понятно для всех здесь присутствующих, всю экономику страны посадить на один энергоноситель – на природный газ. Это недопустимо – даже с позиции национальной безопасности. Нам нужно обеспечить равный доступ всех участников экономической деятельности к энергетике, причем на всей территории страны, с тем, чтобы обеспечить равномерное развитие производительных сил на всей территории страны. А в некоторых территориях, наверное, нужно подумать и об определенных льготных условиях, если мы хотим их развивать и сохранить там присутствие России в долгосрочной исторической перспективе.

 

Мы знаем, что депопуляция во множественных регионах продолжается – и, наверное, в первую очередь из-за завышенных тарифов на энергетику, на перевозки и другие проблемы, которые, в конечном счете, тоже связаны с энергетикой.

 

Председатель Комиссии Совета Федерации по естественным монополиям Михаил Одинцов:

 

- Ситуацию в газовой и электроэнергетической отраслях можно назвать тревожной, но не безысходной. И особую тревогу у нас вызывает положение именно в электроэнергетике и газовой промышленности – то есть в отраслях, которые реально обеспечивают энергетическую безопасность страны.

 

Единая энергетическая система, с одной стороны, это то большое счастье, которое нам досталось от времен Советского Союза. С другой стороны – то, что вызывает у нас нарастающую обеспокоенность, потому что ее возможности близки к исчерпанию. Это подтвердила прошедшая зима. Если в прошлом году только шесть регионов по уровню потребляемой энергии превысили дореформенные показатели, то в этом году таких регионов было уже 1 Три из них можно назвать близкими к критическим показателям – это Москва, Санкт-Петербург и Тюмень. В московском регионе, например, реальный дефицит мощности составляет 2500 МВт, который мы пока компенсируем за счет передачи энергии из соседних регионов. В ближайшие два-три года энергодефицитными станут Центральное Черноземье, Брянская и Тульская области. В 2009-2010 году - Северный Кавказ и Краснодарский край. Дефицит мощности в Уральском регионе прогнозируется уже с текущего года. По существующим прогнозам к 2010 году отработка ресурса в электроэнергетике может достичь от 37 до 50% от всех мощностей электростанций, в то время как спрос на электроэнергию будет постоянно расти. В связи с этим возрастают риски снижения надежности энергоснабжения даже в тех регионах, где дефицит энергетических мощностей не прогнозируется.

 

В газовой промышленности добыча на основных действующих месторождениях динамично снижается. Находящиеся в эксплуатации газовые месторождения в значительной степени выработаны, а низкие внутренние цены на это топливо не способны обеспечивать в достаточном объеме воспроизводство мощностей по добыче газа. Более трех четвертей газа добывается из месторождений с падающей добычей. Без освоения новых территорий Газпром уже в ближайшем будущем столкнется с целым рядом стратегических проблем, вызванных достижением предельной загрузки транспортных мощностей, значительными расходами на капремонт и реконструкцию устаревающего оборудования, падением добычи сырья на базовых месторождениях и так далее.

 

Колоссальные доходы, газовая промышленность получает от продажи газа за рубеж. но они покрывают такие же колоссальные убытки, связанные с существенно заниженными ценами на газ на внутреннем рынке. стоимость 1000 кубов газа в России стоит 25-30 долларов, а в Европе - в среднем 380 евро. Разница более чем в 10 раз! Чтобы развивать инфраструктуру, нам надо значительно увеличить экспорт газа.

 

Я согласен с Германом Грефом, который утверждает, что вслед за кризисом энергоснабжения в России может наступить и дефицит газа. По мнению министра, это связано с неразвитостью свободного и прозрачного рынка добычи и транспортировки газа. На мой взгляд – это связано так же и с его неразумным, внутренним использованием. Мало того, что наша промышленность в целом энергозатратна: на единицу продукции мы тратим в 3-5 раз больше топлива, чем в странах Европы и по некоторым данным в 10 раз больше, чем в США и Японии. Так еще и основная нагрузка приходится именно на газ, так как сохраняется неэффективной структура топливно–энергетического баланса страны, которая предопределяется, в большей степени, искаженными соотношениями цен на основные виды топливных ресурсов. Низкая стоимость на газ привела к тому, что в стране затянулась и стала уже наиболее значимой проблемой так называемая газовая пауза. Зависимость энергоснабжения России от потребления природного газа настолько высока - 50% в общем топливном балансе и 67% в балансе теплоэлектростанций, - что представляет реальную угрозу нашей экономике Основным потребителем газа в России, как известно, является электроэнергетика. В Приволжском, Центральном, Южном и Северо-Западном регионах за счет сокращения использования угля и мазута доля газа достигла 77 – 83%. В Москве и Московской области этот показатель так же выше - 95%. Если тенденция наращивания внутреннего потребления газа будет продолжаться, то мы не сможем увеличить его экспортные поставки. Напротив, вынуждены будем значительно их сократить.

 

Наш потенциал по газу огромен. И, конечно, этот вид топлива может и должен играть большую роль в энергобалансе России. Но! При условии, что КПД его использования будет увеличен вдвое и, соответственно, вдвое будет сокращено потребление. При этом приоритет должен отдаваться применению газа для нетопливных нужд. Наращивание потребления природного газа в качестве топлива приводит к экономически неэффективному использованию этого уникального невозобновляемого природного ресурса. И тем самым значительно снижает надежность системы энергоснабжения страны. Для сравнения: развитые страны Европы, потребляя примерно 440 млрд куб.м природного газа, из которых 250 млрд куб.м импортируют, в том числе около 100 млрд куб.м из России, расходуют газ вовсе не на выработку электроэнергии, а в домашних хозяйствах и на нетопливные нужды. Только 20% из поставляемого на европейский рынок природного газа направляется на выработку электроэнергии. Нам тоже необходимо разработать концепцию формирования топливно-энергетического баланса. Эта концепция должна, прежде всего, выровнять ценовую политику: дорожающий газ заставит переходить на более современные технологии в энергетике, значит строить более эффективные станции, развивать угольную промышленность, атомную энергетику, даст импульс к более широкому использованию мазута и местных видов топлива, и возобновляемых источников энергии.

 

В середине лета был принят закон Об экспорте газа, по которому за Газпромом была закреплена монополия на экспорт газа и газового конденсата. Дело в том, что на данный момент мы уже не вправе мыслить категориями менее масштабными, чем глобальная энергетическая безопасность, потому что Россия позиционирует себя как мировой энергетический лидер. Как известно, на заседании Совета безопасности в декабре 2005 года Владимир Путин поставил перед Россией задачу энергетического прорыва в международное пространство. А на саммите большой восьмерки в июле этого года наша страна фактически закрепила за собой позицию самого влиятельного игрока на энергетическом поле. Для этого нужна принципиально другая структура национальной экономики. В частности, вся ориентированная на экспорт сырьевая инфраструктура должна находиться под жестким контролем государства. Думаю, именно исходя из задач геополитического масштаба, Совет Федерации одобрил федеральный закон Об экспорте газа. Газ - стратегически важное сырье. На основании этого закон определяет порядок экспорта газа через единый канал, контролируемый государством. Это позволит демонстрировать стабильность цены для иностранных покупателей, обеспечивать гарантированное выполнение международных обязательств России, предотвратить досрочное исчерпание невозобновляемого природного ресурса, повысить энергетическую безопасность не только нашей страны, но и энергетически зависимых от наших пост * государств, защитить экономические интересы России на внешнем рынке. Закон признает Газпром как крупнейшего производителя газа в России, но вовсе не исключает из числа субъектов права независимых производителей этого вида топлива. Просто необходимо, чтобы такие производители могли сдавать газ по единой цене транспортировки за границу.

 

Как я уже сказал, объемы потребления электроэнергии превышают максимум, под который была создана энергосистема. При этом тарифы на электроэнергию, хоть и растут, но позволяют отрасли лишь работать в текущем режиме и покрывать затраты. На ввод новых мощностей финансовых ресурсов нет. С 2004 года темпы роста установленных тарифов на электроэнергию отстают от инфляции и сопровождаются опережающим ростом цен на топливо и промышленную продукцию. Так, в 2004 году при росте потребительских цен на 11,7% тарифы на электроэнергию увеличились на 11,4%, в 2005 – на 10,9% и 9,2% соответственно. На 2006 год при прогнозной инфляции 9% увеличение тарифов составляет 7,5%. Таков принцип инфляция минус. Результат этого - дефицит мощностей, грозящий повторением того, что случилось в Москве 25 мая 2005 года. Да, наши электроэнергетики научились жить в предписываемом госрегулированием режиме, когда темпы роста тарифов ниже темпов роста инфляции. Вопрос только – как долго. До следующей крупномасштабной аварии? До полного истощения основных фондов? Скупой платит дважды. А платить в любом случае придется. Только уже не столько за развитие, сколько за восстановление электроэнергетической структуры. На на данный моментшний день весьма важным является вопрос экономически обоснованных тарифов на электроэнергию, которые полностью обеспечивали бы инвестиционные потребности электроэнергетики.

 

Кто конкретно затягивает реформу? Таких людей нет. Главного противника реформ надо искать в доставшейся нам от посткоммунистического режима экономике, со всеми ее социальными проблемами. Структурные преобразования электроэнергетики уже можно считать необратимым фактом, но окончательную точку в реформе отрасли можно будет поставить, только когда в энергетике сложится нормальный инвестиционный цикл. А он сложится, только когда установятся нормальные рыночные цены. значит не раньше, чем удастся решить проблему перекрестного субсидирования - дотацию населения промышленностью. Попробую объяснить, почему. Допустим, 1 киловатт-часа стоит 1 рубль. Но это - некий усредненный тариф в целом по стране. Население платит за киловатт-час только 50 копеек. Остальные 50 копеек за нас доплачивает промышленность. Значит, ей тот же киловатт обходится уже в полтора рубля. Чем это опасно? На промышленность ложится дополнительная нагрузка. Чтобы отбить эти расходы, скажем, металлургический комбинат поднимает цены на стальной прокат. А покупатель металла – например, автозавод – поднимет цены на свои автомобили. И так далее - круг замкнется: в итоге конечный потребитель, когда-то недоплативший 50 копеек за электроэнергию, за все расплатится сторицей, так как каждый участник этой цепочки норовит так же и накрутить в свою пользу. В масштабах страны это означает новый виток инфляции, падение реальных доходов населения, замедление роста ВВП – значит экономическую нестабильность. О каких частных инвестициях может идти речь?! Вот и получается, что из этой ситуации выход один: подтягивать тарифы для населения к уровню себестоимости энергоносителей. А дотирование малообеспеченных граждан по оплате энергии, которое обеспечивается в настоящее время путем перекрестного субсидирования, должно осуществляться за счет компенсаций из бюджетов. На ликвидацию перекрестного субсидирования и либерализацию цен на электроэнергию для населения нужно так же не менее 3-х лет. Именно на это время и затянется реформа. Но мы надеемся, что после 2009 года рыночные механизмы для стимулирования инвестиций заработают.

 

Ситуацию с энергодефицитом может разрешить только одно - строительство новых энергетических мощностей и модернизация существующих в сторону энергосбережения и повышение эффективности. При этом я думаю, необходимо осуществить переход от идеологии, основанной на изучении и прогнозировании спроса развития энергетики, на инфраструктурную. Иначе говоря, при планировании появления новых энергетических объектов, в тех регионах, где есть экономические возможности и условия для развития, должна использоваться модель опережающего спроса на электроэнергию. Это то, чему учит нас история создания таких городов, как Братск, Усть-Илимск. Сначала строились электростанции, потом появлялись социальная инфраструктура, затем вырастали лесопромышленные комплексы, алюминиевые заводы, планировались электрометаллургические комбинаты. Одновременно с развитием регионов шло то, что называлось закреплением населения на новых территориях. Именно формирование спроса на электроэнергию путем строительства крупных энергетических объектов, а не зависимость от него, должно стать основным м идеологии развития нашей энергетики в ближайшие 30 лет. Главным инвестором в этом случае, конечно, должно выступить государство, используя возможности Инвестиционного фонда. Это также может быть решено, например, в рамках проектов частно-государственного партнерства, когда частные компании строят формально государственный энергетический объект, получая право на прибыль от последующей реализации электроэнергии.

 

Источник: http://www.edinros.ru

 



Глава 6. Расчеты выбросов в атмосферу при. Рішення ХХ міжнародної конференц. ЧАСТЬ III.

На главную  Энергопотребление 





0.0135
 
Яндекс.Метрика