Промышленная резка бетона: rezkabetona.su
На главную  Энергопотребление 

Что реально означает

Для Китая, который не входит в Большую восьмерку, но принимает участие в некоторых ее встречах, энергетическая безопасность означает приобретение долей в иностранных нефтяных месторождениях - в Судане, Нигерии, Анголе и так далее. но это не прибавляет Китаю безопасности. Если разразится геополитический кризис, китайские танкеры могут оказаться заблокированными в открытом море - и при этом владение какой-то частью африканских месторождений Китаю никак не поможет. При отсутствии кризисов инвестиции в Африку имеют ненамного больший смысл - все - таки Китай может покупать нефть и на мировом рынке.

 

Для России, которая вынесла вопрос об энергии на повестку саммита большой восьмерки, энергетическая безопасность имеет так же одно значение: ограничение на размещение иностранных инвестиций в нефтяных и газовых месторождениях страны. но это - зеркальное отражение китайской ошибки. Обладание африканскими ресурсами не увеличивает безопасность Китая. Точно так же, безопасность России никак не снизится из-за того, что иностранцы будут владеть российскими ресурсами. В случае кризиса Россия могла бы взять свои месторождения под контроль с использованием военной силы. А в отсутствии кризиса она может получать налоги и пошлины за недра от иностранных фирм точно так же, как она получает их от российских компаний.

 

Поэтому в таких националистических концепциях энергетической безопасности нет особого смысла. Как написал недавно в журнале Foreign Affairs Даниэль Ергин (Daniel Yergin), реальная энергетическая безопасность требует отказаться от несбыточной мечты об энергетической независимости и примириться со взаимозависимостью.

 

Энергетическая взаимозависимость на самом деле даже полезна для энергетической безопасности. Вы только взгляните на рынок природного газа. В настоящее время фактически весь потребляемый американцами природный газ приходит с месторождений США и Канады. Лишь три прцентажа поставляется в страну танкерами в сжиженном виде. Это делает США крайне уязвимыми в случае перебоев с внутренними поставками. Если один из главных трубопроводов выйдет из строя из-за действий террористов или по причине урагана, будет весьма трудно восполнить потери за счет пост * из альтернативных источников, расположенных за пределами США. Цены резко вырастут. А покупая больше сжиженного газа у нескольких иностранных поставщиков, Соединенные Штаты снизят уровень своей энергетической независимости, но поднимут степень своей энергетической безопасности.

 

По ряду причин и нефтяной рынок тоже выступает в пользу взаимозависимости. Поскольку нефтью торгуют по всему миру, перебои с поставками в любой точке планеты отразятся на ценах на бензин внутри США. В связи с этим нет смысла замыкаться в рамках узкого националистического мышления. Если произойдет взрыв и пожар на одном из китайских месторождений, которое обслуживает потребителей в КНР, китайцы будут вынуждены покупать больше нефти на мировом рынке, а это повлечет рост цен в глобальном масштабе. В результате пострадают и американские водители. Поэтому энергетическая безопасность Китая не конкурирует с энергетической безопасностью США, как предполагает модель борьбы за ресурсы. Энергетическая безопасность Китая является частью энергетической безопасности США.

 

Многие бьют себя в грудь, крича о стратегических запасах американской нефти. Мысль об огромных бункерах, полных нефти-сырца, вызывает в воображении приятные чувства национальной самодостаточности. Черт с ними, с этими иностранцами - мы сами можем о себе позаботиться! но это в значительной степени лишь заблуждение. Если Соединенные Штаты Америки начнут использовать нефть из своих резервов, выгоды от этого распылятся по всему миру - все - таки такие действия окажут свое влияние на мировые цены. Чтобы оказать серьезное воздействие на цены, европейские и развитые азиатские страны должны в унисон с США выпустить нефть из собственных запасов. Стратегические резервы нефти это отнюдь не инструмент национальной самодостаточности - это классический инструмент многосторонней взаимозависимости. есть настоятельная необходимость включить крупные развивающиеся экономики в состав Международного энергетического агентства (International Energy Agency), которое координирует расход и накоп ление резервов богатых стран.

 

А как насчет отношений США с поставщиками энергоресурсов: подходит ли здесь националистическая модель конкуренции? Арабское нефтяное эмбарго 1973 года продемонстрировало опасность конфликта м. поставщиками и потребителями, а прекращение Россией пост * газа в Украину зимой этого года демонстрирует, что принцип. возможность такого эмбарго сохраняется и на данный момент. но поставщики хорошо знают, что тактика силового давления - это самый короткий путь для ускоренных поисков альтернативных источников пост * . и Россия, играя в политические игры с энергоресурсами, чаще использует тактику субсидирования пост * , нежели тактику отказов в поставках. Следовательно, угроза эмбарго со стороны нефтяных государств менее опасна, чем угроза насилия со стороны негосударственных сил. Речь здесь может идти о нападениях боевиков в нигерийском нефтяном треугольнике или об ударах Аль-Каиды в Саудовской Аравии. В этом смысле энергетическую безопасность производителей крайне не желательно противопоставлят энергетической безопасности потребителей. Здесь налицо взаимная зависимость.

 

Если саммиту Большой восьмерки удастся громко заявить о такой взаимозависимости, то это принесет определенную пользу. Националистическая концепция энергетической безопасности не только бесполезна - она опасна. Поощрение конкурентной борьбы за ресурсы может постепенно привести к конфликту. А разговоры такого рода о безопасности лишь усиливают незащищенность и уязвимость.

 



Об энергосбережении в городе Мос. Десять вопросов Кабмину по комму. Управление энергией. Глава 5.

На главную  Энергопотребление 





0.7382
 
Яндекс.Метрика