Промышленная резка бетона: rezkabetona.su
На главную  Энергопотребление 

Жадность

Начнем с экономической географии. В России два магистральных экспортных газопровода, построенных так же в СССР. Это: Уренгой – Помары - Ужгород («Дружба») и «Ямал-Европа». Первый проходит по территории Украины в страны Восточной и Центральной Европы, а второй – через территорию Беларуси в Польшу и Германию. Это крупные, многониточные газопроводные магистрали. Обе они начинаются в одном районе – на севере Западной Сибири, на основных месторождениях «Газпрома», разрабатываемых с советских времен.

 

Газопровод «Средняя Азия – Центр» (далее САЦ) был построен в конце 60-х годов для транспортировки газа из Узбекистана и Туркменистана в центральные районы России. Этот газопровод заканчивается в Москве, но подходит к ней с двух сторон: с юга и юго-востока. Газопровод на территории России, в Александровом Гае (граница с Казахстаном), раздваивается на два рукава: северное – Александров Гай – Петровск – Москва, и северо-западное – Александров Гай – Острогожск – Елец – Серпухов – Москва. Северо-западное направление в Ельце пересекается с экспортным газопроводом «Дружба». Вот такая география главных газопроводов России в общих чертах.

 

Российский газ в обе трубы попадает с одних и тех же месторождений. но газ из газопровода «Дружба» разбирается практически на всем протяжении на снабжение Урала, Поволжья, Центральной России, Москвы. Газопровод «Ямал» в этом отношении отдает газ только на снабжение Северо-Запада и Петербурга. Итак, в газопроводе «Дружба» до границы Украины доходит только часть газа, отправленного из Западной Сибири.

 

Теперь, зачем нужен среднеазиатский газ в этой системе? Дело в том, что темп роста экспорта газа заметно превышает темпы роста добычи газа в России. Среднегодовые темпы роста за 2000-2004 годы составили 9,2%, как прирост добычи за 2005 год по данным Минпромэнерго России составил 1,13%, по данным Росстата – 0,5%. В фактическом объеме эта разница составляет 4,6 млрд. кубометров газа. В 2004 году прирост добычи газа составил 1,9%. Ясно, что темпы добычи резко отстают от темпов вывоза, и этот зазор только увеличивается.

 

Кроме высоких темпов роста экспорта газа в России есть также прирост внутреннего потребления газа, от которого зависит существование множественных отраслей, в частности электроэнергетики, которая уже испытывает нехватку газа для выработки энергии.

 

Туркменский газ был необходим для восполнения этого дефицита, и «Газпром» с момента заключения соглашения с Туркменистаном в 2003 году закупал его все больше и больше. В 2003 году куплено 5 млрд. кубометров, в 2004 – 6 млрд. кубометров, в 2005 году – 7 млрд. кубометров, в 2006 году планировалось закупить 10 млрд. кубометров, а с 2009 года планировалось закупать уже 70-80 млрд. кубометров в год.

 

Поскольку на основных газовых месторождениях «Газпрома» начался этап падающей добычи, а новых месторождений введено не было, то Туркменистан должен был восполнить дефицит газа в России, образовывающийся из-за чрезмерного экспорта. По этому соглашению видно, что «Газпром» готовился в 2009 году бросить пару своих основных месторождений и перейти на туркменский газ.

 

Весь вопрос в ценах. Когда составлялся этот замечательный план, планировалось, что стоимость на туркменский газ будет оставаться на уровне 45 долларов за тысячу кубометров. у «Газпрома» был шанс вписаться в сложившуюся систему поддержания низких цен на газ на внутреннем рынке. Дешевый туркменский газ шел бы внутреннему потребителю, а более дорогой и более чистый российский газ – на экспорт. «Газпром» стал все больше и больше увеличивать экспорт газа, и его доля выросла до 36% в общем газовом балансе. Это принесло доходы, высокую капитализацию, что выдвинуло «Газпром» в число лидирующих в мире компаний.

 

На пути «Газпрома» была Украина, потреблявшая дешевый туркменский газ. Если бы ее удалось отрезать от потребления газа из Туркменистана, то открывалась принцип. возможность резко увеличить экспорт без опаски обрушить внутренний рынок потребления природного газа в России. «Газовая война» зимы 2005-2006 годов преследовала, в том числе, и эту цель – поднять уровень цен так, чтобы заметно сократить потребление газа «нежелательными» потребителями. Но, ситуация в конце концов получилась тупиковая. «Газпром» не согласен на низкие цены для Украины, а Украина не может покупать газ по высоким ценам. Временное ценовое равновесие было установлено 4 января 2006 года, и поиски компромисса продолжаются, поскольку в руках Украины 80% экспортных мощностей для российского газа.

 

Туркменистан в этой ситуации нанес фактически в буквальном смысле удар в спину «Газпрому», отказавшись продавать газ по 65 долларов. И без туркменского газа, и при высоких ценах на него выстроенная система распадается. Нехватка газа породит резкое сокращение экспорта, а дорогой туркменский газ повлечет рост цен на внутреннем рынке. «Газпром» загнали в угол, заставив выбирать м. падением объема экспорта и ростом цен на внутреннем рынке.

 

Судя по всему, «Газпром» выбрал путь роста цен на внутреннем рынке и в очередной раз обратился с просьбой повысить отпускные цены для российских потребителей. И дело не в себестоимости газа, добываемого в России, а в том, что его физически становится меньше, нехватка газа для покрытия потребления и экспорта растет и его надо чем-то покрывать. А тот газ, которым собрались покрывать эти расходы, взял и подорожал.

 

Тут «Газпрому» помочь ничем никак нельзя. «Жадность фраера сгубила», как пишут в таких случаях. Компания не должна была ни в коем случае одновременно делать две вещи: допускать превышения темпов роста экспорта над темпами роста добычи газа и развязывать ценовые войны. Однако, Алексей Миллер вступил на эту скользкую дорожку и теперь имеет все шансы повторить судьбу американского газового трейдера «Энрон».

 



Российский газ дотечет до Шанхая. Япония не ждет РАО. Регулятор против экономики. Проект.

На главную  Энергопотребление 





0.1944
 
Яндекс.Метрика