Промышленная резка бетона: rezkabetona.su
На главную  Энергопотребление 

Анатолий Кинах

Интервью с секретарем Совета безопасности и обороны Украины Драматические события, произошедшие за последний год в политической жизни Украины, в значительной степени осложнили отношения м. Украиной и Россией вообще и по вопросам ТЭК в частности. Об энергетической политике и приоритетных задачах нового украинского правительства специальный корреспондент «НиК» Ирина Роговая беседует с Анатолием Кинахом, ныне занимающим пост секретаря Совета безопасности и обороны Украины.

 

«НиК»: Анатолий Кириллович, Украина в прошедший год прожила сложный и весьма неоднозначный период своей новейшей истории. Показательно, что главным достижением украинской власти за весь год после «оранжевой революции» Вы называете лишь «умение признавать ошибки». Если так, не была ли ошибкой сама «революция»?

 

— Знаете, если власть способна признать свои ошибки и искать пути их исправления — это уже важный шаг вперед. на данный момент мы работаем над тем, чтобы решать проблемы страны не ситуативными пожарными методами, а в режиме планомерной и понятной для всех стратегии развития.

 

События, которые произошли в Украине в ходе президентских выборов, я расцениваю, прежде всего, как победу воли украинских граждан. И для победившей на выборах новой политической элиты было весьма важно как можно быстрее трансформировать беспрецедентно высокий уровень доверия к себе, в том числе со стороны внешнего мира, в прагматичные результаты. Но этого не произошло.

 

Первые несколько месяцев правительство решало задачу в режиме антикризисного менеджмента, преодолевая последствия массы популистских решений, принятых в ходе избирательной кампании прежней властью. Эта задача была выполнена в первые два-три месяца. Далее, к сожалению, когда надо было перейти к системной профессиональной работе, ситуация в Украине по-прежнему развивалась по варианту революционной целесообразности.

 

Более 80% доходной части бюджета 2005 года направлено на социальные выплаты: фактически, запланированная стратегия развития обернулась тактикой потребления. Были приняты хаотичные изменения в налоговой системе, в одностороннем порядке изменены условия деятельности инвесторов, прежде всего в свободных экономических зонах, на территориях приоритетного развития технологических парков. К тому же правительство предприняло попытку решать сложнейшие системные проблемы страны методом поиска врагов или ручным силовым управлением экономикой: директивные цены, популистская дискуссия о так называемой реприватизации.

 

Все это к концу года обернулось для украинской экономики ухудшением практически всех важнейших параметров. В частности, в 2004 году рост реинвестирования прибыли в базовой капитал составил порядка 34%, а на данный момент — 3,4%, значит разница в 10 раз. По итогам 9 месяцев 2005 года сальдо внешней торговли товарами упало до уровня минус $750 млн при росте импорта на 26%, а экспорта — только на 6%. Это абсолютно недопустимо.

 

Из всего позитива за этот год я бы отметил самое главное: на данный момент на самом высоком политическом уровне даны объективные оценки социально-экономической ситуации, в том числе принято решение о создании системы компенсаторов инвесторам, которые выполняют все свои обязательства, с тем чтобы восстановить доверие инвесторов к государству и создать разумные правила игры для привлечения новых инвестиций. Проекты соответствующих решений уже в работе. Для нас сейчас весьма важно укреплять то уникальное достояние, которое сложилось в результате «оранжевой революции». Поверьте моему большому опыту (от губернатора до премьер-министра) — такого высокого уровня доверия к власти не было в Украине никогда!

 

«НиК»: Первое Ваше действие на посту секретаря Совбеза — провозглашение доктрины усиления энергетической безопасности Украины. По сути, это те же задачи, которыми Вы занимались в кабинете министров много лет. Чем обусловлено такое идейное постоянство для столь разных государственных кресел?

 

— Тем обстоятельством, что вопросы энергетической безопасности, стратегия развития топливно-энергетического комплекса на данный момент являются одними из жизненно важных.

 

Украина, как большинство республик на постсоветском пространстве, крайне нуждается в модернизации, техническом и технологическом обновлении экономики. Моральный и физический износ основных фондов в Украине весьма высок, в разных отраслях он колеблется от 52% до 75%. Как сказал один аналитик, «всем надо понять, что исчерпывается советский запас прочности». И на данный момент надо делать все, чтобы экономика страны развивалась с усилением инвестиционно-инновационной составляющей. Энергоемкость внутреннего валового продукта в Украине минимум в 2-3 раза выше, чем в странах Центральной и Западной Европы. Для того чтобы решить эту проблему, нужно реализовать серьезную политику энергоэффективности и энергосбережения. В этой связи модернизация экономики, повышение конкурентоспособности, снижение энергоемкости ВВП — это важнейшие составляющие энергетической безопасности нашей страны на данном этапе.

 

Второй фактор — это крайне высокая степень зависимости Украины от пост * энергоносителей, от внешней экономической и политической конъюнктуры. Практически 80% нефти и 30% газа в Украину поставляется из одного региона — Российской Федерации. А с учетом, что и туркменский газ, прежде чем попасть в Украину, транспортируется через территорию России, 70% потребляемого газа мы получаем из одного региона. Это недопустимо высокий уровень внешней энергетической зависимости. По общеевропейскому стандарту эта цифра не должна превышать 30%. Поэтому я обращаюсь к нашим друзьям и партнерам в России: нравится кому-то или нет, но Украина будет делать все для усиления своей энергетической безопасности.

 

Разумеется, для нас весьма важно в этом вопросе поддерживать баланс интересов с нашими партнерами. Я должен так же раз подчеркнуть то, что говорилось неоднократно, — сотрудничество России и Украины в топливно-энергетической сфере неизбежно. Так что надо сообща искать пути решения различных проблем, на паритетной, равноправной основе.

 

«НиК»: но по целому ряду проблем нашим странам никак не удается прийти к согласию. Скажем, нефтепровод Одесса Броды — в Украине сейчас даже куплетисты рифмуют его с «интересами народа». На наш взгляд, подход украинских политиков к этому вопросу далек от прагматизма…

 

— В настоящее время трубопровод Одесса-Броды-Гданьск, евроазиатский коридор для пост * легкой каспийской нефти в Европу, работает в реверсном режиме, и я считаю, что это было правильное решение. Нужно было, чтобы заработало производство, технологическая составляющая этого участка маршрута. Но при этом мы уверены в целесообразности развития проекта в прямом направлении и предлагаем участвовать в нем и российским компаниям.

 

Этот проект является частью энергетической безопасности не только Украины, но и Европы, которая также вынуждена решать проблему диверсификации пост * нефти. Первая очередь предусматривает мощность где-то до 10 млн тонн нефти в год, с учетом второй очереди по этому маршруту можно будет поставлять до 40 млн тонн. ТЭО проекта нефтепровода Одесса-Броды-Гданьск разрабатывается при финансировании Европейской комиссии, в целом оно будет завершено в первом квартале 2006 года и станет основой для участия в этом проекте других компаний. должен подчеркнуть, что углубление евроинтеграции Украины абсолютно не противоречит созданию благоприятных условий для сотрудничества в направлении на восток, в первую очередь с Россией. Нам всем надо понять, что перспектива — только в формировании равноправных, взаимовыгодных, партнерских отношений и равноправной конкуренции, основанной на четком прагматизме. Мы этого добиваемся на протяжении множественных лет, и такова позиция нынешнего политического руководства страны, включая президента Ющенко.

 

«НиК»: Летом Виктор Ющенко, сославшись на данные геологоразведки, заявил, что в стране достаточно собственных энергоресурсов, чтобы «удовлетворять львиную долю своих потребностей». Сколько политики и сколько экономики было в этом заявлении? Позволяют ли разведанные запасы уже сейчас всерьез говорить о сокращении зависимости Украины от внешних пост * энергоносителей? — Мы сейчас над этим работаем, и уверен, что составляющая собственной добычи будет повышаться, она уже повышается. В настоящее время Украина добывает на своей территории порядка 20 млрд м3 природного газа и около 3 млн тонн нефти и конденсата в год при фактическом потреблении более 70 млрд м3 и 21-22 млн тонн. Это, конечно, скромные показатели. Но у нас есть весьма перспективные территории, в первую очередь это причерноморский шельф.

 

Объемы здесь достаточно большие, чтобы поддерживать высокий уровень интереса потенциальных инвесторов. Есть много претендентов на разведку и добычу на шельфе, но суть не в стране происхождения капитала. многозначительные инвестиции придут только , когда частный инвестор будет уверен в политической стабильности, прозрачных и прогнозируемых правилах бизнеса и высоком уровне протекции прав собственников, прав инвесторов.

 

В Украине принят и действует качественный и адекватный международным нормам закон о разделе продукции, который позволяет привлекать инвестиции и создает весьма хорошие стимулы для инвесторов. Уже отработана система, включающая конкурсы по участию инвесторов в разведке и добыче энергоносителей на территории Украины.

 

Нам необходимо также создать четкую стратегию для нефтеперерабатывающей отрасли, поскольку это тоже важнейший ресурс для обеспечения энергетической безопасности страны. Украина, имея такие мощности нефтепереработки на своей территории, ни в коем случае не должна опираться на импорт полностью готовых нефтепродуктов. Если составляющая импорта будет повышаться, это разрушит нефтепереработку в стране.

 

«НиК»: Насколько уверенно могут чувствовать себя российские компании, в собственности которых находятся ведущие украинские НПЗ? Исключена ли принцип. возможность рецидива тех проблем, которые потрясли топливный рынок Украины прошлым летом?

 

— Я был категорически против директивного регулирования цен на энергоносители и вступал в жесткую дискуссию с бывшим премьер-министром Тимошенко по этому поводу. Моя позиция была известна собственникам нефтяных компаний, в том числе российских. И я рад, что мы совместными усилиями остановили весьма опасный для всей экономики цикл, когда фактически разрушался рынок нефтепродуктов в Украине.

 

Уверен, что такие рецидивы мы не допустим никогда. Мы также однозначно ставим точку в популистской дискуссии по поводу реприватизации и не допустим очередного передела собственности за рамками законов или честной конкуренции. Надо пресекать любые попытки делить бизнес на свой и чужой. Все равны перед законом независимо от политического окраса инвесторов или фамилии собственников.

 

Я считаю, что приватизация предприятий нефтепереработки была эффективной, и на тот момент времени (5-6 лет назад) это был единственно возможный способ спасти нефтеперерабатывающую отрасль Украины от разрушения. Предприятия не были загружены, а специфика НПЗ такова, что если оборудование длительно не используется, оно необратимо выходит из строя. весьма важно, что в ходе приватизации мы сумели создать условия для того, чтобы у НПЗ появились собственники, имеющие свою сырьевую базу. Это позволило загрузить нефтепереработку в таких объемах, что Украина не только обеспечила внутренние потребности, но и превратилась в государство-экспортера нефтепродуктов. Это был весьма серьезный качественный поворот, потому что до приватизации НПЗ все государственные регуляторы в Украине (включая налоговую и таможенную системы) были нацелены на создание преференций для импорта полностью готовых нефтепродуктов, что неэффективно.

 

В условиях роста цен на нефть мы не можем допустить повторения для НПЗ доприватизационной ситуации. Поэтому мы будем продолжать работу по увеличению объемов нефтепереработки на территории Украины, создавая условия для долгосрочного, прозрачного и надежного сотрудничества с собственниками. Мы также работаем над тем, чтобы закрепить стимулы для импорта сырой нефти и модернизации нефтеперерабатывающих мощностей на законодательно-нормативном уровне: в налоговой и таможенной политике, в условиях привлечения инвестиций. Это как раз тот случай, когда интересы собственника и интересы государства совпадают полностью.

 

«НиК»: Что касается совпадения интересов на межгосударственном уровне, то по конкретным вопросам здесь пока больше разногласий, особенно в газотранспортной сфере. Украина по-прежнему находится в жесткой оппозиции к проекту Североевропейского газопровода?

 

— Дело не в нашем негативном отношении к СЕГ, а в экономической целесообразности этого проекта. Мы предлагаем нашим партнерам, в том числе Евросоюзу, рассматривать проект СЕГ с позиции объективной оценки его прибыльности, окупаемости, актуальности. И, конечно же, с позиции максимального использования украинской ГТС, мощности которой в том же направлении не востребованы минимум на 30-40 млрд м3 газа в год. ГТС Украины — это уникальное высокотехнологическое сооружение. Через территорию Украины транспортируется минимум 115-120 млрд м3 природного газа. Это 40% всего газа, потребляемого в Европе. И на данный момент Украина полностью выполняет все свои договорные обязательства перед «Газпромом» по своевременной поставке газа в Европу.

 

В целом пропускная способность ГТС Украины при самых незначительных инвестициях может составлять как минимум 145-150 млрд м на данный момент мы развиваем проект «Богородчаны-Ужгород», что даст принцип. возможность увеличить мощность газотранспортной системы так же на 19 млрд м Одновременно мы занимаемся повышением технической и технологической надежности ГТС. В начале этого года мы получили целевой кредит Deutsche Bank (порядка €2 млрд) на модернизацию и наращивание пропускных мощностей ГТС.

 

При таких ресурсах разговор об альтернативном маршруте транспортировки газа в Европу определенно выглядит как политическая конъюнктура и попытка давления на Украину.

 

Не только Россия, но и другие наши партнеры — Туркменистан, Казахстан, Иран, Ирак, заинтересованы в выходе со своими энергоносителями на весьма ликвидный европейский рынок. Мы предлагаем всем работать вместе и создавать этот рынок. К примеру, газопровод Средняя Азия-Центр по своей пропускной способности (порядка 42 млрд м3 в год) не обеспечивает суммарные потребности России и Украины. Давайте вместе модернизировать, расширять возможности этого газопровода!

 

«НиК»: Развитие транзита газа через Украину упирается в проблему создания трехстороннего консорциума по управлению ГТС — эта задача до сих пор не решена. Сейчас позиция Украины по этому вопросу изменилась?

 

— Считаю, что газотранспортный консорциум имеет право на жизнь, эта тема не должна быть закрыта. Но никакого монопольного влияния с какой-либо одной стороны быть не может. Мы четко зафиксировали это в соглашении о газотранспортном консорциуме, которое я лично подписывал с украинской стороны в октябре 2002 года, в присутствии президентов Украины и России.

 

Последние события, происходящие в газовом секторе, напряженная дискуссия по условиям транзита российского газа через территорию Украины весьма наглядно показывают, как много накопилось вопросов. В том числе с учетом тех тенденций, которые происходят на мировом рынке энергоносителей.

 

Мы однозначно согласны с Россией, что необходимо последовательно менять схемы расчета за газ. В настоящее время стоимость транзита одной тысячи кубометров российского газа по территории Украины на 100 км — $1,0 Стоимость природного газа, которым Россия рассчитывается за услуги по транзиту, — $50 за 1 тыс. м Надо, безусловно, переходить на уровень мировых цен.

 

«НиК»: стоимость в $160 — Украина готова принять такое условие?

 

— Вот это главный вопрос. Здесь нужны согласованные действия. Одномоментный переход на такой уровень и новую методику сотрудничества по транзиту газа может обрушить экономику Украины, которая имеет свою специфику. 40% нашего экспорта — это продукция горно-металлургического и химического комплексов, значит достаточно энергоемкая продукция. При цене газа $95 наша химическая промышленность переходит порог рентабельности. При цене $103 — аналогичная ситуация в горно-металлургическом комплексе. Это не просто весьма многозначительные проблемы — это шоковые проблемы для нашей экономики. Я уже не говорю о таких вещах, как тарифы на жилищно-коммунальные услуги, уровень жизни украинских граждан и так далее.

 

Поэтому мы предлагаем: давайте действовать поэтапно. Тем более на 2006 год уже практически принят бюджет, где прежние параметры остались неизменными. Нам надо провести весьма глубокие, прагматичные, конструктивные переговоры, с тем чтобы ни в коем случае не дестабилизировать ситуацию в Украине, учитывая влияние этого фактора на все социально-экономические, да и общественно-политические параметры.

 

«НиК»: Через сколько лет Украина будет морально и экономически готова к предложенной цене за газ в $160?

 

— Нужны объективные расчеты. Два года, может, три. Безусловно, цикл должен быть весьма сжатым. Но нам нужно определенное время для адаптации украинской экономики к новому уровню цен на природный газ. В том числе для создания и реализации компенсаторов, не допускающих снижения уровня жизни граждан. «НиК»: 26 ноября в Украине стартовала кампания по выборам в Верховную Раду. Не станет ли очередная политическая борьба новым испытанием для страны и ее экономических партнеров?

 

— Выборы в парламент сопровождаются двумя, мягко говоря, новшествами — по сути, необратимым вступлением в силу с 1 января 2006 года конституционной и политической реформы. Речь о перераспределении полномочий м. парламентом, президентом и кабинетом министров, приближающемся к формату парламентско-президентской республики.

 

Второе — это пропорциональная система выборов во все структуры власти, что тоже является новым для Украины и весьма рискованным, учитывая отсутствие должного уровня политической реструктуризации общества, культуры и умения конкурировать, а не заниматься борьбой на взаимное уничтожение. Это трудный путь, но его надо пройти.

 

Источник: http://kinah.com.ua/

 



Використання інвестиційного потенціалу приватизації для підвищення рівня ефективності використання паливно. Экодом для России. З А К О Н У К Р А Ї Н И ПРО РЕГУЛЮВАННЯ ОБСЯГУ АНТРОПОГЕННИХ ВИКИДІВ ТА ПОГЛИНАННЯ ПАРНИКОВИХ ГАЗІВ. Как воровали нефтедоллары.

На главную  Энергопотребление 





0.0081
 
Яндекс.Метрика