Промышленная резка бетона: rezkabetona.su
На главную  Энергопотребление 

Торговля

Михаил Юлкин

 

общемировая энергетика» продолжает публикации о том, как России выполнить условия Киотского протокола

 

Статья 17 Киотского протокола, предусматривающая международную торговлю выбросами парниковых газов, предельно лаконична. Она гласит: «Стороны, включенные в Приложение B, могут участвовать в торговле выбросами для целей выполнения своих обязательств по ст. Любая такая торговля должна дополнять внутренние действия Сторон, направленные на выполнение количественных обязательств по ограничению и сокращению выбросов согласно указанной выше аналитической статье» (пер. с англ. – Авт.).

 

Поясним. Стороны, включенные в приложение B – это страны, взявшие на себя количественные обязательства по ограничению и сокращению выбросов парниковых газов на пятилетний период с 2008 по 2012 гг. Согласно ст.3 количественные обязательства для каждой страны, включенной в Приложение В, определяются как процент от некоторого базового уровня, чаще всего – от выбросов за 1990 г. Этот процент как раз и указан в Приложении В. Умножение базовой величины выбросов на указанный в Приложении В процент и на 5 (по числу лет зачетного периода) дает квоту на выбросы, в которую страна должна уложиться. Для этого она должна предпринять необходимые действия для ограничения и сокращения выбросов. Их примерный перечень приведен в ст. 2 Киотского протокола.

 

Если, несмотря на все меры и усилия, какой-либо державе не удастся сократить выбросы или ограничить их в соответствии с принятым обязательством, то на основании ст. 17 она может приобрести дополнительные квоты на выбросы у тех стран Приложения В, чьи выбросы окажутся ниже установленного уровня и кто захочет избытком своей квоты поделиться. При этом одна страна продает часть своей квоты, а другая ее покупает.

 

Впрочем, ничто не мешает странам Приложения В торговать выбросами. Причем, не дожидаясь окончания зачетного периода, когда станет ясно, у кого из них дефицит, а у кого профицит квот, и даже не дожидаясь 2008 г, а так сказать, впрок. Важно только, чтобы торговля шла параллельно с действиями по ограничению и сокращению выбросов внутри самих торгующих стран.

 

Джентльмены любят позеленее

 

Это последнее требование – отнюдь не такое формальное и безобидное, как может показаться на первый взгляд. Фактически оно означает, что не только покупатель не может откупиться от своих обязательств, приобретя недостающее количество квот у других стран, но и продавец не может продать квоты, если они не являются результатом целенаправленных действий по ограничению и сокращению выбросов.

 

Для России это имеет самые драматические последствия. Известно, что на данный момент мы выбрасываем примерно на треть меньше парниковых газов, чем позволяет наша киотская квота. но вызвано это, в основном, не мерами по ограничению и сокращению выбросов (для этого в России практически ничего не делается, особенно на правительственном уровне), а глубоким экономическим кризисом 1990-х, который сопровождался обвальным падением производства, закрытием предприятий, снижением жизненного уровня, ростом безработицы и бедности населения. В последнее время, правда, в России наметился экономический рост, который идет рука об руку с реконструкцией и модернизацией производства, и выбросы сокращаются уже по иной причине. Но все-таки вклад этих благоприятных факторов так же слишком мал по сравнению с коллапсом российской промышленности.

 

Поэтому никто из наших партнеров по Киотскому протоколу не намерен покупать у нас свободные квоты, доставшиеся столь дорогой ценой. Это полностью противоречило бы требованиям документа и тем этическим нормам, которые приняты в цивилизованном мире. Зато наши партнеры готовы покупать у нас то, что имеет ярко выраженную экологическую, зеленую окраску. Например, если эти проданные квоты служат источником реального сокращения такого же или большего количества выбросов и привлекают дополнительные средства для высокоэффективных природоохранных проектов. Так родилась идея торговли «зелеными» квотами, получившая кодовое название «Схема зеленых инвестиций».

 

«Схема зеленых инвестиций»: базовая концепция

 

Суть схемы состоит в том, что средства, вырученные от продажи квот, целевым образом направляются на финансирование проектов по сокращению выбросов в стране продавца, а покупатель, приобретая квоты, предоставляет средства для реализации таких проектов и имеет принцип. возможность проконтролировать в той или иной форме их использование. вся сделка приобретает характер участия покупателя квот в финансировании проектов по сокращению выбросов на территории страны продавца.
Это роднит «схему зеленых инвестиций» с механизмом совместного осуществления проектов (ПСО) по ст. 6 Киотского протокола. но имеются и существенные отличия. В рамках ПСО средства получает непосредственно то предприятие, которое реализует проект, а иностранному инвестору достается определенное количество единиц сокращения выбросов (ERU), образовавшихся в результате реализации проекта. В рамках «зеленой схемы» средства первоначально даются правительству, которое затем направляет их на финансирование проектов по сокращению выбросов, а покупатель получает оговоренную часть квоты на выбросы (ААU) независимо от результатов реализации этих проектов.

 

Ценным преимуществом «зеленой схемы» является то, что для ее внедрения не требуется специального законодательства. В самом деле, квоту на выбросы Россия приобретает на основании вступившего в силу Киотского протокола и на основании того же документа имеет право единицы этой квоты продавать. Средства от продажи квот поступают в российский бюджет и на основании российского законодательства могут быть переданы российским предприятиям как целевое финансирование или как целевые инвестиции.

 

«Схема зеленых инвестиций»: принципы и механизм реализации 1

 

Основным принципом «зеленой схемы» является принцип конкурентности, который должен соблюдаться по обе стороны границы. С одной стороны, единицы российской квоты должны продаваться на рынке посредством проведения аукционов, позволяющих выявить справедливую рыночную цену. С другой стороны, проекты, в которые будут направляться вырученные средства, также должны отбираться на конкурсной основе по установленным критериям.
Второй важнейший принцип – принцип защищенности, который тоже должен распространяться на всех участников. Во-первых, покупатели обязаны гарантировать свое участие в сделке и поэтому вместе с заявками на покупку квот должны представлять соответствующие банковские гарантии или иное первоклассное ликвидное обеспечение. Во-вторых, российское правительство должно со своей стороны гарантировать покупателю целевое использование средств от продажи квот на финансирование проектов по сокращению выбросов. Для этого надо открыть специальный счет, на который средства от продажи квот будут поступать, и с которого они будут расходоваться. Наконец, российские предприятия должны гарантировать, что выделенные им деньги пойдут на реализацию проектов и приведут к ожидаемым сокращениям парниковых выбросов.
Если не слишком вдаваться в подробности, принципиальную схему торговли «зелеными» квотами можно описать следующим образом ( .

 

Министерство экономического развития и торговли РФ либо иная уполномоченная правительством организация проводит в установленном порядке конкурс среди российских предприятий на получ. бюджетной поддержки проектов по сокращению выбросов парниковых газов в форме целевого бюджетного финансирования или целевых инвестиций. Конкурс проводится ежегодно, но может проводиться и чаще – например, два раза в год.

 

Для получения средств предприятие-победитель обязано предоставить банковскую гарантию выполнения своих обязательств, и застраховать сделку в пользу правительства РФ. При этом выделенная сумма не переводится ему на счет, а предоставляется строго на целевой основе для оплаты счетов поставщиков и подрядчиков по согласованным контрактам на поставку оборудования или выполнение работ для реализации проекта. Причем, все такие контракты должны заключаться предприятием на конкурсной основе в соответствии с процедурой тендерных торгов, гарантирующей равный доступ всех заинтересованных поставщиков и подрядчиков – как российских, так и иностранных.
После завершения конкурсного отбора проектов другое российское ведомство или уполномоченная правительством организация (принципиально не та, которая занимается отбором проектов) выставляет на международный аукцион часть российской квоты на выбросы. Количество продаваемых на аукционе квот определяется исходя из имеющихся в портфеле инвестиционных проектов по сокращению выбросов и числа поданных заявок на покупку квот. Решение о продаже квот принимается правительством РФ по представлению МЭРТ или самим министерством при наличии у него соответствующих полномочий.
Средства от продажи квот поступают на специальный счет правительства РФ в первоклассном иностранном или международном банке (например, во Всемирном) и могут быть сняты с этого счета только для финансирования отобранных проектов по сокращению выбросов под контролем этого банка. При этом средства, вырученные от продажи квот, отражаются как доходы федерального бюджета.

 

Вариации на тему

 

Наряду с базовым, в правительстве РФ анализируется и альтернативный вариант реализации «зеленой схемы». Он предусматривает не продажу правительством квот с последующим реинвестированием вырученных средств в проекты по сокращению выбросов, а передачу квот непосредственно предприятиям под заявленные ими проекты ( .

 

При этом предприятие может распорядиться полученными квотами уже по своему усмотрению. Оно может либо продать их, либо сберечь на будущее и продать , когда конъюнктура углеродного рынка будет для этого более благоприятна. Кроме того, предприятие может этими квотами расплатиться за кредит, если для реализации проекта оно использовало заемные средства.

 

По своей сути эта схема принципиально не отличается от описанной выше базовой схемы. но для ее реализации есть немало препятствий, связанных с особенностями российского законодательства. Если выплата денежных средств из бюджета российским предприятиям в принципе не противоречит законодательству, то принцип. возможность безвозмездной передачи предприятиям части российской квоты на выбросы законодательством вообще не предусмотрена. Не ясен и правовой механизм последующей продажи квот иностранным покупателям, и правомочность и налоговые последствия такой сделки.

 

Торг уместен?

 

При всех преимуществах «зеленой схемы» есть в ней моменты, которые делают ее уязвимой. Во-первых, Европейская схема торговли не предусматривает в качестве опции для участников принцип. возможность покупать у других стран квоты на выбросы, а разрешает им приобретать только сокращения выбросов согласно ст.ст.6 и 12 Киотского протокола. Значит, покупателями в рамках «зеленой схемы» будут не предприятия и компании, действующие в условиях ограничений на выбросы, а правительства стран Приложения В, что заведомо ограничивает спрос и в целом снижает соблазнительность «зеленой схемы» как инструмента привлечения капитала.

 

Во-вторых, для запуска «схемы зеленых инвестиций» необходимо разработать и принять ряд документов, определяющих формат проектов, порядок их подготовки и представления на конкурс, критерии оценки, порядок формирования конкурсной комиссии, регламент ее работы и т.д. Причем, и сами документы, и создаваемая на их базе система должны соответствовать требованиям потенциальных покупателей и гарантировать им приобретение настоящего «зеленого товара», а не суррогата с сомнительным душком. Увы, рассчитывать на такое особенно не приходится. Климат в стране не тот.
В-третьих, «схема зеленых инвестиций» весьма небыстрая. По самым скромным подсчетам, от подачи заявки на конкурс до открытия финансирования проекта пройдет год, а то и больше. Немного, вероятно, найдется желающих терять год даже ради бюджетной халявы. Время дорого. Да и про бесплатный сыр все давно уже все поняли. Одни проверки по линии прокуратуры и Счетной палаты чего стоят. А там так же чего доброго выяснится, что и гарантии правительство принимает только от двух–трех госбанков, и что не любая страховая компания годится, а непременно из какого-нибудь эдакого списка, особым чиновником составленного. И что в итоге от той халявы остается? А так же все - таки надо потратиться на разработку специальной документации, обосновывающей, что проект приводит к сокращению парниковых выбросов, и на независимую экспертизу этой документации, и на проведение ежегодного аудита, который должен засвидетельствовать целевое использование выделенных средств и достижение заявленного сокращения выбросов.

 

Вряд ли, учитывая все это, «схема зеленых инвестиций» будет пользоваться большой популярностью у российского бизнеса. Впрочем, кому надо, свое возьмет.

 

Соображения, изложенные в настоящем разделе, отражают позицию автора, которая может не совпадать с официальной позицией правительства РФ.

 

Источник: http://www.worldenergy.ru

 



Хитра. Человечеству угрожает глобальный. ОСНОВЫ РАЗРАБОТКИ ОТРАСЛЕВЫХ КОМ. Экономические и финансовые слова.

На главную  Энергопотребление 





0.0055
 
Яндекс.Метрика