Промышленная резка бетона: rezkabetona.su
На главную  Энергопотребление 

Глава 3

Видеоконференции

 

Магистрали данных стали одним из наиболее мощных символов технического прогресса. Бестселлер Альберта Гора 1992 г. «Земля в равновесии» помог широкой общественности осознать ту важную роль, которую играют телекоммуникационные магистрали в гармонизации экологических проблем и в процветании общества. В этом разделе мы расскажем о предварительном количественном исследовании потенциала электронных телекоммуникаций, содействующих умножению производительности ресурсов.

 

По нашим данным, этот потенциал намного превышает «фактор четыре». Мы осуществили ориентировочную оценку замены пересылки писем электронной почтой и замены делового совещания видеоконференцией (см. илл. 9 на вкладке).

 

Институт Рокки Маунтин с самого начала стал систематически использовать телекоммуникации для передачи данных и проведения видеоконференций. В ИРМ применяется аппаратура, которая сжимает цвет и звук в двоичный цифровой сигнал. Текст и графические изображения можно послать по телефонным каналам с использованием электронной почты и модемов. Телефон и факс вытесняют значительную часть путешествий. Например, вскоре после установки аппаратуры для проведения видеоконференций в 1993 г. одному из нас удалось избежать четырехдневного путешествия в Западную Австралию и сопряженных с ним неудобств и усталости. Это обошлось в значительно меньшую сумму, чем стоимость авиабилета. Можно было участвовать в большой конференции, включающей показ рисунков через проектор, просто сидя в ИРМ в удобном кресле перед видеокамерой, нажимая на несколько кнопок для вызова аппарата в Австралии и нормально разговаривая.

 

Микросхемы, запрограммированные израильскими алгоритмами сжатия данных, посылали изображение того, что двигалось (губы, брови и т. д.), но прекращали передачу тех частей, которые не двигались (например, уши). Сжатый сигнал проходил через несколько медных проводов до Базалта (Колорадо), с помощью оптического волокна — до Денвера; через серию спутников — до Перта (Западная Австралия), снова благодаря оптоволокну — до Фримантла;

 

посредством линии микроволновой связи — от крыши здания «Телеком» до крыши гостиницы, в которой проводилась конференция; с помощью коаксиального кабеля —до конференц-зала; через аналогичные микросхемы, которые воссоздавали высококачественное, движущееся, полноцветное изображение — на видеопроектор. И менее чем через четверть секунды после того, как было произнесено слово в горах Западного Колорадо, изображение, идеально синхронизированное в результате цифровой обработки со звуком, уже было на сетчатках глаз и на барабанных перепонках аудитории в Фримантле.

 

Аукционы подержанных машин

 

Обычно североамериканские дилеры, торгующие автомобилями, раз в месяц посещают аукционы, где осматривают и покупают автомобили, которые потом перепродают. Для дилеров, сотрудничающих с «Мицубиси мотор сэйлс Америка», трех-четырехчасовой аукцион проводится в шести районах США. Но поскольку дилеры разбросаны по многим районам, в том числе отдаленным от тех, где проводится аукцион, им приходится совершать поездки, которые иногда отнимают три дня. Теперь система интерактивного телевидения, действующая уже 10 лет, обещает устранить это тяжелое бремя путешествий.

 

Оперативная аукционная система под названием «Ауку-Нет», созданная в Атланте (Джорджия), освобождает дилеров от необходимости поездок на аукционы, сокращает издержки обращения и продолжительность цикла реализации продукта, улучшает учет запчастей. Фирма-продавец устанавливает в офисе дилера (с его разрешения) свое оборудование: компьютер и цифровой приемник, цветной монитор, специальный факс и спутниковую тарелку. Каждый вторник в течение 90 минут дилер может использовать это оборудование для осмотра автомобилей, изучения их технических характеристик и участия в электронных торгах. Дилеры остаются на своих местах, как и авто до тех пор, пока какой-то из них не куплен и не отправлен дилеру.

 

Дилеры могут также покупать и продавать авто на открытом аукционе, проводимом каждую пятницу. Вначале некоторые опасались покупать машину, не будучи в состоянии увидеть и потрогать ее, но весьма скоро такое отношение сменилось страстным желанием воспользоваться огромной экономией топлива, времени и денег. Сейчас программа расширяется за пределы первоначальных трех регионов. м. тем все 530 дилеров экономят бумагу благодаря связи по электронной почте со штаб-квартирой, где с 1985 г. развивается система безбумажного офиса.

 

«Фактор 100», но, быть может, лишь «фактор четыре»

 

Возвращаясь к главному вопросу этой книги, мы можем спросить, какое количество ресурсов способны сэкономить телекоммуникации. Возникают методологические неясности относительно того, что считать и что сравнивать. Мы выбрали метод MIPS Шмидта-Бле-ека, т.е. расчет затрат материала на единицу оказываемой услуги (см. главу 9 и введение к главе . Хартмут Штиллер из Вупперталь-ского института и Томас Эгнер из базирующегося в Ульме Научно-исследовательского института по обработке данных для потребителей получили следующие предварительные результаты.

 

Для трансатлантической командировки необходимо учитывать «экологические рюкзаки» потребления топлива в воздушном полете и эксплуатации самолета, пребывание в гостинице для проведения деловых переговоров и несколько других позиций, связанных с путешествием. В качестве оценки общий «экологический рюкзак» составляет около одной тонны. С другой стороны, видеоконференция продолжительностью шесть часов может потребовать менее 10 кг материальных затрат. Это означает, что видеоконференция длительностью в полдня могла бы обеспечить (ориентировочно) k уменьшения MIPS примерно в 100 раз.

 

Конечно, к этим результатам необходимо относиться с большой осторожностью. Не все служебные командировки можно адекватно заменить видеоконференциями. Значение крупных конференций в значительной степени обусловлено беседами во время перерыва за чашкой кофе, стендовыми докладами, специальными дискуссиями и восхитительными обедами, и побочными программами и завязыванием и возобновлением личных знакомств. Это не поддается передаче электронным способом. Более того, электронная почта и видеоконференции создают свой собственный импульс и могут даже побудить участников к планированию дополнительных путешествий, о которых они бы иначе и не подумали. Поэтому какими бы ни были математические результаты сравнения м. физическим перемещением и виртуальным или электронным транспортом, сокращение потребления ресурсов в реальном мире может оказаться довольно скромным, скорее всего — в 4 раза.

 

С другой стороны, громадный потенциал такого сокращения вполне может получить законное обоснование, если проводить политику, направленную на то, чтобы «заставить цены на транспорт раскрыть экологическую правду», т.е. сделать транспорт значительно дороже. В таком случае многие охотнее откажутся от некоторых поездок и утешатся осознанием того, что существенная часть спроса на транспорт в действительности не основана на необходимости.

 

Возможности видеоконференций многочисленны и поражают воображение. Благодаря телекоммуникациям, можно реализовывать специальные товары, даже произведения искусства. В популярной сети фотокопировальных предприятий США полным ходом идет установка оборудования, позволяющего жителю любого города провести видеоконференцию в другом городе без предварительной подготовки. Существуют также десятки тысяч частных установок. Например, недавно мы с коллегой обсуждали некое техническое устройство благодаря любезности картинной галереи, которая обычно пользуется видеоаппаратурой для показа произведений искусства будущим покупателям. Даже если на другом конце нет соответствующей аппаратуры, вы можете сделать высококачественную запись своего выступления на видеоленту, отправить ее для воспроизведения на стандартном видеоплейере и телевизоре, а затем провести обсуждение по телефону. Можно использовать и более простые, не столь высокого качества, но для множественных целей вполне приемлемые видеокарты, которые вставляются в обыкновенные персональные компьютеры. Такие видеокарты становятся все доступнее, они недороги и просты в обращении.

 

Пожалуй, одним из самых бурно развивающихся является «те-лекомьютинг» (дистанционный доступ), который обычно обеспечивает обмен данными, но мог бы обеспечить и проведение видеоконференции. Многие рабочие задания можно выполнять на расстоянии, т. е. работать, не выходя из дома, что особенно важно для родителей с маленькими детьми. Далее, для техобслуживания и ремонта не нужно личное присутствие специалистов. Многое можно сделать через видеосвязь. Когда, например, ИРМ потребовалось заменить электронную плату японского производства, то расстояние и языковой барьер были мгновенно преодолены простой установкой неисправной платы перед видеокамерой; поставщик смог точно увидеть, что необходимо отремонтировать.

 

Электронная почта

 

При создании этой книги обмен рукописями с самого начала осуществлялся по электронной почте через Атлантику из Сноумасса (Колорадо) в Вупперталь и Бонн (Германия). Кроме того, делались запросы в Сингапур, Бразилию, Японию и другие места по факсам, электронной почте и телефону. Представьте себе, сколько времени было бы потеряно и какое количество ресурсов было бы израсходовано, если бы этот обмен сообщениями и черновиками производился с помощью обычной авиапочты. Может быть, на написание первого чернового варианта книги ушло бы два года вместо двух месяцев. Несомненно, текст выглядел бы гораздо более «зрелым», но во множественных отношениях он бы отстал от жизни ко дню опубликования.

 

Что можно сказать о ресурсосбережениях благодаря замене, скажем, физической передачи почты факсимильной связью? В Японии, где эксперт по энергии Харуки Цучия изучил этот вопрос, телефонная сеть потребляет энергию, эквивалентную примерно 553 Вт за время каждого телефонного разговора. В 1991 г. в Японии было 56 миллионов телефонов, состоялось 74 миллиарда разговоров, в общей сложности продолжавшихся 3,4 миллиардов часов, или в среднем 1316 разговоров на телефон в год (2,8 минуты на разговор). потребление энергии на разговор равно 0,026 кВт. Заменяя путешествие, телефонный разговор экономит громадное количество энергии. Если письмо отправлено по почте, сравнение менее показательно: в Японии, где внутренняя почта пересылается наземным транспортом, а не по воздуху, на доставку письма в одну страницу требуется в 2 раза больше энергии, чем при передаче по факсу, который используется только 5 раз в день (поскольку его 15-ваттная энергия резервирования должна распределяться на эти несколько сообщений). Но если факс используется, скажем, 50 раз в день, то он становится примерно на 92% менее энергоемким, чем почта.

 

Используя аналогичный подход, Хармут Штиллер и Томас Эгнер оценили средние затраты на отправку по почте 10-граммового письма из Вупперталя в Сноумасс. «Вес» MIPS составлял бы примерно 0,5 кг. Эта величина представляет собой сумму пропорциональных затрат на производство бумаги и на наземный и воздушный транспорт. Электронная почта не требует прямых затрат, а основана на предыдущих материальных вложениях, необходимых для изготовления домашних компьютеров, кабелей и спутников. Если разделить эти вложения на примерный средний срок службы деталей аппаратуры, мы получим ориентировочную оценку MIPS, например, письма объемом в 10 килобайтов. Результат равен 5 г. Следовательно, k уменьшения MIPS составляет приблизительно 10 В зависимости от исходных предположении и от типа сравниваемых отправлений k мог бы вполне составить или 1000, или только 20.

 

Клубничный йогурт

 

Немцы весьма любят клубничный йогурт. Каждый год в стране съедают около 3 миллиардов баночек этого восхитительного продукта. До зимы 1992/1993 г. никто ниразу не задумывался о том, сколько перевозок необходимо для его производства и продажи. Исследования Стефани Беге произвели сенсацию: йогурт, его ингредиенты и материалы, используемые для стеклянного стаканчика, требовали в общей сложности перевозок на расстояние в 3500 км. К этому можно добавить так же 4500 км на транспорт поставщика. На 11 представлены данные, полученные Беге.

 

Эту карту напечатали все германские газеты. За один день Стефани Беге стала самым знаменитым исследователем Вупперталь-ского института, где она работает в транспортном отделе вместе с Рудольфом Петерсеном.

 

Конечно, всем известно, что руда, металлы, пластмасса и фрукты перевозятся не только в пределах Центральной Европы. Но немцы питали иллюзию, что в стране, производящей в изобилии клубнику и молоко, столь любимый ими йогурт доставлен из соседнего переулка. Вероятно, и общественность с таким интересом отнеслась к результатам Беге.

 

Обратимся теперь к вопросу о «факторе четыре». Можно ли на данный момент изготовить этот стаканчик восхитительно вкусного клубничного йогурта, значительно уменьшив километраж?

 

Да, действительно, клубнику, молоко, сахар и другие ингредиенты можно производить и перерабатывать в местных условиях, а стеклянные баночки возвращать на местные или региональные рынки. но сокращать расстояние для перевозки легких алюминиевых крышек нецелесообразно, поскольку для этого потребовались бы крупные капиталовложения, а сэкономлено было бы всего лишь небольшое число поездок грузовиков.

 

Сбережения можно увеличить благодаря децентрализации молочных хозяйств. Так как потребителей теперь интересует вопрос транспортировки, и они начинают предпочитать местную продукцию, для нее создаются рынки. Это предполагает установку на каждом предприятии оборудования для гигиенической обработки, автоматического розлива, хранения переработанных фруктов, упаковки и т. д.

 

Гораздо меньше капиталовложений потребовалось бы, если бы люди возродили продукцию домашнего производства. Технически это осуществимо, и йогурт, по всей видимости, получится вкусным. Домашнее производство, несмотря на всю его технологическую неэффективность, могло бы оказаться экономически привлекательным, особенно для семей, которые рассматривали бы такое собственное производство как приятное времяпрепровождение, активный отдых, а не как экономическую деятельность с ее сложными технологиями.

 

По-видимому, в этом случае «фактор четыре» вовсе не представляет технической проблемы. м. прочим, предложения по снижению объема перевозок подразумевают скорее более простую, чем сложную технику и технологию. Но человеческого труда потребовалось бы больше.

 

Однако переход к «фактору четыре», вряд ли реален в странах ОЭСР, где дорогая рабочая сила и дешевый транспорт. Экономия на тоннаже просто себя не оправдывает. В то же время для страны, в которой высокий уровень безработицы и которая импортирует сырую нефть для производства бензина или дизельного топлива, снижение объема перевозок и увеличение трудоемкости могло бы оказаться выгодным.

 

Сбыт продукции с низким объемом перевозок: рассказ о грибах

 

Когда результаты исследования Стефани Беге стали широко известны в Германии, производители пищевых продуктов занервничали, опасаясь, как бы их продукция не оказалась предметом столь нежелательной рекламы. Ассоциация производителей грибов решила, что должна встретить проблему во всеоружии. Руководители ассоциации попросили Беге провести исследование и дать оценку их экологических усилий.

 

Для производства тонны грибов требуется примерно 10 тонн конского навоза. Немецкие производители выращивают 58 тысяч тонн грибов в год. (Мы были удивлены тем, что в Германии оказалось достаточно лошадей для того, чтобы обеспечить необходимое количество навоза!) В среднем на один фунт белых грибов грузовик с 10 тоннами навоза должен проехать 65 метров. На грядках, где выращиваются грибы, поверх навоза имеется тонкий слой чернозема. В основном это истощающийся торф. Производители грибов дали поруч. экспериментально разработать покров, состоящий главным образом из бумажных отходов. Яну Лелли из Крефельда удалось создать «Шампирос» (80% бумажных отходов), который великолепно справляется с задачей и не требует перевозки на дальние расстояния.

 

Тщательно проанализировав объем перевозок, немецкие производители грибов стали подчеркивать в рекламе, что их продукция не требует перевозок на большие расстояния. Кажется, это первый зарегистрированный случай, когда рекламируется именно эта особенность производства, способная привлечь потребителей, сознательно относящихся к охране окружающей среды.

 

Местный сок из черной смородины или заморский апельсиновый сок?

 

Немцы стали чемпионами мира по потреблению апельсинового сока — не потому что климат в Германии хорош для выращивания апельсинов, а просто потому, что апельсиновый сок им нравится. Он недорог и полезен для здоровья. Так почему же им не выпить какие-нибудь полтора миллиарда литров этого напитка (около 20 литров на человека) в год? Мы не говорим, что им этого делать не стоит, мы только хотим показать, что существуют менее транспортоемкие возможности.

 

Чтобы произвести эти 1,5 миллиарда литров сока, для выращивания апельсинов необходима территория, равная площади земли Саар, одной из 16 земель Германии. потребление апельсинового сока вносит значительный вклад в размер немецких «экологических следов». Кроме того, для транспортировки концентратов апельсинового сока расходуется около 40 миллионов литров нефтяного топлива, а в атмосферу выбрасывается более ста тысяч тонн СО2.

 

Те 1,5 миллиарда литров апельсинового сока, которые выпивают сейчас немцы каждый год, — в 100 раз больше, чем в 1950 г. Местные напитки, в том числе сок из черной смородины (где витаминов больше, чем в апельсиновом), потеряли за эти годы свою долю на рынке. В 1965 г. продавалось в 3 раза больше сока из черной смородины, чем на данный момент, не считая весьма больших количеств сока домашнего приготовления, совсем не поступающего на рынок. Вернувшись от апельсинового сока к соку из черной смородины, легко достичь «фактора 10» в транспортной эфф. и при этом добиться значительного увеличения (быть может, в 2 раза) производительности площади, т.е. количества напитка на гектар. Более подробная информация содержится в работе Кранендонк и Брингезу (199 .

 

Примеры, подобные этому, не означают технической революции в эффективности. Скорее они сигнализируют читателям, проживающим в богатых европейских странах, что нужна определенная степень самостоятельности, чтобы повторно открыть удовольствие есть и пить восхитительные продукты, приготовленные в домашних условиях.

 

Четырехкратное увеличение пропускной способности железных дорог

 

Сценарии ужасов изобилуют сюжетами о столпотворении на европейских автомагистралях. Как ожидается, единый рынок, в котором в 1995 г. было уже 15 стран-участниц, приведет к 2010 г. к удвоению транспортных перевозок через границы. Падение «железного занавеса» добавило к вечно перегруженному транспортному потоку линию Восток—Запад. Для водителей грузовиков перевозки в этом направлении стали кошмаром. Они регулярно проводят по многу часов, а иногда целые дни, ожидая прохождения таможни м. Польшей и Германией. Строительство дорог стоит недешево, продвигается медленно и встречает понятное сопротивление, особенно на перенаселенном Западе.

 

Решит ли рельсовый транспорт проблему? Для планирования и постройки новых путей потребуется 15 лет, причем стоимость строительства, включая затраты на охрану окружающей среды, ужасающе высока, а их пропускная способность обычно в 2 раза ниже, чем у четырехполосной автострады.

 

Можно ли осуществить революционный перелом в пропускной способности железных дорог? Профессор Рольф Краке из Ганновер-ского университета утверждает, что можно. В 1990 г. он руководил разработкой концепции под названием «умная железная дорога» (Краке, 199 , а сейчас развивает свои идеи в новом крупном исследовании по заказу частной германской железнодорожной компании «Бан АГ».

 

Основное предложение Краке — безопасное увеличение частоты движения поездов на линиях и повышение грузоподъемности товарных составов. на данный момент движущиеся поезда разделяет расстояние примерно в 3 км. В зависимости от скорости и системы сигнализации для полной остановки после первого сигнала об опасности требуется 3—5 км. Краке и его команда предложили новую электронную систему управления для уменьшения безопасной дистанции. На 12 показан теоретический потенциал повышения пропускной способности железнодорожных путей применительно ко всему диапазону скоростей.

 

Пропускная способность зависит не только от путей, проложенных в открытой сельской местности. Узловые станции также необходимо не расширять, а улучшать. м. прочим, сортировочные станции, сделанные по технологии XIX в., слишком велики и прискорбным образом отстали от жизни с позиции как землепользования, так и технического прогресса. Современные маневровые операции производятся при помощи горизонтального перемещения через платформу одних только контейнеров, а не всех железнодорожных вагонов. Из одного состава в другой или в большой склад можно перегрузить одновременно 20 и более контейнеров. Используя передовые методы, весь товарный состав можно переформировать всего лишь за 15 минут.

 

Пендолино и Кибертран: гибкие варианты для скорых поездов

 

Как отмечалось в предыдущем разделе, с учетом расхода ресурсов на пассажиро-километр или тонно-километр железная дорога обычно предпочтительнее автомобильного и воздушного транспорта. Более того, пассажиры поезда могут получить удовольствие от удобного места, вздремнуть или приятно пообедать в ресторане — этих удобств человек лишен, когда едет в своем автомобиле. Недостаток поездов в отличие от автомобилей — отсутствие гибкости при местных перевозках. Нижний предел, где поезда способны конкурировать с отдельными машинами, находится в интервале от 50 до 100 км. Верхняя граница конкурентоспособности поездов по сравнению с самолетами составляет около 400 км. Это расстояние может увеличиться для скоростных поездов. Поэтому современные скорые поезда — французский экспресс TGV, японский «Шинкансен» и немецкий между-городний экспресс ICE — стали излюбленным средством передвижения людей, совершающих деловые и частные поездки на расстояния до 800 км. Германия планирует построить «Трансрапид» — поезд на магнитной подвеске, предназначенный для «полета» со скоростью 500 км в час.

 

Беда в том, что Трансрапид стоит весьма дорого и, конечно, при такой высокой скорости будет создавать ужасный шум. Экологи вовсе не убеждены, что с позиции воздействия на окружающую среду Трансрапид лучше, чем автомобильный или воздушный транспорт. Их оценка TGV или ICE не намного благоприятнее, поскольку эти традиционные скорые поезда двигаются только по прямолинейным путям, которые варварски врезаются в ландшафт и опять-таки весьма дороги.

 

К счастью, для быстрых поездов имеется лучшее решение. Оно изобретено итальянскими инженерами и называется «Пендолино». На криволинейных участках пути поезд будет наклоняться таким образом, что сможет сохранять свою высокую скорость. Типичная v составит порядка 150 км в час. Капиталовложения будут намного меньшими, чем в случае TGV или ICE, не говоря уже о Трансрапиде; и в то же время фактически вдвое увеличится конкурентоспособность железной дороги. Отрадно, что несколько европейских железных дорог, включая приватизированную «Джерман бан АГ», делают крупные капиталовложения в технологию «Пендолино», которая, как мы полагаем, легко удовлетворяет критерию «фактор четыре» по сравнению с пассажирскими автомобилями или воздушным транспортом.

 

Кибертран

 

Если уж конструировать новую систему, то она должна использовать ресурсы гораздо эффективнее, чем существующие. Одним из таких новшеств является изобретение, сделанное в США. Группа «Передовые транспортные системы» в Национальной технической лаборатории (Айдахо) разработала прототип транспортной системы, потребляющей в 10 раз меньше топлива на человека, чем в автомобилях или воздушных лайнерах. Постройка одного километра ее также стоит в 5, а может быть, и в 10 раз меньше, чем одного километра шоссе или железной дороги. Путешествие на таком транспорте обошлось бы пассажиру значительно дешевле, чем на автобусе, самолете, поезде или легковом автомобиле. Называется это замечательное новшество «Кибертран» (Дериан и Плам, 199 . Модель показана на фото 10 на вкладке.

 

Кибертран — это управляемое компьютером (т. е. не имеющее машиниста) сверхлегкое железнодорожное транспортное средство с небольшим количеством пассажирских мест. Каждый вагон весит 4,5 тонны (одна десятая веса обычных вагонов), включая всех 14 пассажиров (при более плотном размещении можно усадить до 32 пассажиров). Кибертран приводится в движение двумя электродвигателями мощностью по 75 кВт при скорости до 240 километров в час по надземной направляющей дороге на опорах. Его стальные колеса опираются на две простые стальные трубы, приваренные к горизонтальной стальной плите; трение на малом участке контакта достаточно велико, чтобы преодолевать крутые подъемы. Надземная направляющая колея настолько узка, что ее можно провести над центром существующей дороги. При установке пути с нуля не требуется строить дороги для обеспечения подъезда к строительству.

 

Самое интересное, что Кибертран представляет собой транспортную систему, работающую по требованию. Это означает, что поезд пойдет только , когда этого пожелает пассажир (как в автомобилях и лифтах), и идет, насколько это возможно, непосредственно к месту назначения путешествующего пассажира. В отличие от этой системы, все традиционные системы массовых пассажирских перевозок работают по расписанию или периодически. Независимо от того, велика или мала загруженность Кибертрана пассажирами, используется столько поездов, сколько требуется. В периоды малой загруженности свободные поезда распределяются по железной дороге (например, через каждый километр) и готовы обслужить потенциальных пассажиров. по сравнению с автобусами или самолетами, которые перевозят пассажиров периодически или по расписанию и работают и при низкой загрузке, Кибертран в 10 с липшим раз экономичнее по затратам энергии и при этом не ухудшает качество обслуживания. Кроме того, он экономичнее, чем автобус, делающий остановки по требованию, поскольку не нуждается в услугах операторов.

 

Благодаря скромным размерам и весу отдельного вагона на Кибертран уходит значительно меньше капитальных затрат и энергопотребления на человека. В новой железнодорожной системе обычно 70-80% капитальных затрат идет на инфраструктуру — строительство дорожного полотна, мостов, прокладку путей и монтаж силовых линий. Эти затраты столь велики потому, что дорожные сооружения должныбыть спроектированы так, чтобы выдерживать железнодорожные вагоны, весящие 45 тонн. Уменьшение веса вагона на 90% сокращает инфраструктурные затраты на строительство системы «Кибертрана» более чем в 10 раз. Например, проектная стоимость в два миллиона долларов на постройку одной мили «Кибертрана» примерно на 87% меньше, чем затраты на новую скоростную железную дорогу. К тому же, капитальные затраты на милю для Кибертрана в 5 раз меньше, чем средние затраты в 10 миллионов долларов на строительство одной мили автомобильной шоссейной дороги.

 

Легкая конструкция Кибертрана делает его также более энергоэффективным по сравнению с другими видами транспорта. В расчете на один пассажиро-километр, он расходует 10% топлива, необходимого автомобилю с одним пассажиром, и 7% топлива, необходимого для заполненного на 60% «Боинга-737» (средняя загрузка для авиакомпаний США). Кибертран использует также намного меньше топлива, чем стандартный скоростной рельсовый транспорт, такой, как TGV во Франции. Действительно, TGV расходует больше энергии на пассажира, чем Кибертран, за исключением тех случаев, когда TGV перевозит 500 пассажиров, т.е. при полной загрузке.

 

Высокая энергоэффективность и низкая стоимость Кибертрана обеспечиваются не за счет удобства или качества услуг. Для расстояний от 150 до 500 километров он столь же быстр, как и самолеты, если учесть время, необходимое для того, чтобы добраться до аэропорта, сесть в самолет и т. д., и в 3—5 раз быстрее легковых автомобилей при том же расстоянии. И, в отличие от этих видов транспорта, Кибертран может работать в плохую погоду.

 

Создатели Кибертрана полагают, что в ближайшее время оптимальная ниша для их новшества — это междугородное сообщение на расстояния от 150 до 800 километров. Как уже говорилось выше, использование Кибертрана для такой дальности путешествия при-влекательно, поскольку он был бы столь же быстр, как и самолеты, и быстрее, чем автомобили, при гораздо меньших затратах на охрану окружающей среды и меньших издержках. но Национальная техническая лаборатория в Айдахо ожидает, что Кибертран будет также более экономичен и эффективен, чем большинство систем городского рельсового транспорта. Есть лишь два исключения — интенсивно используемый метрополитен и скоростной рельсовый транспорт, постоянно работающий с высокой степенью загруженности. В качестве примера можно привести большую часть лондонского метро и французский экспресс TGV.

 

Остается гадать, кто первым воспользуется этим наиболее эффективным и экономически выгодным новшеством. Город Бойсе (Айдахо) уже рассматривает принцип. возможность введения экспериментальной системы.

 

Наземное метро Куритибы

 

Куритиба — столица штата Парана в южной части Бразилии, в 200 км от Сан-Паулу. Его население за последнюю четверть века выросло более чем втрое и составляет 1,6 миллиона жителей, что делает Куритибу самым быстрорастущим городом страны. Несмотря на феноменальные темпы роста, это один из самых удобных для жилья городов в Бразилии, а быть может, и на всем континенте.

 

В основе успеха Куритибы лежит генеральный план развития города (196 , главным образом — транспорта и землепользования. Город структурно ориентирован вдоль двух осей, задающих направления строительства коммерческих объектов и жилых домов. Каждая ось образуется тремя параллельными дорогами. Центральная предназначена для транспорта, осуществляющего массовые перевозки пассажиров, как обе внешние дороги обеспечивают одностороннее движение всех прочих транспортных средств. Прежде чем план был утвержден, город приобрел большие участки земли вдоль этих осей и построил там жилье для малоимущих, обеспечив им связь с центральными районами. С 1964 г. к первоначальному плану добавлено так же три оси.

 

Комплексное планирование лежит в основе развития города с момента принятия генерального плана. Жители Куритибы добились больших успехов в инновационных подходах к сбору мусора, улучшению благоустройства, к работе транспорта и даже к борьбе с наводнениями.

 

Одной из ключевых составляющих успеха стала система пассажирских перевозок, впервые введенная бывшим мэром (теперь губернатором провинции) Джеймом Лернером. В 1971 г. ставший мэром города Лернер собрал специальную группу, главным образом из коллег-архитекторов, с целью принципиального пересмотра потребностей и возможностей города — автомобиль быстро становился доминирующим видом транспорта. Лернер осознал, что эта тенденция ограничивает доступность отдельных районов города для множественных жителей, и принял решительные меры, направленные на борьбу с господством автомобиля. Строительство метро было не по карману, поэтому Лернер разработал альтернативную систему в надежде, что она сможет работать столь же эффективно, но при капитальных затратах в 500 раз меньших.

 

Лернер внедрил сеть автобусов, движущихся по направленным вдоль основных осей маршрутам общественного транспорта, и доставляющих людей из других районов. С самого начала спрос на эту сеть стремительно пошел вверх, и система претерпела целый ряд коренных изменений для перевозки возросшего потока пассажиров — от 50 тысяч в день в 1974 г. до 800 тысяч в 1994 г. Усовершенствования повысили пропускную способность системы более чем в 4 раза по сравнению с традиционными схемами автобусного обслуживания. (Более подробная информация содержится в работе Рабиновича и Лейтмана, 1996.)

 

Первым фактором, повысившим пропускную способность, стали предназначенные исключительно для движения автобусов полосы, которые удвоили перевозки. Поскольку спрос возрастал, плановики задумались над дальнейшими усовершенствованиями движения и решили ввести более длинные, двухсекционные автобусы. Гибкое сочленение секций облегчает поворот. Это увеличило пропускную способность в 2,5 раза.

 

Следующее усовершенствование было уникальным. Для того чтобы автобусы перевозили людей быстрее, команда Лернера изобрела «трубчатые остановки» — расположенные на краю тротуара автобусные станции в виде трубы из стекла и стали, закрытые с одной стороны и оборудованные приподнятыми погрузочными платформами. Пассажиры оплачивают свой проезд, входя в открытый конец трубы. Это ускоряет посадку, поскольку пассажирам не нужно тратить время на то, чтобы оплатить проезд внутри автобуса, и всё двери автобуса можно открыть для посадки. когда автобус подъезжает к трубе, одновременно открываются несколько расположенных напротив друг друга дверей как в автобусе, так и в стене трубы. Пассажиры совершают посадку столь же быстро, как и в поезде метрополитена, и автобус отъезжает. При этом в час пик автобусы прибывают с интервалом в одну минуту. Вход в автобус также осуществляется быстрее (и инвалидам можно использовать кресла на колесах), благодаря посадочной платформе на уровне пола. Не нужен и контролер. По сравнению с обычной системой автобусного обслуживания трубчатые станции повысили пропускную способность в 3,2 раза.

 

Самым последним техническим достижением явилось введение трехсекционного автобуса, обеспечившего пропускную способность в четыре раза выше, чем у традиционных автобусов (см. илл. 11 на вкладке).

 

Транспортное управление Куритибы также усовершенствовало маршрутную систему, добавив автобусы-экспрессы и построив 20 пересадочных станций, соединяющих осевые маршруты с кольцевыми и с маршрутами из пригорода. Управление ввело единую «социальную плату за проезд», эквивалентную 20 пенсам и действительную для неограниченного количества пересадок. Такая структура стоимости проезда была выбрана для того, чтобы не ставить в невыгодное положение тех, кто живет в бедном предместье города.

 

Для каждого, кто ездил на метро в любом крупном городе в «развитой» стране, плата за проезд в Куритибе покажется весьма низкой, и это действительно так. Но, как это ни удивительно, автобусное обслуживание в Куритибе не субсидируется. Взимаемая плата за проезд полностью покрывает затраты на эксплуатацию системы, которая находится в ведении частных компаний и города. Город строит и эксплуатирует инфраструктуру — дороги, пересадочные узлы и трубчатые станции, как частные компании владеют и управляют системой сбора платы за проезд по лицензии города. Частные компании получают плату за километр автобусного маршрута, а не за отдельного пассажира. Это стимулировало создание более 500 км автобусных маршрутов в самом городе и его окрестностях.

 

Если оставить в стороне уникальность и эффективность системы автобусного транспорта в Куритибе, то ее действительное значение заключается в том, насколько полно она охватывает своими услугами население города и сколько дает дополнительных выгод. фактически 70% населения пользуется автобусом каждый день. Дополнительные преимущества — потребление бензина на душу населения на 30% ниже, чем в таких же городах Бразилии, а атмосферный воздух чище. В Куритибе множество автомобилей и весьма мало водителей, пользующихся ими. Будучи составной частью комплексного плана развития города, система автобусного обслуживания позволила обеспечить по 52 квадратных метра свободного пространства на человека, что выше, чем в любом городе мира. В сочетании с инновациями в области просвещения (старые автобусы используются в качестве передвижных классов, клиник и библиотек) и улучшением сбора мусора городские власти демонстрируют понимание необходимости комплексного решения проблем, чему могли бы поучиться все другие города.

 

Совместное владение автомобилями в Берлине

 

Одни не имеют средств для покупки собственного автомобиля, у других нет места для его стоянки, третьи не желают обзаводиться собственной машиной по экологическим мотивам. А некоторые исходят из практических соображений и считают, что иметь машину — это лишние хлопоты, если есть другие возможности для повседневных поездок, например — совместное владение автомобилем. Несколько сотен людей в городе или поселке покупают в складчину несколько десятков машин, которые принадлежат всем и доступны каждому.

 

Для вступления в автомобильный фонд необходимо заплатить взнос в размере 1000 немецких марок. Кроме того, каждый член платит паевой взнос — ту же сумму — и ежегодный членский взнос в 120 немецких марок. Взимается также плата за расстояние и топливо (52 пфеннига за километр) и плата за время использования (3,90 немецких марки в час). На эти деньги содержится парк машин на некоммерческой основе.

 

Маркус Петерсен (199 специально исследовал весьма популярную систему совместного владения автомобилями в крупнейшем и наиболее населенном городе Германии Берлине. Немцы называют ее «Штатауто». В названии использована игра слов: Statt означает «вместо», но созвучно слову Stadt (город). Сначала Петерсен решил узнать, у скольких членов был собственный автомобиль до того, как они вступили в объединение. Оказалось, что только у 21%. После вступления в «Штатауто» 50% членов группы сообщили, что у них нет никаких других автомобилей, кроме тех, которые имеются в фонде.

 

Совладельцы автомобилей весьма довольны своим нынешним положением. Многие стали значительно мобильнее. Для тех, кто имел машину раньше, сократились ежемесячные затраты. Многие почувствовали облегчение — им теперь не нужно бояться повреждения или угона автомобиля. Поездки на работу на автомобиле резко сократились, соответственно возросло использование велосипеда и общественного транспорта. На 13 показано сокращение использования автомобиля для различных нужд.

 

С позиции «фактора четыре» важно узнать, сколько было сэкономлено благодаря этой схеме. Согласно Петерсену, создание «Штатауто» сократило количество находящихся в личном владении машин на 105 (51 человек продал свою машину при вступлении в фонд, 54 человека решили вступить в фонд вместо приобретения автомобиля). С другой стороны, было куплено 27 автомобилей для коллективного владения. Количество купленных машин уменьшилось с 105 до 27, что приближается к «фактору четыре».

 

Кроме того, сократился километраж, но только вдвое. Это означает, что на автомобилях «Штатауто» ездили больше, чем на частных машинах, т.е. повысилось использование на единицу вложенного капитала, материала и площади.

 

Можно предположить, что сокращение километража связано с сигналом стоимости, который подается через каждый дополнительный километр. Обычные владельцы автомобилей «видят» стоимость автомобиля, только , когда покупают новый. Для них дополнительный километр — это только плата за горючее. Затраты на топливо, составляют лишь одну пятую или менее (в США — ближе к одной восьмой) от средних общих затрат на километр, которые включают в себя амортизацию, страхование, налоги, техобслуживание и ремонт. Все эти постоянные расходы должны обеспечивать на основе равного долевого участия все члены фонда.

 

Владельцы автомобилей получили бы более верное представление о реальных затратах, если бы они оплачивали каждый дополнительный километр. Теоретически это возможно. Если бы производители автомобилей сдавали в аренду, а не продавали свою продукцию, и если бы большая часть платы за аренду взималась на основе затрат на каждый дополнительный километр, то покилометровая плата составляла бы примерно полмарки. Как следствие, пользователь имел бы большой стимул использовать машину только в случае необходимости. Представьте себе, что такая структура стимулирования становится массовым явлением: в городе, подобном Берлину, был бы создан дополнительный миллион потенциальных потребителей услуг городского транспорта, как государственного, так и частного. Массовые перевозки получили бы мощный импульс для своего развития и смогли бы расширяться, обновляться и даже приносить прибыль.

 

Способность передвигаться без автомобилей

 

Большинство людей с радостью приветствовали бы сверхэффективные машины как по личным, так и по экологическим причинам. Но существуют более захватывающие перспективы для тех, кто хочет жить в лучших экологических условиях. Почему бы не попытаться обойтись вообще без автомобиля? Именно такая перспектива была запланирована примерно для 200 семей в Бремене — городе с полумиллионным населением на севере Германии. Здесь предпринята отважная инициатива по созданию городского района, свободного от легковых машин (Крэмер-Бадони, 199 . Осенью 1995 г. в Бремен-Холлерлан-де началось строительство нового комплекса домов, которые могут снимать или приобретать только семьи, отказывающиеся от обладания машиной.

 

Идея передвижения без автомобилей зародилась не столько по экологическим мотивам, сколько из соображений качества жизни. В благоприятных условиях жизнь без машин многими воспринимается как вполне приемлемая. Благоприятные условия обычно связываются с расположением детских садов, школ и магазинов, с удовлетворительной работой общественного транспорта и имеющимися в округе возможностями для отдыха и развлечения.

 

Между тем органы, планирующие развитие города, традиционно рассматривают отсутствие автомобиля как серьезный недостаток. Согласно строительным и планировочным нормативам улицы должныбыть достаточно широкими для парковки на одной или обеих сторонах и для проходящего транспорта. Так чего же беспокоиться об эксцентричном и давно уже вышедшем из моды образе жизни без автомобиля?

 

Социал-демократы и члены партии «зеленых», входившие в то время в муниципалитет Бремена, прислушались к мнению граждан, не имеющих машин, и решили, что необходимо оказать поддержку тем, кто с позиции занимаемых площадей, строительства и эксплуатации дорог стоит общине гораздо меньше, чем средний житель. Поэтому будущих обитателей Холлерланда пригласили принять участие в планировании района.

 

Однако приглашение переехать в Холлерланд не нашло широкого отклика. Это связано с рядом факторов: стоимость квартир оказалась выше средней, предложение жилья в Бремене превышало спрос, а местоположение новостройки было не самым удачным. Но наиболее существенным препятствием стало категорическое требование к будущему домовладельцу или квартиросъемщику отказаться от обладания машиной. Включение этого условия в кадастр в качестве юридически обязательного значительно снизило рыночную стоимость многоквартирных домов и превратило покупку в сомнительную сделку. И хотя первые владельцы были готовы жить без машины, они не хотели терять деньги в случае, если решат продать свои отдельной квартиры. Ожидается, что это условие будет смягчено и программа «заработает».

 

Чтобы проект свободного от автомобилей города был по-настоящему успешным, нужно искать компромиссные решения. Очевидно, что пожарные машины, машины скорой помощи, такси и транспортные средства, осуществляющие поставки, необходимы в любое время. Автомобили, взятые на прокат, или автомобильный фонд совместного владения можно использовать для специальных целей и проведения отпусков. Будет смягчено и ограничение, предъявляемое к домовладельцам. Тем не менее интенсивность автомобильного движения в Холлерланде станет в 4 раза ниже, чем в других районах Бремена.

 

Проектом Бремен-Холлерланда заинтересовались в 40 других муниципалитетах Германии. Аналогичные планы начали разрабатывать, в частности, Нюрнберг и Фрайбург. Одной из причин такой заинтересованности явилось желание оказать помощь менее состоятельным гражданам, которые просто не могут позволить себе иметь автомобиль. Интенсивность движения транспорта в свободном от автомобилей районе города в среднем уменьшится более чем в 4 раза. Соответствующее увеличение перевозок трамваем или автобусом безусловно потребует меньше ресурсов, чем вытесненные автомобили.

 

Более всеобъемлющий — и более успешный — подход, обеспечивающий превышение «фактора четыре» в производительности ресурсов и резкое сокращение потребности в транспорте, реализован в Билефельде. Этот проект касается не только отсутствия частных машин. Жители 130 новых квартир в Билефельд-Вальдквел-ле будут потреблять примерно на 70% меньше воды, чем в среднем, компостировать все органические отходы, в том числе продукты жизнедеятельности человека, жить в домах, построенных из местных материалов (в основном из дерева, кирпича и кровельной черепицы), и получать большую часть продуктов питания с близлежащих ферм. Инициатор проекта Ганс-Фридрих Бюльтманн спланировал также торговый центр в Вальдквелле. 200—300 рабочих мест для представителей различных профессий позволят большинству жителей ходить на работу пешком. Неподалеку разместится зона отдыха с небольшим искусственным озером.

 

3.1 Чувствовать себя в городе как в деревне

 

В вышедшей в 1989 г. книге «Мечта о Британии» принц Уэльский писал: «Надеюсь, мы сможем стимулировать развитие «городских деревень», чтобы воссоздать человеческий масштаб, близость друг к другу и атмосферу уличной жизни ... что поможет вернуть людям чувство принадлежности к своему окружению и гордости за это окружение». Небольшая группа проектировщиков во всем мире следует этому пожеланию и уже начинает значительно сокращать потребность в моторизированном транспорте в нашей повседневной жизни.

 

После фактически полувекового проектирования районов, предназначенных для машин, а не для людей, появляются новые схемы человеческого жилья. Архитекторы и строители осознают, что дома, расположенные небольшими кварталами, более узкие улицы, уменьшающие v и шум, полезное открытое пространство и сохранившиеся или восстановленные естественные участки представляют собой не только эстетическую, но и большую экономическую ценность. Этому подходу часто навешивают ярлык «неотрадиционной схемы» или «пешеходной зоны». Пешеходная зона считается наиболее энергоэффективным решением, которое способствует также созданию общины как таковой. Архитекторы, заботящиеся об окружающей среде и требованиях рынка, все чаще проектируют микрорайоны, где дома, рабочие места, производство продуктов питания и естественная окружающая среда интегрированы в единый комплекс. Все эти компоненты находятся в непосредственной близости друг от друга.

 

Важной движущей силой такого развития является стоимость инфраструктуры и земли, на которой сооружаются дороги и коммунальные предприятия. В США сравнивались районы с традиционной плотностью застройки и места с более высокой или смешанной плотностью, и с групповой застройкой. Известное межведомственное исследование федерального правительства под названием «стоимость разбросанности» установило, что на заданном участке плотная застройка могла бы сохранить более половины площади земли в виде открытого пространства и в значительной мере сократить капиталовложения на строительство дорог и коммунальных сетей по сравнению с традиционной пригородной планировкой. Уменьшение площади дорожного покрытия сократило бы ливневый сток, а более короткие расстояния снизили бы расход автомобильного горючего и загрязнение воздуха. При желании групповая застройка и соединение нескольких домов друг с другом уменьшили бы площадь внешних стен. аналитический анализ показал, что затраты на подготовку площадки под дом, дорог (шириной 6 метров вместо , подъездных путей, посадку деревьев, канализацию, водоснабжение и дренаж (производимый естественными болотистыми низинами, а не бордюрным камнем тротуара или водосточными желобами) уменьшаются на 35%, или на 4600 долларов.

 

Эти результаты в полной мере подтверждаются на практике (даже в автоцентричной Америке) успешно работающими создателями районов массовой застройки, например, Майклом Корбеттом. Его проект «Деревенские дома» в Дэвисе (вблизи Сакраменто, Калифорния), где вопросам охраны окружающей среды уделяется большое внимание, осуществлялся с середины 70-х до начала 80-х годов. На 70 акрах земли было построено 200 зданий. Смешанная застройка на сравнительно узких улицах, зеленые пояса с фруктовыми деревьями, сельскохозяйственные зоны м. домами, естественный поверхностный дренаж, ориентация на солнце и широкое открытое пространство создали замечательную атмосферу. Подобно сцепленным пальцам двух рук, каждый дом охватывают две раздельные сети доступа: к фасаду ведет пешеходная дорожка от общего зеленого пояса, а с другой стороны въезд для автомобилей связан с укрытой под тенью деревьев улицей шириной в 6—7 метров. Проход для пешеходов и проезд транспорта для оказания экстренной помощи защищены с каждой стороны метровой полосой отчуждения, где ничего крайне не желательно строить и где посадки не могут иметь высоту более 15 см. Благодаря тесному общению жителей, преступность в микрорайоне составила лишь одну десятую от уровня преступности в других близлежащих районах.

 

В свободных от машин зеленых поясах люди передвигаются в основном пешком и на велосипеде. Велосипедные тропинки соединяются с велосипедными дорожками на проезжей части улиц. Людям разрешается заниматься бизнесом в своих домах (что во множественных американских общинах считается незаконным). В этом первом проекте вопросам совмещения работы с местом жительства уделено немного внимания, в микрорайоне есть только одно небольшое коммерческое предприятие. но сильный упор на ведение пригородного фермерского хозяйства и садоводство (фруктовые и ореховые деревья) делает его, единственным американским земельным участком, который славится качеством своих овощей и способен финансировать значительную часть содержания парковых земель за счет продажи миндаля.

 

Более узкие улицы не только успокаивают движение и экономят деньги и землю, но и сберегают материал для дорожного покрытия, и улучшают летний микроклимат, поскольку деревья накрывают своей тенью всю улицу и уменьшают площадь темного дорожного покрытия, которое поглощает и переизлучает солнечное тепло. Последние данные подтверждают, что более узкие и тенистые улицы в районах Центральной долины Калифорнии могли бы понизить летнюю температуру окружающего воздуха на 6—8°С на всей территории, существенно сократив расход энергии на кондиционирование воздуха.

 

Использование естественных дренажных болотистых низин вместо дорогостоящих подземных бетонных водостоков сэкономило 800 долларов капиталовложений на каждый дом, что фактически достаточно для оплаты разбивки парков и зеленых поясов. Но самой большой экономической выгодой оказался высокий спрос на рынке. «Деревенские дома» первоначально занимали скромное положение на рынке в расчете на единицу полезной площади, но сейчас их стоимость при перепродаже повысилась, они продаются гораздо быстрее (даже при продаже с аукциона) и за них дают на 150—200 долларов за квадратный метр больше, чем за дома в соседних микрорайонах. Хотя и трудно отделить рассчитанные на пешеходов основные особенности проекта от других «зеленых» характеристик, они, конечно, играют важную роль в его исключительной финансовой эффективности.

 

Еще одним подтверждением коммерческой выгоды пригородного строительства, в котором внимание сосредоточено на людях, а роль машин ограничена, является район Лагуна Вест площадью в 400 га в Сакраменто, где первые опытные дома построены в 1991 г. Перепроектированный архитектором Питером Калторпом и строителем Филом Анджелайдзом из традиционных пригородных схем с аллеями для прогулок в «пешеходную зону», Лагуна Вест объединяет в ансамбль парки, озера, торговые центры, магазины розничной торговли, промышленные районы и более 3000 домов с верандами, выходящими на улицу. Гараж скромно перенесен в тыльную часть дома вопреки американским правилам, согласно которым две или три гаражные двери выходят на улицу, словно объявляя о том, что «здесь живут машины» (по меткому выражению архитектора Андреса Дуани). Улицы и общественные места стали привлекательными для прогулок пешком и на велосипеде. базовой упор сделан на использование общественного транспорта и совместное пользование автомобилями. Тенистые улицы, суженные посадкой деревьев на тех полосах, где обычно стоят автомобили, понижают летнюю температуру и приглашают людей выйти на улицу.

 

Сначала администрация была против сужения улиц. Организации, эксплуатирующие пожарные машины, машины скорой помощи и мусоровозы, предъявляли разные требования к ширине дороги. Эти требования суммировались, и в результате стандартные улицы достаточно широки, чтобы на них приземлился самолет. «Поэтому, рассказала Сьюзен Белтейк из «Ривер вест девелопментс», мы построили демонстрационную улицу (со значительно уменьшенной шириной) на одном из наших соседних участков и сделали запись на видеокассету. Мы завезли посаженные в горшки деревья и бетонные барьеры, которыми окружают ямы для посадки таких деревьев. Все авто наших служащих стояли на улице. Мы арендовали машину скорой помощи, грузовик для перевозки мусора и пожарную машину, которая способна вести борьбу с пожаром в семиэтажном здании. (Самое высокое здание в районе было трехэтажным). Мы проехались на машинах взад и вперед по улице и засняли наше передвижение на пленку... Все это обошлось примерно в 5 тысяч долларов». Так было получено разрешение и проложен путь другим строителям, которые могли сослаться на этот прецедент.

 

Известный как «старомодный новый район», Лагуна Вест воссоздает фактически забытую атмосферу общения людей у парадного подъезда, на улицах, скверах и на центральной лужайке, где расположены ратуша, остановка транспорта, библиотека и детский сад. (Это не кажется необычным жителям европейских городов, но в Америке за последние 40 лет такая атмосфера полностью забыта.) Большинство из 1858 односемейных домов расположены вокруг озера площадью в 30 га, а за двумя радиальными бульварами находятся территория начальной школы и парковая зона. Вдохновленная веяниями изящных искусств планировка дополняет уличный ландшафт плодами человеческой деятельности, а не машинами. Калторп отмечает, что пешеходам «нужны безопасные и удобные улицы, по которым можно ходить: тенистые, с домами и магазинами, вызывающими интерес и дающими ощущение безопасности. Они хотят видеть детали и масштаб человеческой деятельности во всех уголках района и предпочитают узкие улицы, которые ведут к магазинам, школам и паркам, а не извивающиеся улицы с гаражными воротами по обеим сторонам, которые выходят на шестиполосную магистраль». По имеющимся данным, рыночный спрос на такую инициативу высок. Что касается издержек на реализацию проекта, то они обычны, за исключением дополнительных 800 долларов на дом за озеро и 700 долларов за уличные деревья — эти мероприятия повысили стоимость недвижимости на порядок.

 

Третий пример ориентированного на пешеходов проекта — Хэй-маунт — представляет собой новый город, создаваемый компанией «Джон Кларк компани» на 1700 акрах вдоль реки Парраханок в Вир-джинии. Спланированная Андресом Дуани площадка вместит 4400 компактно расположенных домов на 12 000 человек, причем 60% территории останется нетронутой. Хэймаунт — первый проект такого масштаба, в котором уделяется внимание энергоэффективности, долговечным материалам, восстановлению и сохранению естественной среды (в том числе детальному картированию видов) и биологической очистке сточных вод. Исключительно привлекательна планировка города — разбитая на весьма мелкие группы неотрадиционная комбинация домов, магазинов розничной торговли, коммерческих центров, предприятий легкой промышленности и сельскохозяйственных объектов, и парки, естественные и восстановленные зоны, 14 церквей и вокзал. Рабочие места будут предоставляться местными предприятиями, чтобы жителям не пришлось тратить 40 минут на поездку на электричке в Вашингтон. Все дома находятся на расстоянии пяти минут ходьбы от центра деревни и от остановки пригородного автобуса. Планирование, сориентированное на интересы граждан, привлекло внимание общины к этому замыслу и обеспечило активное ее участие в проекте. Строительство должно скоро начаться, и можно с уверенностью говорить о неминуемом коммерческом успехе.

 

Пока слишком рано предполагать, что три рассмотренных проекта быстро изменят глубоко укоренившуюся американскую привычку поручать проектирование районов инженерам-дорожникам. Но благосклонное отношение к таким проектам населения и благоприятные экономические показатели свидетельствуют, что они могут приносить выгоды разработчикам и отвечать чаяниям тех, кто все больше начинает считать себя, говоря словами архитектора Уильяма Мак-Доноу, «людьми, которые живут, а не потребителями, которые ведут образ жизни».

 



Российская. Светлое будущее черного угля. Зачем обогревать воздух. Торговля.

На главную  Энергопотребление 





0.4242
 
Яндекс.Метрика