Промышленная резка бетона: rezkabetona.su
На главную  Энергетические ресурсы 

Конкурент Голиафа

Сергей Агеев

 

на данный момент малая энергетика развивается как способ повышения энергоэффективности промышленных и коммунальных предприятий. Решение проблемы недискриминационного подключения объектов малой энергетики к централизованной системе энергоснабжения способно превратить ее в самостоятельный бизнес.

 

Вместе с ростом тарифов одно из традиционных конкурентных преимуществ отечественной индустрии—относительно низкие цены на энергию—постепенно уходит в прошлое. Экономика страны быстро интегрируется в мировой рынок, что делает невозможным поддержание в течение длительного времени значительной разности цен на энергию м. внутренним и внешним рынками. В то же время без накопления инвестиционного потенциала в энергетике эта разность весьма скоро превратится в фактор, сдерживающий развитие национального хозяйства.

 

Несмотря на заявления властей о том, что в ближайшие три года энерготарифы будут расти ниже уровня инфляции, у большинства специалистов нет сомнений в том, что стоимость на энергию вырастет значительно быстрее. По их мнению, как тепло, так и электроэнергия в ближайшие годы могут подорожать в два-три раза. повышение энергоэффективности становится одной из важнейших задач как для промышленности, так и для системы ЖКХ. Особенно если учесть, что в ряде отраслей доля энергозатрат составляет от 15 до 40% себестоимости продукции (без учета стоимости сырья и материалов), а в отдельных случаях достигает 75%.

 

О том, что проблема энергоэффективности производства осознается большинством руководителей промышленных и коммунальных предприятий, свидетельствует рост числа проектов в малой энергетике. Как пишут представители инжиниринговых фирм, занимающихся реализацией таких проектов «под ключ», сейчас заказов столько, что порой они не справляются с их обработкой.
Наследие социализма

 

В наследство от СССР российской экономике досталась хотя и мощная, но крайне неэффективная промышленная база. Безвозвратные энергопотери у нас в разы выше, чем в развитых странах. По сути, вся российская промышленность занимается тем, что отапливает воздух. Чудовищны потери энергии как в цикле ее производства, так и при передаче и потреблении.

 

В социалистической экономике вопросы эфф. имели для хозяйствующих субъектов периферийное значение. Все ресурсы страны были брошены на то, чтобы «догнать и перегнать Америку». Считалось, что ради наращивания мощностей можно пожертвовать лишними миллионами тонн условного топлива, сгоравшего в топках без всякой пользы. На металлургических комбинатах в сотнях факелов догорал доменный газ, на ЦБК гнили тысячи тонн опилок, а все - таки и то и другое вполне можно было использовать как топливо. На котельных, предназначенных для отопления городов, ставили редукционные установки, снижающие давление пара без всякой полезной работы, вместо того чтобы поставить турбину и получать электроэнергию, повышая кпд сжигаемого топлива.

 

Перестроечная разруха так же больше обострила проблему. Когда износ основных фондов таков, что стоимость модернизации становится практически равной цене нового строительства, ни о какой энергоэффективности, понятно, говорить не приходится. Но если промышленные потребители, особенно в экспортно ориентированных отраслях, хоть как-то старались (и имели возможность) поддерживать свои мощности в пристойном состоянии, то в большой энергетике, которая долгое время помимо производственных задач несла так же и социальные функции, состояние основных фондов достигло критического состояния.

 

По оценкам специалистов, от 60 до 70% генерирующих мощностей большой энергетики выработали установленный срок эксплуатации. Но если генерирующие мощности в силу имеющегося у них относительного запаса прочности так же годны к эксплуатации, то оборудование как электрических, так и тепловых сетей нуждается в срочной замене, так как не способно обеспечить приемлемый уровень надежности.
Наша слабость, наша сила

 

Между тем проблема исторического кризиса энергоэффективности отечественной экономики имеет относительно экономное решение. Как в промышленности, так и в коммунальном секторе есть масса узких мест, ликвидация которых, при сравнительно низких объемах вложений, способна обеспечить весьма высокую отдачу. В частности, за счет потенциала малой энергетики. По данным бывшего Минэнерго РФ, сейчас на децентрализованных котельных в России производится фактически 30% тепловой энергии. По мнению специалистов, как минимум две трети из них могут быть использованы не только для выработки тепла, но при определенном дооснащении и для производства электроэнергии. При этом, в отличие от большой энергетики, строительство установок малой мощности (0,5-25 МВт) не требует сверхвысоких капитальных вложений, имеет относительно небольшой срок ввода в эксплуатацию, а расходы на их строительство порой окупаются за два-четыре года.

 

Как отмечает Андрей Сердюков, технический директор инжиниринговой компании «Лонас технология», специализирующейся на реконструкции электростанций, из-за падения объемов производства в первой половине 1990-х годов на множественных промышленных предприятиях в России на данный момент образовалось большое количество неиспользованного пара низких параметров. Для выработки из него электроэнергии требуются турбины среднего давления. По заказу инжиниринговой компании на Калужском турбинном заводе было восстановлено производство 40 МВт турбин среднего давления, которые ранее выпускались только в 30-х годах,—теперь эти машины служат для выработки электроэнергии из избыточного пара на предприятиях.

 

Предприятия, которые могут использовать в качестве топлива отходы своего производства, начали строить ТЭЦ в числе первых. Типичным примером является реализация программы по снижению потребления сторонней энергии на предприятиях, входящих в корпорацию «Илим Палп». Как известно, в цикле деревопереработки образуются отходы, которые вполне можно использовать как топливо. Установка отопительных котлов для сжигания коры и опилок на Усть-Илимском лесопромышленном комплексе позволила полностью отказаться от закупок теплоэнергии. Сейчас аналогичные установки вводятся в строй на комплексах в Братске и Котласе. Санкт-Петербургский картонно-полиграфический комбинат полностью обеспечивает себя тепловой энергией, вскоре на предприятии будет собственный ист. электроэнергии—здесь идет строительство турбинного зала.

 

За счет ввода в строй в 2002 году газовой утилизационной бескомпрессорной турбины (ГУБТ-2 , работающей на доменном газе, «Северстали» удалось значительно снизить объем покупной электроэнергии. Сейчас на металлургическом комбинате доля собственной электроэнергии в общей структуре потребления составляет порядка 35%. Производство электроэнергии из неутилизируемого в настоящее время тепла является важнейшим направлением программы энергосбережения компании. Специалисты считают, что за счет реализации ряда проектов в этой области череповецкие металлурги смогут в ближайшие несколько лет довести показатель собственного производства электроэнергии до 50%.

 

Но даже этот показатель выглядит скромно по сравнению с тем, чего удалось добиться уральским металлургическим предприятиям. «Мечел» обеспечен электроэнергией своего производства на 80-85%, а Магнитогорский металлургический комбинат—практически полностью.
Под собственным флагом

 

Собственные источники энергии дают принцип. возможность российским предприятиям не зависеть от монополистов, зачастую стремящихся переложить на потребителя свои затраты—включая потери в сети, льготы для населения и многое другое.

 

Казалось бы, по сравнению с агрегатами, используемыми в большой энергетике, машины малой энергетики не способны работать с высокой эффективностью, а значит, давать экономическую отдачу. Однако, как утверждает большинство руководителей предприятий, обзаведшихся генерирующими мощностями, производство собственной электроэнергии и тепла им обходится дешевле, чем покупка у энергокомпаний. Так, по словам генерального директора Кировского завода Петра Семененко, себестоимость энергии, произведенной на его предприятии, в несколько раз ниже тарифов «Ленэнерго».

 

И дело здесь не только в сохраняющейся практике перекрестного субсидирования и низкой эфф. большой энергетики, но прежде всего—в более рациональном использовании отходов, имеющихся у предприятий. Как говорит Андрей Сердюков, за счет установки турбины избыточный потенциал пара в действующих котельных позволяет значительно повысить кпд использования топлива. «При производстве электроэнергии на мощностях РАО, по меньшей мере половину ее себестоимости составляют расходы на топливо. Если же мы применяем избыточную энергию пара, которая в противном случае терялась бы, то для производства электроэнергии, по сути, нам не требуется дополнительного топлива, а значит, мы не несем издержек на его покупку»,—отмечает Сердюков.

 

Кроме того, как пишут специалисты, k использования топлива на современных мини-ТЭЦ фактически в 1,5 раза выше, чем в тех энергосистемах, где энергия вырабатывается на морально и физически устаревшем оборудовании. Более того, сейчас в мировой энергетике наметился тренд на уменьшение единичной мощности проектируемых энергоблоков. Современные технологии позволяют добиваться максимальной эфф. энергоустановок не за счет увеличения их размеров, а благодаря применению новых конструкторских и научных разработок.
Второй источник

 

Создавая собственные источники тепла, предприятия не только удешевляют для себя энергию, но и пытаются обезопасить свое производство от непредвиденных ситуаций, возникающих из-за сбоев в работе централизованного энергообеспечения. Затраты, связанные с остановкой производства, особенно если оно по технологии имеет непрерывный характер, или ликвидацией последствий замораживания систем отопления заводов, могут исчисляться порой десятками миллионов долларов.

 

Увеличение числа распределенных энергоисточников повышает надежность снабжения и резко снижает риски в случае непредвиденных сбоев в обеспечении производства энергоресурсами. Повышение надежности энергообеспечения стало главным мотивом для ОАО «Пивоваренная компания Балтика» при принятии решения о строительстве собственной генерирующей мощности. В 2002 году на комбинате была запущена комбинированная ТЭЦ, в которую инвестировано около 10млн. долларов. Ее мощность позволяет обеспечить пивоваренное производство электроэнергией фактически на 50%, а теплом—полностью.

 

Казалось бы, проблему гарантированной подачи электроэнергии можно решить за счет подключения потребителя к нескольким независимым источникам. Однако, как отмечают специалисты, сделать это не представляется возможным.

 

Вот что рассказал Андрей Сердюков: «По идее, любая котельная является потребителем первой категории и должна иметь два независимых ввода электроэнергии от разных источников. Но весьма часто, хотя требование по вводам и выполнено, подключение осуществляется с одной и той же подстанции. Бывает и того лучше—провода от этих двух якобы независимых источников висят на одних и тех же столбах. Если произойдет авария на подстанции или упадет столб, то и котельная встанет. Например, с такой ситуацией мы столкнулись в одном из городов за Полярным кругом. Да, там имеются два ввода в городок, но они подведены по одной линии электропередач. Оба фидера висят на одних столбах. Случись что—и котельная не сможет работать. Понятно, к чему это приведет в условиях Крайнего Севера. Одна электрическая машина, поставленная на котельной, могла бы не только закрыть ее потребности, но и обеспечивать своей работой полгорода». Естественно, такая практика есть на множественных предприятиях. Обеспечить подключение от двух по-настоящему независимых источников порою дороже, чем создать собственную электростанцию.

 

генерирующая мощность, установленная на принадлежащей предприятию котельной, практически не влияет на расход топлива, зато позволяет значительно повысить энергобезопасность как производства, так и коммунальной сферы.
Дары конверсии

 

на данный момент в России достаточно технологических разработок и оборудования для строительства малых ТЭС и ТЭЦ. Одним из оптимальных вариантов для котельных являются паровые турбины малой и средней мощности. Часто в таких турбинах давление пара на выходе выше, чем требуется для нужд производства или коммунальной сферы. Его избыток «гасит» специальное редукторное (дроссельное) устройство. При этом на каждой тонне пара теряется от 40 до 50 кВт энергии. Установка турбины на перепаде давлений позволяет получать электроэнергию фактически даром.

 

Такие турбины—мощностью от 400 кВт до 65 МВт—изготавливаются на Калужском турбинном заводе, входящем в концерн «Силовые машины», на Пролетарском заводе, Кировском заводе, предприятиях «Энергомашкорпорации» и ряде других. Стоимость 1 кВт, включая затраты на монтаж и наладочные работы, в зависимости от мощности турбины, составляет от 250 до 600 долларов.

 

При отсутствии паровой котельной или трудностях с отводом тепла от паротурбинной установки для получения электроэнергии используются двигатели внутреннего сгорания: газотурбогенераторы, и электрогенераторы с поршневым приводом (на жидком дизельном топливе или на природном газе). При этом теплота дымовых газов с помощью котлов-утилизаторов также может применяться в производстве и для отопления.

 

В диапазоне малых мощностей (до 10 МВт) наибольший кпд по электричеству имеют установки с поршневым приводом. Известные дизельные и газопоршневые установки обладают большим ресурсом по сравнению с газотурбинными, а удельная стоимость капитальных вложений (на 1 кВт)—меньше. Такое оборудование, по своим эксплуатационным характеристикам пригодное для использования в энергетике, в России не производится.

 

Достоинствами газотурбинных установок специалисты считают их относительную компактность, и неприхотливость в эксплуатации (по сравнению с газопоршневыми). Производство газотурбинного оборудования налажено на некоторых авиационных заводах (НПО «Сатурн», Завод им. В.Я. Климова). По сути, это авиационные двигатели, приспособленные для наземного базирования. Как отмечают специалисты, спрос на такие машины не весьма велик и в основном обеспечивается «Газпромом». Остальные заказчики пока лишь присматриваются к конверсионным разработкам наших двигателестроителей.
Родная кровь?

 

Малая энергетика на данный момент—это, в принципе, новый и быстро растущий сектор экономики, способный привлекать многозначительные инвестиции. Проекты в области мини-энергетики (в отличие от большой) быстро окупаются. Малые ТЭЦ и ТЭС на данный момент дают достаточно дешевую энергию и тепло, практически не зависят от внешних изношенных сетей, так как оборудование устанавливается непосредственно у потребителя, сводя затраты по транспортировке тепла и электроэнергии к минимуму. Они способны кардинально улучшать качество тепло- и электроснабжения.

 

Как считают специалисты, развитие этого направления энергетики является государственной задачей с позиции экономики и для решения социальных проблем. Но здесь, как и во множественных других сферах, реакция властей значительно отстает от нужд бизнеса. Для создания благоприятного инвестиционного климата в этой области необходимо в первую очередь решить проблему дискриминационного подключения объектов малой энергетики к централизованной системе энергоснабжения.

 

Сейчас, как отмечают эксперты, практика такова, что, несмотря на существование определенной законодательной базы, энергосети при подключении объектов малой энергетики выставляют им непомерные требования. Как говорит Андрей Сердюков, энергетические компании ведут себя потому что не хотят иметь конкурентов. «Им выгодно оставлять у себя покупателей электроэнергии,—отмечает он,—но, с другой стороны, они сами часто не могут обеспечить надлежащий уровень электроснабжения. На одной из котельных, где мы сейчас устанавливаем турбину, в течение года электроэнергию отключали 18 раз. Тем не менее выдаются такие техусловия, что выполнить их практически невозможно».

 

Бороться с волюнтаризмом большой энергетики можно лишь одним способом—более четко прописать в законе условия подключения независимых производителей энергии к централизованной сети. Что,, позволит малой энергетике не просто стать одним из способов повышения энергоэффективности компаний, но превратиться в перспективный самостоятельный бизнес.

 



РАО ЕЭС недорого продаст Дании право портить воздух. В погоне за ц. Карно. Организация услуг по измерению п. Энерго- и водосбережение в жилых.

На главную  Энергетические ресурсы 





0.0026
 
Яндекс.Метрика