Промышленная резка бетона: rezkabetona.su
На главную  Энергетические ресурсы 

Киотский протокол

Лупальцов И.

 

директор Международного Благотворительного Фонда „Перекресток”

 

Если сравнить деньги с живой водой экономики, то руслами для потоков будут идеи и иллюзии, а движущей силой финансово-политические игры.

 

Это азартные игры. В них есть победители и проигравшие, значит богатые и бедные. С помощью этих игр гораздо эффективнее, чем с помощью войн, удовлетворяются геополитиеские амбиции стран- лидеров и перекраивается карта мира.

 

Распад СССР – результат одной из таких финансово-политических игр.

 

Финансово-политическую игру не стоит путать с заурядным мошенничеством. При всей своей сложности (и хитрости) у финансово-политической игры есть четкие общеутвержденные правила, которые одинаковы для всех игроков. Правила базируются на объективных законах экономики. Поэтому можно сказать, что это относительно честное соревнование интеллектов, где шансы на победу имеют только профессионалы.

 

У финансово-политической игры есть одно главное и самое существенное отличие от обычной азартной игры, например, в покер. Отличие состоит в том, что у тебя, в общем то, не спрашивают желания играть. У государств-лидеров есть весьма много различных инструментов „мягкого” политического принуждения. Например, торговые санкции или „антидемпиговые” расследования...

 

Эти же инструменты „мягкого” принуждения делают невозможным выход из финансово-политической игры без ощутимого падения политического авторитета страны - „отступницы”, и серьйозных финансовых проблем, способных полностью разрушить экономику такой страны.

 

Объективно, есть только один выход – надо учиться играть в международные финансово-политические игры. Причина очевидна : не умеешь играть – оставят без штанов „старшие товарищи”.

 

Интеллектуальный уровень финансово-политических игр высок и с каждым годом совершенствуется. Однако, в основе самых совершенных финансовых комбинаций неизменными остаются две вещи: красивая идея, которая своей очевидностью подавляет естественный внутренний протест индивидуума расстаться со своими кровными сбережениями и продуманный финансовый механизм сопровождения этой идеи.

 

Киотский протокол – пример так же одной финансово-политической игры.

 

В его основе лежит красивая сказка о глобальном потеплении, отлично подавляющая инстинкт сбережения. В самом деле, что можно ответить на вопрос: „Хочешь ли ты, чтобы твои дети мучались от удушья или утонули от таяния ледниковГренландии?” Ну, покажите человека, не состоящего на учете психиатра, который бы ответил на этот вопрос положительно.

 

Человеческий гений вызывает восхищение, где бы он не проявлялся. Придумать такое под силу только истинному финансовому гению, и, наверное, не одному. Речь все - таки здесь идет даже не о миллиардах долларов. О триллионах евро идет речь. Именно в таких цифрах оценивают специалисты годовой рынок выбросов так называемых парниковых газов (ПГ).

 

Теперь оцените красоту создания финансового механизма сопровождения идеи ( фактически по Ильфу и Петрову): 1992 год. В Рио-де-Жанейро (таки классики были просто провидцы ) создана Рамочная конвенция ООН по изменению климата. Результат – всех убедили, что с таким климатом дальше жить никак нельзя. А то потеплеет, однако... 1997 год. В Киото подписан одноименный протокол. Результат – всех убедили, что от потепления спастись можно. И Вы угадали – естественно, за деньги. 2001 год. В знойном алжирском Марракеше всем четко объяснили, кто сколько должен делать взносов. Общий итог: мир получил новую финансово-политическую игру под условным названием Киотский протокол или „Меняем климат”.

 

В феврале 2004 года Украина торжественно ратифицировала Киотский протокол, разделив с европейскими братьями почетную обязанность не щадить живота своего в нелегкой борьбе с глобальным потеплением. Тем самым приняв безоговорочно все правила одной из самых сложных финансово-политических игр, которую знало мировое сообщество после введения долларового эквивалента.

 

Основная цель Киотского протокола благородна – снизить выбросы ПГ в атмосферу Земли на 5% за первый период обязательств 2008-2012 годов.

 

Понимая, что добровольцев снижать выбросы ПГ за счет собственного кармана будет, мягко говоря, немного, - организаторы цикла позаботились об интересе, создав уникальный финансово-политический механизм торговли углеродными единицами.

 

Другими словами, субъекту хозяйственной деятельности предложили альтернативу: либо ты внедряешь дорогостоящие современные энергосберегающие технологии и получаешь неконкурентоспособную продукцию в результате повышения ее себестоимости; либо закрываешь свои излишки выбросов углеродными единицами, купленными на рынке.

 

И если сказки о глобальном потеплении вызывают улыбку, то механизмы Киотского протокола вызывают искреннее восхищение финансовым гением их организаторов.

 

Следует отметить, что основных ПГ - шесть: СО2, СН4, N2О, HFCs, PFCs, SF6 . Степень их «вредности» оценивается в условных единицах СО2 – эквивалента. Одна тонна СО2-эквивалента равна одной метрической тонне СО2.

 

Так, например, если для углекислого газа величина СО2 – эквивалента равна 1, то, например, для метана ( СН4 ) она равна 21, для N2О – 310, а для SF6 – 23900

 

Все углеродные единицы – AAUs, ERUs, CERs, RMUs – равны одной тонне СО2-эквивалента. Названия различают в зависимости от источника формирования углеродной единицы.

 

Условно источники происхождения углеродных единиц можно разделить на две группы:

 

Первая группа – это углеродные единицы установленного количества или AAUs ( assigned amount units ).

 

Количество этих углеродных единиц установлено для Украины согласно Приложения Б Киотского протокола на уровне 200-300 миллионов тонн СО2-эквивалента и является ликвидным государственным финансовым активом. Стоимость этого актива зависит от рыночной цены углеродных единиц и на на данный моментшний день при цене 15 евро за одну тонну СО2-эквивалента на Европейской Энергетической Бирже составляет около 3-4,5 миллиардов евро.

 

Следует коротко остановиться на том, с какой стати Украину решили осчастливить активом фактически в 5 миллиардов евро.

 

Дело в том, что для расчетов базового уровня выбросов ПГ, который, собственно, собираются снижать на 5%, был выбран 1990 год. А так как в это время на Украине был расцвет загнивающего социализма, то предприятия работали все и на полную мощность, обеспечивая двойной объем национального производства по сравнению с ныне существующим. Ну, и чадили, будь здоров, соответственно.

 

Короче, согласно Киотскому протоколу, нам разрешили выбрасывать столько, сколько мы выбрасывали в 1990 году. Разница м. выбросами ПГ в 1990 году и на данный моментшним светлым днем , выраженная в тоннах СО2-еквивалента, и есть тот самый государственный финансовый актив, исчисляемый в AAUs ( 200-300 млн. тонн СО2-эквивалента равны 200-300 млн. AAUs.)

 

Вторая группа – это углеродные единицы, полученные в результате применения так называемых гибких финансовых механизмов Киотского протокола. Таких механизмов четыре: „ пузырная политика” (bubble policy); международная эмиссионная торговля (International Emissions Trading); проекты совместного осуществления (Joint Implementation); механизм чистого развития (Clean Development Mechanism) Первый механизм касается только членов Евросоюза, четвертый – стран, не ратифицировавших Киотский протокол.

 

Международная эмиссионная торговля возможна только с 2008 года, поэтому единственно актуальным остается финансовый механизм проектов совместного осуществления (ПСО).

 

ПСО предусмотрены аналитической статьей 6 Киотского протокола.

 

Проект может быть любой, однако, в числе результатов его внедрения обязательно должно быть снижение выбросов ПГ. Углеродные единицы с ПСО называются ERUs (Emission Reduction Units) или единицами снижения выбросов.

 

В ПСО участвуют две стороны (хотя возможны и односторонние ПСО) – Принимающая Сторона – украинская компания (желающая получить деньги для начала реализации какого-либо проекта) и Инвестор (желающий приобрести углеродные единицы ERUs).

 

Объект сделки – углеродные единицы ERUs - или количество СО2- эквивалента в тоннах, полученное в результате выполнения ПСО украинской компанией.

 

Пример:

 

Украинская компания, работая в обычном режиме, выбросит с 01.01.05 по 31.12.12 в атмосферу 1 млн. тонн СО2-эквивалента.

 

Осуществив ПСО, украинская компания за тот же период при выполнении того же объема работ выбросит уже 700 000 тонн. Разница в 300 000 тонн и есть пряник, интересующий Инвестора. На на данный момент 1 тонна СО2-эквивалента на европейских тендерах ПСО стоит от 4 до 6 евро.

 

После того, как проект украинской компании выиграет тендер, Инвестор сразу же перечисляет до 50% от суммы сделки (в нашем примере это 300 000 х 6=1 800 000 евро, а 50% - 900 000 евро). Оставшаяся часть перечисляется по мере завершения ПСО, причем, окончательный расчет производится после 2008 года...

 

Дальнейшая торговля ERUs, полученных с ПСО, осуществляется через биржи или торговые системы. Участниками торговли (или игроками в финансово-политическую игру под названием Киотский протокол) являются государства, крупнейшие мировые финансово-банковские группы или учрежденные ими карбоновые фонды. Именно эти структуры подразумеваются под термином « Инвестор ».

 

Подчеркнем, что Инвестора абсолютно не интересуют ни сам проект, ни проблемы украинской компании с его финансированием. Инвестора интересуют только ERUs.

 

Как демонстрирует практика, стоимость углеродных единиц часто не превышает 20-25% общей стоимости проекта. Принимая так же во внимание тот факт, что и от этой суммы Инвестор платит сразу только 30-50%, а вторую половину растягивает до 2008 года включительно, - начинаешь всерьез задумываться над «обильным инвестиционным дождем» в многострадальную украинскую экономику.

 

Как-то, совсем по-другому начинаешь относиться к рассказцам « о внедрении современных энергосберегающих технологий » за 7-12% от стоимости проекта. подавляющая часть этих самых технологий базируется на импортном оборудовании. Не заметили расширение рынков его сбыта за счет украинских производителей? м. прочим, доказать снижение выбросов ПГ при использовании оборудования украинских производителей довольно сложно из-за отсутствия соответствия большинству международных стандартов.

 

А вот теперь мы начинаем подходить к самой интересной части нашего разговора. Как Вы думаете, от какой пламенной любви к Украине такие серьйозные Инвесторы ( например, Мировой Банк, ЕБРР и прочие ) готовы выдавать предоплату украинским предприятиям даже в размере скромных 7-12% от общей стоимости ПСО?

 

А, нет и здесь любви. Гарантий они просят. Государственных гарантий. Помните тот государственный актив углеродных единиц? Вот их и просят. Причем, учитывают их, в среднем, по 5 евро за одну углеродную единицу и никак не больше. Знают капиталисты, что по прогнозам специалистов на 2008-2012 годы стоимость одной углеродной единицы будет около 50-80 евро.

 

Почему так дорого – потому что штрафы будут серьйозные за превышение лимитов выбросов ПГ. Около ста (10 евро за одну сверхлимитную углеродную единицу или за каждую тонну СО2-эквивалента.

 

если Вы знакомы с практикой внедрения любых проектов, Вам известно , что расходы только на составление рабочей документации и всевозможные согласования составляют 5-10% в зависимости от отрасли. Плюс весьма недешевое ( около 100 000 евро ) оформление документов в соответствиями с требованиями тендерных комитетов, рассматривающих ПСО. Другими словами, «инвестиции» в размере 7-12% как раз и хватает, чтобы сделать всю бумажную работу по оформлению углеродных единиц для Инвестора.

 

Может, Вы думаете, что украинские чиновники из Минприроды во главе с новым министром г. Игнатенко берегут государственный актив углеродных единиц, пытаясь разобраться, как эффективнее использовать это свалившееся внезапно на их голову счастье?

 

Никак нет. Образно говоря, они в очередной раз садятся играть в шахматы с гроссмейстером, не удосужившись выучить даже правила игры.

 

А от государственного актива углеродных единиц пытаются избавиться, раздавая с непонятной поспешностью так называемые письма – «поддержки» на эти самые ПСО.

 

Согласно международному праву и тому же Киотскому протоколу, такие письма являются безусловным обязательством государства Украина передать Инвестору из государственного актива углеродные единицы в случае невыполнения обязательств украинской компанией по завершению ПСО.

 

Но, самое удивительное заключается в том, что выдаются эти гарантии Минприроды, не имеющим на то никаких законных оснований.

 

Единственная документ, на который ссылается само Минприроды – решение 15-го заседания Межведомственной комиссии по обеспечению выполнения Рамочной конвенции ООН об изменении климата.

 

Посмотрим, какие права имеет эта комиссия, наделяющая центральный орган исполнительной власти – Минприроды – правом выдавать государственные гарантии и вообще распоряжаться финансовыми активами государства Украина. Читаем в оригинале:

 

п. Комісія має право;

 

- подавати в установленому порядку пропозиції з питань, що належать до її компетенції;

 

- одержувати в установленому порядку від центральних і місцевих органів виконавчої влади, підприємств, установ та організацій інформацію, необхідну для виконання покладених на неї завдань;

 

- утворювати з метою виконання поставлених перед нею завдань експертні комісії та робочі групи, залучати до участі в їх роботі працівників центральних і місцевих органів виконавчої влади, а також фахівців з наукових та Інших установ (за згодою Їх керівників).

 

Как видно, даже намека на право наделять чем-либо кого-либо в Положении, утвержденном Постановлением Кабинета Министров от 14 апреля 1999 года № 583, не содержится.

 

Не менее интересен и тот факт, что фактическим руководителем этой комиссии есть как раз министр Минприроды, на которое, к тому же, возложены тяжкие заботы по материально-техническому обеспечению этой комиссии.

 

А если так же и протокол 15-го заседания этой комиссии почитать – просто начинаешь «гордиться» уровнем подготовки чиновников, ответственных за разработку Государственной программы по внедрению в украинскую действительность финансовых механизмов Киотского протокола.

 

Так, на решение наделить Минприроды функцией по выдаче государственных гарантий на ПСО ушло 3 минуты, на решение участвовать государственным активом углеродных единиц в Углеродном Фонде Мирового Банка ушло 5 минут, - из них 3 минуты на доклад и 2 минуты на вопросы.

 

Вот это – квалификация ! Это ж тебе не какая-нибудь Германия, потратившая 12 лет на разработку государственной программы.

 

Чем вызвана такая поспешность – неизвестно.

 

Однако, специалистам известно другое: имея на руках государственную гарантию Украины в форме письма – «поддержки» (кстати, дословный перевод с английского слова «endorsement» - передача и его хорошо знают финансисты) Инвестор может продать свои права получения углеродных единиц с государства Украина прямо на данный момент любому заинтересованному лицу. И не по 5 евро, а по вполне приличной рыночной цене.

 

ПСО – как и любой финансовый механизм, не является плохим или хорошим. Это всего лишь инструмент. Правда, довольно сложный и дорогой. На Мерседес не похож, сел – поехал не получится. Разбираться долго надо. Тщательно. И, желательно, с учетом государственных интересов.

 

Хотя, заниматься не своим делом нелегко. И если Минприроды занимается финансовыми механизмами и государственными долговыми обязательствами….

 

То, может, скоро Минтопэнерго начнет выращивать кроликов, а Минагрополитики заниматься энергоносителями? А что, трактор же на солярке ездит…

 

разбазаривание государственного актива углеродных единиц ставит под удар именно базовые отрасли народного хозяйства.

 

Здесь не мешает вспомнить о том, что один КВт. час электроэнергии, выработанный на угле, в Украине фактически в два раза дешевле одного КВт. часа электроэнергии, выработанном на газе.

 

Именно угольные электростанции, на которые ориентирована Программа развития энергетики Украины, дают наибольшие выбросы СО2 вследствие увеличения добычи и потребления угля как топлива.

 

Да и рост экономики объективно сопровождается увеличением выбросов ПГ. Это так же касается коммунально-бытового, промышленного и транспортного секторов экономики, дающих 98% общих выбросов ПГ в Украине.

 

А предприятиям за сверхлимитную тонну выбросов СО2-эквивалента с 2008 года уже нужно будет платить штраф – около100 евро за тонну или покупать углеродные единицы на рынке по 50-80 евро. Вот уж поистине: отдай жену дяде, а сам иди к тёте! Или так же дальше….

 

При таком «дальновидном» подходе не исключено, что Минтопэнерго займется выращиванием кроликов. Правда, для Минагрополитики работы не останется. Такая вот «экология» получается.

 

Киотский протокол – сложная и многосторонняя финансово-политическая игра. Эта игра может принести Украине как ощутимые политические и экономические дивиденды, так и колоссальные финансовые проблемы.

 

После ратификации Украиной Киотского протокола 4 февраля 2004 года он приобрел силу Закона Украины и на этом шутки закончились.

 

Выйти из обязательств по Киотскому протоколу в ныне существующих международных реалиях абсолютно невозможно без колоссальных экономических убытков и потери политического авторитета Украины. Об этом могут говорить только популисты или дилетанты.

 

Если же и дальше продолжать шутить с государственной квотой углеродных единиц – можно обеспечить экономику Украины финансовыми проблемами на несколько поколений.

 

Выход один – попытаться выучить правила финансово-политической игры под названием Киотский протокол и стать полноправным профессиональным участником геополитического цикла перераспределения мировых финансовых ресурсов, а не бедным родственником, продающим за бесценок имущество своих детей.

 

Киотский протокол и его финансовый механизм ПСО может принести государству как немалую пользу в виде дохода в бюджет от продажи дополнительно сниженных углеродных единиц, так и долговые обязательства. Только глубокий анализ и грамотно созданная государственная инфраструктура позволят выбрать наиболее эффективные способы использования финансовых механизмов Киотского протокола в Украине.

 

Для этого необходима серьёзная и взвешенная государственная политика. Для этого необходима кропотливая работа профессионалов. Для этого необходимо помнить, прежде всего, о государственных интересах.

 

Источник: http://www.co2market.com.ua/

 



Экономическое обоснование расчет. International Conference. Киотский протокол и углеродное финансирование. Закон України Про теплопостачання.

На главную  Энергетические ресурсы 





0.0029
 
Яндекс.Метрика