Промышленная резка бетона: rezkabetona.su
На главную  Энергетические ресурсы 

New Page 1

Два прошедших лета четко свидетельствуют: с погодой творится что-то неладное. Многие ученые утверждают, что так проявляет себя глобальное потепление, другие же пишут: это естественные циклы колебаний климата. Возможно, некая усредненная позиция должна быть у специалистов из международных организаций, занятых охраной окружающей среды, – они не связаны с определенными научными школами и не весьма сильно зависят от экономического положения в отдельно взятой стране. О том, как выглядит проблема изменения климата с позиции такой чуткой организации, как Всемирный фонд дикой природы (WWF), с руководителем климатической программы его российского отделения кандидатом физико-математических наук Алексеем Кокориным беседует наш корреспондент Екатерина Гусева.

 

– Алексей Олегович, а есть ли оно, глобальное потепление, на самом деле?

 

– Конечно, в Западной Европе, в Америке, в Арктике, Антарктике такой вопрос даже не возникает. но на территории России этот цикл действительно не весьма заметен, что подтверждают объективные данные. Например, мы ведем проект составления эколого-климатических паспортов регионов. Из них видно, что изменения небольшие, а порой можно говорить скорее о похолодании, чем потеплении. но общая нестабильность климата явно усиливается. Составление паспортов – весьма большая работа, в которой участвуют многие российские институты и заповедники

 

– Можно поподробнее, что это за проект?

 

– Мы выпустили уже три паспорта – Алтай-Саянского, Чукотского, а теперь и Кольского экорегиона, готовится четвертый – по Таймыру. Задача этих изданий – дать правдивую информацию о состоянии природы без налета сенсационности. То есть, если в каком-либо регионе сильных изменений климата нет, паспорт сообщит об этом и не будет нагнетать обстановку. В то же время информация подается доступным языком, чтобы даже неподготовленный читатель мог сразу понять, что к чему. Самый свежий паспорт, мы его только что получили из печати, Кольского полуострова.

 

– И что там удалось зафиксировать?

 

– Климат этого района уникален для Арктики – он весьма мягкий, но в то же время неустойчивый. Наблюдения за животными и растениями полуострова – ученые анализировали, когда распускаются листья, когда вылетают шмели или животные залегают в спячку, пишут не о потеплении, а, наоборот, о похолодании. И об этом честно сказано в паспорте. Но посмотрим на соседний район – остров Шпицберген. Там действительно становится все теплее, о чем свидетельствует быстрое сокращение площади льдов вокруг острова. Если так пойдет и дальше, лет через десять, по подсчетам экспертов, оттуда придется увозить белых медведей, чтобы они не умерли с голоду, – если растает лед, они не смогут охотиться на тюленей. А, скажем, в Гудзоновом заливе дело до этого уже дошло – там медведей перевозят с островов на сушу на вертолетах.

 

– Несмотря на все такие приметы, некоторые ученые не согласны, что потепление климата вообще происходит, или считают это естественным.

 

– Да, многие климатологи полагают, что мы живем, вообще-то, в период глобального похолодания и через десять тысяч лет наступит ледниковый период. То потепление, о котором идет речь, займет ближайшие двести – триста лет. На геологическом масштабе времен это мгновение. но нас, ныне живущих людей, вовсе не интересует температура на планете через 10 тысяч лет. Нам важно знать, как не утонуть в воде тающих ледников и не умереть от жажды в наступающих пустынях. Результаты инструментальных наблюдений показывают, что потепление так же ниразу не шло такими быстрыми темпами, как сейчас. Поэтому пора задуматься и предпринять какие-то ответные меры. Одна из них – Киотский протокол по сокращению выбросов парниковых газов в атмосферу.

 

– Но опять-таки не все согласны, что Киотский протокол так уж полезен. Некоторые специалисты считают его чуть ли не экономическим самоубийством для страны.

 

– Большинство ученых все-таки уверено: глобальное потепление происходит из-за парникового эффекта, который вызван выбросами в атмосферу сумасшедших количеств парниковых газов. все - таки сейчас ежедневно сжигают такое количество топлива, которое накапливалось в течение тысяч лет, а топливо – это бывшие растения, которые поглощали углекислый газ. Тысячелетние запасы оказываются выброшенными фактически мгновенно, что не может пройти бесследно для планеты. Поэтому, как мне кажется, нужно сделать хотя бы то, что в наших силах, – сократить количество выбросов. Может быть, протокол и не панацея, но это первый шаг, и, не сделав его, не удастся двигаться дальше. Тем более что примеры успешного внедрения программ по ограничению выбросов имеются. Например, на востоке США действует механизм сокращения выбросов диоксида серы, а это главная причина кислотных дождей. Была введена система квот на выбросы газа, штрафов и разрешение на торговлю квотами. Как оказалось, такая схема помогает предприятиям безболезненно провести реконструкцию и выбросы диоксида действительно сокращаются.

 

– Торговля квотами – один из центральных механизмов протокола. Можно ли вообще говорить о продаже квот на выбросы? все - таки если кто-то сократил выбросы сильнее, то это хорошо для всех.

 

– А большой торговли, скорее всего, и не будет. Сейчас в Европе проблема изменений климата стоит настолько остро, что нужно срочно принимать меры для реального, а не формального снижения выбросов парниковых газов. все - таки с повышением температуры затопит пол-Европы, горнолыжные курорты лишатся снега, на поля придет засуха... Этого избиратели политикам ниразу не простят. Поэтому они и придумали механизм внутренней торговли квотами, который поможет энергетикам с минимальными потерями модернизировать свои предприятия. А на межгосударственный рынок, скорее всего, обратятся в крайнем случае.

 

– значит наша страна, руководители которой хотят получить немало денег от продажи квот, останется не у дел?

 

– Ну не совсем так. В Европе понимают, что совсем без поблажек компании просто не выживут. Поэтому предложены так называемые проекты совместного осуществления, когда компания из страны ЕС поставляет к нам энергоэффективное оборудование, которое будет выбрасывать меньше углекислого газа, – этой компании снижение и зачтется. европейцы хотят убить двух зайцев – бороться за снижение выбросов, все - таки воздух-то у нас общий, и не вводить при этом в излишние убытки своих предпринимателей. Это, конечно, не принесет нам огромных сумм прибыли, но все же доход будет. Кроме того, проекты совместного осуществления позволили бы модернизировать российскую энергетику. Не нужно забывать и о том, что наше везение с климатом, скорее всего, временное явление. И если потепление все-таки будет развиваться быстро, то это обернется страшной катастрофой для России – все - таки большая часть нашей территории занята вечной мерзлотой: когда она начнет таять, постройки “поплывут” и это обернется весьма большими затратами. России не удастся построить “ноев ковчег” и безболезненно переждать изменения климата, лучше действовать вместе с теми 113 странами, которые уже готовы выполнять Киотский протокол.

 



Жилье на чердаке. Теплопотребление зданий. Отношение населения к переоборуд. Ассоциация устойчивого развития.

На главную  Энергетические ресурсы 





0.0041
 
Яндекс.Метрика