Промышленная резка бетона: rezkabetona.su
На главную  Энергетические ресурсы 

Новая страница 1

Два-три года назад энергоаудит представлялся как весьма динамично развивающийся бизнес в России. Его развитие подхлестывала позиция активных инженеров-энергетиков, ощутивших вкус к данной работе, и нарастающие и активно распространяющиеся с востока на запад кризисы в энергоснабжении. Появились даже признаки грюндерства (всплеска учредительской активности), энергоаудиторские компании росли как грибы после дождя. В начале наступившего века их было чуть больше полутора сотен, в 2002 году уже около четырех сотен, к окончанию 2003 года количество энергоаудиторских фирм перевалило за тысячу. Слово стало популярным. Конференции, совещания, семинары, тренинги, лавина публикаций.

 

Простой пример – запрос по Интернету в Яндексе, в один из дней конца 2003 года, на слово «энергоаудит». Результат поиска: страниц – 9078, сайтов – не менее 608, запросов за месяц: энергоаудит – 39 (Хотя, безусловно, это не так, как за рубежом. интенсивный поиск по запросу «energy audit» через AltaVista дает более 300 тыс. ссылок, через Yahoo – фактически 830 тыс., через Google – 1,2 млн). И второй пример запроса снова в России на словосочетание «энергетические обследования». Результат поиска: страниц – 898, сайтов – не менее 299 запросов за месяц: энергетические – 14791, обследования – 444 Казалось бы, как здорово! Но только по первому впечатлению. Не тысяча, а те первые полторы сотни энергоаудиторских фирм на данный момент часто и трудно ищут работу. Количество объектов «шеститысячников» (предприятий, потребляющих энергоресурсы ежегодно более 6000, энергоаудит для которых обязателен по закону) выбрано фактически полностью. Во всяком случае, промышленных объектов. Для множественных из них отпадает требование обязательности энергетического обследования, увы, потому, что сворачивается производство и потребление энергии. А те, которые неизбежно остаются обязательно инспектируемыми, это, объекты коммунального хозяйства (МУПы). Они не в состоянии обеспечить свои основные функции (размораживают города), не говоря о том, чтобы заказать энергоаудит. Не помогло им даже распространившееся включение стоимости энергоаудита в тариф, которое осуществили энергетические комиссии. Предприятия отказываются от энергоаудита, а администрации ничего с этим поделать не могут.

 

Ощутима напряженность, которая тормозит энергоаудит как бизнес. В аудите любой природы, в том числе энергоаудите, есть два взаимодействующих субъекта: проверяющий и проверяемый. Слыша слова «аудиторская проверка», упор делают на слове проверка. Может быть, поэтому многие руководители из-за исконной и подсознательной нелюбви человеческой к всякого рода проверкам и ревизиям переносят негативное отношение и на понятие аудит.

 

В каждом бизнесе есть свои цели, связанные с различными областями приложения. Каждая фирма стремится достичь чего-то своего или по-своему. Но часто люди, связанные узами совместной деловой активности, сталкиваются в своих интересах, и происходит конфликт, который один из самых главных врагов управленца, так как он дезорганизует людей, переводит их в эмоции, а не разум. Поэтому в ходе энергоаудита одна из функций и аудитора, и руководителя в энергохозяйстве предприятия как специалистов, обязанных работать с людьми, – предотвращение возникновения, сглаживание последствий конфликта, разрешение споров, умение подвести людей из вражды интересов к сотрудничеству и взаимопониманию. Директора и главные энергетики предприятий, которые проводят энергоаудит, ищут в обследованиях прежде всего резервы для обновления и реконструкции. В связи с этим энергоаудиторы подвергаются жесткому давлению и проверкам со стороны производств. Идут бурные совещания, привлекаются множественные эксперты изнутри предприятий и со стороны в поисках обоснованности каждого технического решения. Возникает острое желание предприятий, чтобы аудиторы сопровождали внедрение новой техники.

 

Положение сходно во многом не только в энергоаудите, но и во всем том, что именуется аудитом хозяйственно-финансовой (АХФ) деятельности предприятий, который на данный момент насчитывает шестнадцатилетнюю историю и регулируется нормами Закона № 119 – ФЗ «Об аудиторской деятельности». И во множественных других разновидностях функционального аудита и управленческого консультирования, таких как аудит соответствия в системах управления качеством, внутренний аудит корпораций. По словам заместителя председателя Комитета по бюджету и налогам Государственной Думы третьего созыва Валерия Владимировича Гальченко: статистика свидетельствует, рынок аудиторских услуг России на данный момент сильно усечен, а по существу деформирован. Отечественный аудит во многом сосредоточен на обслуживании отношений предприятий с государственными органами (прежде всего налоговыми) и решении узкого круга управленческих задач. Не удивительно, что выбор клиента определяется в первую очередь стоимостью услуг и способностью аудиторской фирмы отстоять свое заключение во властных инстанциях, в том числе и в суде. На рынке продолжает действовать «презумпция недоверия», причем не столько к аудиторам, сколько к системе в целом. Квалификация аудитора, достоверность его заключения и т.п. не имеют существенного значения. При обслуживании взаимоотношений клиентов с налоговыми органами важно не столько качество проверки и отчета, сколько способность аудитора быстро решить возникающие в работе с государственными органами проблемы, способность «замять дело». Квалификация и профессионализм имеют ведущее значение лишь в том случае, когда аудит проводится для решения управленческих задач, связанных с реорганизацией предприятия, адаптацией к изменениям нормативно-правовой базы, внедрением системы контроля и учета, проведением ревизий. Рынок аудита в ожидании прорыва.

 

Отметив проблемность на всех рынках аудиторских и консалтинговых услуг, возвратимся к энергоаудиту. Истоки его проблем не только в его относительной «молодости», состоянии рынка, но прежде в его нормативной базе. Энергетические обследования по части инженерного анализа насчитывают полувековую историю (столько есть система Госэнергонадзора). В новой форме, после выхода Закона № 28 -ФЗ «Об энергосбережении», то, что именуется энергоаудитом, имеет фактически восьмилетнюю историю. Организации, работающие в области энергонадзора и энергоаудита, уже давно не удовлетворены состоянием нормативно-правовой базы энергосбережения. Цель энергоаудита – техническая и экономическая оптимизация энергохозяйств. Тенденция развития процедур энергоаудита единственная – усложнение. Критерии эфф. энергоаудита функционально подобны критериям, характерным для аудита хозяйственно-финансовой деятельности. Основные из них: достоверность (степень точности) данных, нормативность, независимость ни от чего, кроме законодательства. Границы управляемости правоотношениями в энергоаудите нормативно не установлены. Правила проведения энергоаудита ведомственные (Минэнерго России) не зарегистрированы в Минюсте России, но по ним работают частные энергоаудиторские компании. Минэнерго экономическая проблематика правоотношений четко не регламентирована.

 

Для доказательства того, что ист. проблем энергоаудита в его нормативной базе, попробуем решить простую задачу. Проведем анализ общепринятого среди энергетиков (можно считать, базового) определения энергоаудита. «Энергетический аудит (ЭА) – это техническое инспектирование энергогенерирования и энергопотребления предприятия с целью определения возможности экономичности энергии и оказания помощи предприятию в осуществлении мероприятий, обеспечивающих экономию энергоресурсов на практике». Там же, в развертывание определения, приведены основные задачи энергоаудита:
– выявить источники нерациональных энергозатрат и неоправданных потерь энергии;
– разработать на основе технико-экономического анализа рекомендации по их ликвидации, предложить программу по экономичности энергоресурсов и рациональному энергопользованию, предложить очередность реализации предлагаемых мероприятий с учетом объемов затрат и сроков окупаемости.

 

Внимательный анализ легко позволяет выявить противоречивость принятого определения энергоаудита и ее отголоски в методологии аудиторской (в широком понятии) деятельности. Само определение написано корректно, не содержит императивов, задавая только понятия и основную направленность. Противоречия наблюдаются в раскрытии основных задач.

 

Первая группа задач – чисто аудиторская по своей процедуре и содержанию. Известные энергоаудиторам-практикам более формальные документы, такие как государственные стандарты из серии «Энергосбережение», например «Энергетический баланс…» или «Показатели энергоэффективности…», четко позиционируют эту группу задач как инспекторские. Даже временные рамки в энергоаудите такие же, как и в АХФ. Одинаково используется понятие «контрольный период», а на рабочем языке практиков «балансовый год». Способ решения – проверка. Принципиальное единственное отличие энергоаудита от традиционного аудита в неизбежности более сложного инструментария. Аудиторам традиционным требуются: опыт, методики, калькулятор и компьютер. В энергоаудите требуется то же самое, но так же необходимы прецизионные физические измерения, с использованием приборов типа расходомеров, анализаторов, датчиков, счетчиков. Но в сопоставляемых видах аудита (АХФ и ЭА) это фиксация того, что было и стало достоянием истории. Предназначение информации, получаемой энергоаудиторами в ходе решения этих задач, – внешним пользователям, таким как органы Госэнергонадзора, которых интересует нормативность энергопотребления и энергопользования, или региональные энергетические комиссии, которых в большей мере интересует корректность расчета и применения тарифа на энергию, так как последнее – зона их социальной ответственности. В финансовом аудите направленность его такая же, по сути это внешние пользователи (государственные органы, акционеры и т.п.).

 

Вторая группа задач энергоаудита – это, несомненно, консалтинг в инженерно-технической сфере. Причем не только консалтинг, но и участие в управленческих решениях проверенного энергоаудиторами объекта. И это типичная, тяжелая и суровая проблема всякой аудиторско-консалтинговой деятельности. Это «сумасшедшинка» аудиторов и консульантов, такая же как потребность водителей во взгляде вперед и в зеркало заднего вида. Невнимание в любом из взглядов чревато аварией. Аудиторы-финансисты хорошо знают этот парадокс. В особенности на Западе, где это называется конфликтом интересов. В частности, этим объясняются недавние скандалы Enron – Andersen. Многие фирмы после анализа этих ошибок озабочены разделением аудиторских и консалтинговых подразделений в крупных компаниях.

 

В российском аудиторском бизнесе это пока не актуально, но только пока, внимательный анализ ситуаций и мировых тенденций ведется. В конфликтах подобного рода энергоаудиторы, так же как и аудиторы, не одиноки. Но в энергоаудите, в особенности в его отечественном варианте, данная ситуация более драматична, чем в АХФ. Внимательное рассмотрение задач энергоаудита, начатое выше, демонстрирует внутри их формулировок наличие коррупционной опасности. Если в АХФ коррупция позиционируется через аудиторские фирмы-«однодневки», которые за крошечные деньги подписывают любое нужное заказчику заключение, то в энергоаудите к коррупции могут склонить государственные нормативы. Мало того, что заказчик требует конкретных решений (о чем упоминалось в начале статьи, с отсылкой на директоров и главных энергетиков). По формам отчетности и документирования энергоаудита, установленным ГОСТом Р51379-99 (Энергетический паспорт промышленного потребителя ТЭР), нужно (в обязательном Приложении Ц) ответственно указывать не только инженерных мероприятий, но и сроки их окупаемости. А это неизбежно поставщики оборудования, цены, торги и прочее. В условиях действующих норм энергоаудитора в России на данный момент легко купить. Достаточно за остающиеся в тени «скромные комиссионные» указать заказчику энергоаудита точное наименование оборудования, точный адрес поставщика и монтажной организации, «подтянув» соответствующее ТЭО. Все будут «довольны». А конфликт интересов окажется неразрешенным, а только углубится. Энергоаудитор в большей мере, чем традиционный финансовый аудитор или консультант, обязан быть обремененным моральными принципами. Преодоление проблем – совершенствование нормативной базы.

 

Преодоление проблем.

 

Аудиторско-консалтинговое сообщество в России размывает конфликтные зоны и зоны коррупционной опасности, разрешает проблемы, совершенствуя практику через самостоятельное развитие нормативной базы. Вместе с тем экономисты-аудиторы, инспектирующие производственные комплексы, часто свидетельствуют: пока исследуешь отражение в учетах производственно-сбытовых хозяйственных операций – не все просто, но все понятно; как только встречаешься с топливом, электроэнергией, теплом и водой – попадаешь в тупики и не находишь из них выходы. Методики разрешения подобных проблем практикам АХФ чаще всего неизвестны, не слишком доступны, так как носят ведомственный характер, и иного, чем экономическое ведомство.

 

Вместе с тем в АХФ есть вполне полезный для ЭА опыт процедурной организации циклов обследования и (в меньшей мере) консультирования. Нормативное обеспечение аудита в России имеет четыре уровня. На верхнем уровне закон. Следующий уровень – 11 федеральных стандартов, обязательных для исполнения всеми (но не входящих в систему ГОСТ Р), и 37 так называемых «российских стандартов», созданных в период с 1994 по 2001 год, в разработке которых прямое участие принимает и вузовская наука и практики. Третий уровень- стандарты союзов. на данный момент в России зарегистрировано и действует 7 союзов или ассоциаций аудиторов (Аудиторская палата, Институт профессиональных бухгалтеров, ИПАР, МАП и др.). Четвертый уровень – внутрифирменные стандарты. В России они предусмотрены, но не слишком так же распространены. Иное положение за рубежом. Там практически все аудиторские компании имеют собственные стандарты, таковы обычаи на данном рынке, и действуют жесткие условия аккредитации или лицензирования, по которым фирмы обязаны иметь свои индивидуальные методики, стандарты и процедуры.

 

Проблемы стандартизации в АХФ не так просты и прозрачны в том отношении, что на этом срезе проходит граница в отношениях государственных контролирующих органов и аудиторов. ФГУПы и МУПы фактически на данный момент под двойным контролем. Государственные контролирующие органы не отпускают от себя госпредприятия. И аудиторы-частники иногда требуются и находят себе применение в конкурентных боях с государством.

 

Проблемы стандартизации в ЭА только обозначились и стали обсуждаться публично. Настоящий этап развития энергоаудита характеризуется происходящей сменой конструкции (парадигмы) цикла, совершенствованием содержания и изменением формы деятельности: от сложившейся практики системного инженерного инспектирования энергетического хозяйства – в деятельность, характеризуемую качественно глубоким взаимопроникновением технологий и методов инженерного и экономического анализа энергетики предприятий, организаций и учреждений. на данный момент в наиболее успешных энергоаудиторских компаниях уже распространено обновляющееся понимание и восприятие энергоаудита как специальной формы (или разновидности) аудиторских услуг по анализу хозяйственно-финансовой деятельности.

 

изучим ряд фактов (и факторов), осмысление которых придает сформулированному выше представлению потребность приобрести нормативный характер:
– актуальность и сложность энергоаудита нарастают одновременно и параллельно весь период его существования и развития, так как энергоемкость производства в России не уменьшается, тромбы в денежном обращении попрежнему обусловлены долгами за энергоресурсы фактически на всех рынках товаров и услуг;
– практика энергоаудита выявила противоречия в форме ограничений, заданных правовым полем: его цель (как и энергосбережения в целом) экономическая по своей природе, адекватными такой цели средствами ее достижения являются инструменты иной дисциплины – экономического анализа, применяемого в аудите хозяйственно-финансовой деятельности.

 

Энергоаудит на данный момент фактически оказывается глубоко междисциплинарной деятельностью на стыке инженерной диагностики с инструментами экономической аналитики. Междисциплинарность на данный момент просматривается в значительно большей мере, чем она представлялась в середине прошлого десятилетия. Придерживаясь рамок нового приведенного выше, формирующегося представления об ЭА, логичным будет признание того, что энергоаудит формально требуется подвести под одновременное правовое регулирование двух норм, Закона № 28 – ФЗ «Об энергосбережении» и закона № 119 – ФЗ «Об аудиторской деятельности». Официально распространенные методические издания по энергоаудиту (еще пятилетней давности) требуют: «…энергетический аудитор обязан быть специалистом широкого профиля, в том числе иметь навыки финансового аудита в части, касающейся топливно-энергетических ресурсов (или иметь в своей бригаде такого специалиста)». Но действующий на данный момент Закон № 119 – ФЗ «Об аудиторской деятельности» уже третий год исключает такую возможность. Формально это одна из пограничных проблем, разрешаемая гармонизацией нормативной базы.

 

Основная нормативно-методическая база АХФ преимущественно ориентирована на обеспечение финансового и бухгалтерского аудита. Сопутствующие аудиту услуги (в число которых по логике и смыслу вписывается ЭА) нормативами значительно менее обеспечены, чем финансовый анализ. Несмотря на то, что Закон № 119 – ФЗ обособил и регулирует 12 самостоятельных дисциплин и управленческих технологий как сопутствующие услуги. Часть таких услуг функционально подобна и идеологически близка распространившимся на практике технологиям энергоаудита. В новой парадигме энергоаудит отождествляется преимущественно не с функциями энергонадзора, а с функциями современного управленческого консалтинга. Стратегической целью энергоаудита является понижение энергоемкости, а тактической целью – повышение инвестиционной восприимчивости (соблазнительности) вложений в энергообеспечение эффективных и ликвидных производств или социально значимых (ЖКХ) товаров и услуг.

 

Аудиторское сообщество наработало достаточный опыт анализа хозяйственно-финансовой деятельности предприятий. Оно же владеет инструментами современного консалтинга, которые неизбежно требуется использовать для целей энергоаудита (в его итоге – инженерные рекомендации, со значительной потребностью в инвестициях). Владеет более надежно и эффективно, этот инструментарий могут освоить даже опытные инженеры, составляющие в основном штат энергоаудиторских организаций. Это так же один признак целесообразности пограничного контакта, первые ожидания от совместной междисциплинарной практики. Не лишним при этом будет напомнить для практиков ЭА, что цикл, именуемый управленческим консалтингом, в правовом отношении регулируется Законом № 119 – ФЗ.

 

так же одно обстоятельство из разряда ожиданий ЭА от пограничных контактов с АХФ. Анализ практики успешных энергоаудиторских компаний демонстрирует, что для целей эффективного энергоаудита требуется профессиональный аудит системы управленческого учета на проверяемых предприятиях. Во всяком случае ее части, в таких аспектах, как аудит систем коммерческого и технического учета топливно-энергетических ресурсов (состоящих из электросчетчиков, счетчиков тепловой энергии и воды), систем складского учета и обращения расходных материалов в службах и подразделениях энергохозяйств (при проверке корректности тарифов на энергию). и требуется профессиональный аудит учетных процедур по упомянутым энергетическим и материальным потокам в управленческих службах проверяемого объекта (по планам и счетам).

 

Опять перед нами вопрос о междисциплинарном взаимодействии. Де-факто инженеры на данный момент вынуждены внедряться в иную профессиональную область. Это прерогатива профессиональных аудиторов-экономистов. Аудит систем управленческого учета – это их область деятельности. Причем сравнительно новая область, начавшаяся развиваться в последние годы, вслед за освоением техник и практик традиционного направления – аудита финансовой отчетности. Профессионалы в этой области понимают, что граница м. первым и вторым направлениями условна, имеет «зону перехода». С одной стороны, глубина анализа финансово-хозяйственной деятельности при аудите финансовой отчетности (в том числе при расследовании нарушений составления отчетности) требует использования данных систем управленческого. С другой стороны, финансовая отчетность является основным элементом системы управленческой отчетности организации в целом. Но эти направления следует разделить, так как аудит финансовой отчетности, в отличие от управленческого аудита, в значительной мере стандартизирован на государственном и международном уровне, а управленческий аудит требует тщательного предварительного исследования принятых в организации стандартов, правил и процедур. Для этих целей компании внедряют систему управленческого учета, включая ее подсистемы, такие как бюджетирование, управление затратами, система управленческой отчетности, эффективный документооборот и современные информационные технологии. Если признавать ЭА разновидностью АХФ, то, следуя логике, требуется сопоставить практику ЭА с рядом нормативных предписаний, определенных в Законе № 119 – ФЗ «Об аудиторской деятельности». А выявленные несоответствия определить как содержательную часть работы по совершенствованию энергоаудита. Посмотрим на некоторые противоречия, лежащие на поверхности при беглом сопоставительном анализе, проведенном в указанном ключе.

 

Так, статья 13 Закона № 119 – ФЗ предписывает: при проведении обязательного аудита аудиторская организация обязана страховать риск ответственности за нарушение договора. В ЭА есть упомянутые в начале статьи «шеститысячники». В обсуждаемых поправках к закону «Об энергосбережении» фигурирует новая норма о «трехтысячниках». Количество объектов, для которых энергоаудит обязателен, резко вырастет. Тем более что даже по действующему закону во власти губернаторов определить на территориях такую границу обязательного ЭА в пределах 1000 т. у. т. в год для объектов, наиболее социально значимых. (А таких объектов огромное количество, фактически все производства в России градообразующие.) Императив обязательности ЭА усиливается, а намеков на разговоры о страховании энергоаудита публично не слышно.

 

Статья 15 Закона № 119 – ФЗ (а затем принятые постановления правительства и иные подзаконные акты) регулируют периодичность повышения квалификации аудиторов строго в один год. В ЭА эта периодичность составляет пять лет, что явно в ущерб качеству энергоаудита.

 

Регулируемые нормами статьи 20 Закона № 119 – ФЗ и серией подзаконных актов профессиональные аудиторские объединения предназначены для обеспечения условий аудиторской деятельности своих членов, протекции их интересов, осуществления систематического контроля за соблюдением этики и стандартов аудита. Как упоминалось выше, в АХФ таких обществ семь. В ЭА их нет. Есть только региональные ассоциации, и то довольно странными пятнами. Например, есть они на Урале, в Северо-Западном регионе, есть в Московской области, но нет в Москве. А главное – нет федерального органа, координирующего деятельность таких объединений.

 

Результат будет сомнительным, если только что перечисленный набор задач, которые объективно требуется решать при реализации энергоаудиторских проектов, приходится разрешать инженерам-энергетикам, даже самым честным, трудолюбивым, объективным и опытным. Только профессионал экономист-аудитор способен к корректной оценке системы финансового управления. К проверке соответствия данных управленческого и финансового учета, к проведению анализа модели документооборота с целью вынесения рекомендаций по оптимизации как отдельных циклов, так и функционирования системы в целом, к анализу организационной структуры, взаимодействия подразделений, принятых технологий, автоматизированных и неавтоматизированных бизнес-циклов и т.д. на момент проведения аудита. Коротко говоря, сближение методологий и практик ЭА и АХФ возможно на базе легко идентифицируемых, конкретных, но взаимно обогащающих и развивающих противоречий.

 

Образ будущего.

 

Вынужденный трюизм – неблагодарное дело делать прогнозы, ибо, что будет на самом деле, не знает никто. Но образ того, что для развития энергоаудита и поддержания его качества желательно и возможно, попытаемся представить. На необходимость и даже неизбежность взаимодействия АХФ и ЭА не прямо, но вполне определенно и точно находятся ссылки в нормативно-методической базе аудита. изучим, например, Правило (стандарт) аудиторской деятельности «Понимание деятельности экономического субъекта». В императивной части стандарта (п. 2. не только предписаны требования к пониманию аудитором деятельности проверяемого экономического субъекта, но определены (п. 2. и классифицированы (п. 2. факторы, влияющие на финансово-хозяйственную деятельность экономического субъекта. А в отсылочном Приложении 1 к стандарту, именуемом «Перечень основных факторов, влияющих на финансово-хозяйственную деятельность экономического субъекта», во 2-й группе «Отраслевые факторы» обнаружим пункт 11 «Энергоснабжение и затраты». Фактор, который для аудитора равнозначен среди других, таких как «Качество управления экономическим субъектом» или «Структура долгов, включая условия и ограничения», но который профессионально может быть раскрыт энергоаудитором, а так же более профессионально – в обсуждаемом тандеме междисциплинарного профиля. Вновь наблюдаем первые зыбкие, но мостики для наработки взаимопонимания.

 

Если системная деятельность (которой по праву считается энергоаудит) начинает исчерпывать ресурсы своего развития или функционирование системы невозможно из-за заданных (в нашем случае правом) ограничений, нужно провести декомпозицию (раздробить систему) и проводить проблемы через ограничения и мосты поэлементно. Характеристики системы (или внешней среды) должны меняться так, чтобы быть оптимальными на каждом этапе работы. Известно, что если система исчерпала свои возможности, попробуй объединить ее с другой системой. В нашем случае – объединить в том, где это возможно, АХФ и ЭА.

 

Проблемы междисциплинарного взаимодействия были на переднем плане в науке (и образовании) и являются таковыми на настоящий момент. фактически столетие назад, у истоков того, что на данный момент называют системным анализом, было сформулировано: «Каждая нормативная, а тем более практическая дисциплина предполагает в качестве основ одну или несколько теоретических дисциплин. Каждая нормативная дисциплина требует познания известных ненормативных истин, которые она заимствует у известных теоретических наук».

 

есть подробно описанный в литературе, вполне конкретный методологический подход к преодолению на практике обозначенных настоящим анализом противоречий. Научный кризис обычно разрешается сменой научной парадигмы. В современных междисциплинарных исследованиях для этих целей могут быть применены как формальные методы преобразования противоречий, так и сами по себе законы логики и диалектики. В общем случае универсальный логический цикл есть модель устранения и возникновения любых противоречий в цикле, в динамике, при решении самых разнообразных задач человеческой практики. Междисциплинарное взаимодействие представляет собой обмен информацией и навыками м. различными дисциплинами так, чтобы эти обмены были скоординированы и объединены, а не носили фрагментарный характер. различные инновации могут быть выявлены и обобществлены. Для этого вводится элемент запланированного совместного участия, и обуч. персонала, когда профессионалы изучают основные понятия и простейшие методы воздействия друг у друга. В нашем случае это совместная работа по обслуживанию заказчиков аудиторами-экономистами и энергоаудиторами.

 

О возможностях, открывающихся в профессиональном альянсе аудиторов и энергоаудиторов, свидетельствуют не только приведенные выше выкладки, выводы и суждения, но и вполне позитивные «сигналы рынка». В ближайшем окружении автора энергоаудиторы-практики имеют небольшой опыт работы, выполнявшейся независимо, на различных предприятиях, но в тандеме с аудиторами и консалтерами. И они свидетельствуют: исполнение задания для заказчика (промышленного объекта) намного упрощается, когда вместе с инженерами в экономической части решаемых проблем работали профессионалы экономисты.

 

Весьма конструктивно идеология альянса обсуждалась энергоаудиторским сообществом на конференции «Экономика энергосбережения», прошедшей в середине 2002 года в Московском авиационном институте. так же большему сближению способствовала дискуссия на круглом столе, проведенном в середине 2003 года Академией экономических наук России и Минэнерго, в которой участвовали как энергоаудиторы, так и аудиторы, постоянно занятые разработкой методической базы в своих отраслях деятельности. Движению навстречу друг другу может способствовать настоящая публикация, если читатели позитивно воспримут изложенное выше. Подтолкнуть навстречу друг другу могут и местные органы исполнительной власти. Уже в ряде регионов действуют территориальные советы по аудиторской деятельности. Имеются ассоциации и союзы энергоаудиторов в ряде территорий. Во всяком случае аппарат губернаторов, безусловно, знает и сколько может координирует деятельность как аудиторов, так и энергоаудиторов. Только «столоначальники» разные. Остается рекомендовать (хотя бы директивой) на местном уровне создание партнерств аудиторов и энергоаудиторов в обслуживании их ключевых клиентов. А также, когда два чиновника в одном аппарате допишутся друг с другом, создать территориальные советы по энергоаудиторской деятельности, междисциплинарные, составленные из взаимодействующих партнеров.

 

В завершение: идеальный образ будущего. Допустим, альянс АХФ и ЭА состоялся. На объект первыми приходят аудиторы-экономисты. Выполняют анализ затрат на топливо и энергию, проводят аудит системы управления энергоресурсами предприятия, ставят задачи перед инспекторским составом энергоаудиторов, в которых определяют: какие цифровые показатели требуется подтвердить (в целях достоверности) инструментально. Приходят инженеры и операторы с измерительными приборами, оценивают реальные расходы, реальные потери топлива и энергии, технический уровень энергохозяйства объекта, степень морального и реального износа оборудования (а не формально списанной амортизации). Они точно видят многое из того, что экономистам увидеть не свойственно в силу различия в профессиях. Готовят рекомендации инженерного характера. А затем уже вместе с экономистами аудиторами создают ТЭО, бизнес-планы, инвестиционные программы. В результате программы энергосбережения предприятий и территорий поднимутся на качественно более высокий уровень. При этом емкость рынка услуг аудиторов и энгергоаудиторов расширится совместными усилиями и позитивными откликами обслуженных директоров и главных энергетиков.

 



Управление выбросами парниковых газов в составе корпоративной политики и практики. Экологические дома. Энергорынок нуждается в финансов. За и против распределения воздуха от пола.

На главную  Энергетические ресурсы 





0.0209
 
Яндекс.Метрика