Промышленная резка бетона: rezkabetona.su
На главную  Теплоизоляция и экономия энергии 

Новые тенденции обеспечения нефт

НиколайМиронов,

 

кандидат экономических наук

 

Республиканcкая администрация намерена гарантировать надежные и доступные источники энергии для американцев

 

Проблемы нефтяной безопасности Соединенных Штатов представляют для нас не просто академический интерес. США потребляют нефти примерно столько же, сколько государства Западной и Восточной Европы, Прибалтики и СНГ, вместе взятые. На США приходится около 1/4 мирового потребления нефти. В то же время их доля в общемировой добыче этого энергоносителя в последние годы существенно снизилась и составляла в начале XXI в. немногим более 10%. Около 56% потребляемой нефти импортируется.

 

Как отмечают эксперты, США на данный момент как ниразу ранее уязвимы по отношению к перебоям с поставками нефти. Наиболее значимым фактором является постепенное снижение мировых избыточных мощностей по добыче нефти и их концентрация в нескольких странах ОПЕК, прежде всего в Саудовской Аравии. Так, если в 1985 г. они составляли примерно 15 млн баррелей в день, или около 25% мирового потребления, во время войны в Персидском заливе в 1990 г. снизились до 5–5,5 млн баррелей в день, или 8% мирового потребления, то на на данный моментшний день величина избыточных мощностей нефтедобычи не превышает 3–4% от мирового потребления. Последствия террористических актов показали, что угроза дестабилизации на Ближнем Востоке в обозримом будущем будет оставаться намного серьезнее, чем это казалось раньше. Таким образом, риски для экономики США чрезвычайно возросли, особенно с учетом того, что нефть покрывает 40% энергопотребностей страны, что она исключительно важна для транспортных нужд и в большинстве случаев ее крайне не желательно заменить другими видами энергии.

 

Необходимость обеспечения нефтяной безопасности подталкивает администрацию Джорджа Буша-младшего на использование любых, в том числе политических, экономических и военных средств для поддержания «стабильности» в зоне Персидского залива или обеспечения проникновения американских нефтяных корпораций на перспективные рынки энергоносителей республик бывшего СССР, включая зону Каспийского бассейна, и рынки Западной и Центральной Африки. Энергетический след явно просматривается в антитеррористической операции в Афганистане, размещении воинских контингентов США в Средней Азии и Закавказье, последних событиях в Латинской Америке. Это непосредственно связано со стремлением установить контроль над углеводородными ресурсами, чтобы обеспечить энергетическую независимость страны и создать наиболее благоприятные условия для развития экономики.

 

Прошло чуть более года с тех пор, как в мае 2001 г. администрация Дж. Буша обнародовала План национальной энергетической политики «Надежная, доступная и экологически устойчивая энергия для будущего Америки». но споры о том, каким путем должны пойти Соединенные Штаты, чтобы обеспечить свою энергетическую и прежде всего нефтяную безопасность, не утихают, а скорее разгораются с новой силой.

 

План Буша

 

Все эксперты сходятся в том, что не есть легких и быстрых решений постепенно накопившихся за последние десятилетия проблем. Вместе с тем предлагаемые рецепты порой диаметрально противоположны. Нужно ли предоставить больше свободы рыночным механизмам или необходимо усиление регулирования? Чему следует уделять большее внимание – энергосбережению и энергоэффективности или развитию собственного производства энергоресурсов. И если первому, то добиваться повышения эфф. использования энергии при помощи административных мер или постепенно повышая стоимость энергоресурсов для населения и промышленности? Нет полного консенсуса и по вопросам обеспечения нефтяной безопасности инструментами внешней политики.

 

Что же послужило толчком для пересмотра энергетической стратегии? В конце 1999 г. США столкнулись с рядом проблем, связанных с перебоями электроснабжения в ряде штатов, прежде всего в Калифорнии, и значительным увеличением цен на нефтепродукты, природный газ и электроэнергию. Причем анализ ситуации демонстрировал, что проблемы Соединенных Штатов связаны в первую очередь не с нехваткой сырья или его ценой, а с неадекватными мощностями производства электроэнергии, нефтепереработки и недостаточной пропускной способностью трубопроводов и линий электропередачи.

 

Нефтегазовая промышленность испытала проблему ограничения доступа к ресурсной базе в связи с тем, что значительные территории федеральных земель были закрыты для разработки нефти и газа. Разведанные нефтяные запасы значительно снизились. В то же время, если двадцать лет назад 75% федеральных земель могли быть использованы для разработки месторождений, то на данный момент эта цифра сократилась до 17%. Дополнительным препятствием стали нормативные и экологические акты, принятые в ряде штатов. Так, из-за различия экологических стандартов в разных штатах компании вынуждены производить до 100 сортов бензина, что побуждает комментаторов говорить о «балканизации» внутреннего рынка. Это, в свою очередь, затрудняет поставки топлива м. отдельными штатами. Вследствие сокращения роли государства в регулировании существенно снизились незагруженные или резервные производственные мощности, возникли узкие места в инфраструктуре. Это касается прежде всего НПЗ, которые оказались загружены фактически на 100% и с большим трудом справлялись со снабжением внутреннего рынка нефтепродуктами. Под воздействием относительно низкого уровня цен на энергоресурсы на мировых рынках снизились инвестиции в альтернативные источники энергии, энергетически эффективные технологии.

 

Кризисные явления в энергетике США сопровождались резкой критикой со стороны республиканцев. так же в ходе предвыборной кампании Дж. Буш-младший обвинил администрацию Клинтона в том, что она фактически «проспала» энергетический кризис. Корень всех бед, по его мнению, в том, что на протяжении последних 10 лет в США энергетическая политика «фактически отсутствовала». «Энергетический кризис вызван фундаментальным дисбалансом м. поставками и потребностями в энергии. Если позволить этому продолжаться, будут подорваны наша экономика, наш уровень жизни и наша безопасность». В результате «...Америка больше чем когда-либо зависит от милости иностранных правительств и картелей».

 

Инструменты обеспечения нефтяной безопасности

 

Какие же инструменты предложила администрация Дж. Буша-младшего, чтобы повысить уровень нефтяной безопасности?

 

Под руководством вице-президента США Ричарда Чейни была создана специальная группа, в которую вошли руководители девяти федеральных агентств: Министерства энергетики, Министерства финансов, Министерства торговли, Государственного департамента, Министерства транспорта, Министерства сельского хозяйства, Министерства внутренних дел, и Агентства по охране окружающей среды и Агентства по управлению в чрезвычайных ситуациях. Итогом их работы стала 163-страничная программа, рассчитанная на 20 лет. Авторы программы положили в основу энергетической политики три базовых принципа:

 

– политика представляет собой долгосрочную многостороннюю стратегию; энергетический кризис формировался в течение ряда лет, поэтому на его разрешение также потребуются годы;
– политика будет продвигать новые, экологически приемлемые технологии в целях увеличения производства энергоресурсов и стимулирования более чистого и эффективного их использования;
– политика направлена на улучшение стандартов жизненного уровня американского народа, причем для достижения этой цели потребуется интеграция энергетической, природоохранной и экономической политики страны.

 

Ключевую роль в реализации национальной энергетической политики должно играть государственное регулирование рыночных циклов, и субсидирование соответствующих энергетических программ при использовании крупных ассигнований и целевых кредитов из средств федерального бюджета. Программа фактически представляет собой энергетическую доктрину, где заметное место уделяется вопросам внешней и внутренней энергетической безопасности.

 

Хотя в целом программа направлена на расширение производства энергетических ресурсов в Соединенных Штатах, она достаточно сбалансирована с позиции минимизации последствий воздействия на окружающую среду. Положения, направленные на облегчение получения разрешений на строительство новых электростанций и трубопроводов, открытие федеральных земель для разведки и добычи нефти и газа, «уравновешиваются» положениями, которые обещают федеральную поддержку, измеряемую миллиардами долларов субсидий и налоговых кредитов на программы в области энергосбережения, протекции окружающей среды и разработки «альтернативных» источников энергии.

 

Значительное внимание уделено проблемам модернизации энергетической инфраструктуры. Как отмечается, она постепенно деградирует и фактически предельно загружена. первопричины этого видятся в излишнем и избыточном регулировании, задержках получения разрешений, экономической неопределенности. Как следствие – ограничение инвестиций в новые мощности, что повышает уязвимость энергетических рынков, ведет к появлению узких мест в системах передачи энергоресурсов и, впоследствии, скачкам цен и прерыванию пост * .

 

Даны рекомендации сделать энергетическую политику «приоритетом» торговой и внешней политики США. В плане прямо говорится о том, что США не должны рассматривать свою энергетическую безопасность изолированно от положения в мире. Авторы программного доклада признают, что энергетическая и экономическая безопасность США зависит не только от надежности внутренних и внешних источников снабжения энергоресурсами, но и от обеспечения снабжения торговых партнеров США. рек. пересмотр односторонних санкций США, а также международных санкций, в том числе наложенных ООН, с учетом их влияния на энергетическую безопасность США.

 

Анализ возможных решений

 

В целом, как отмечает большинство комментаторов, доклад комиссии написан достаточно расплывчатым языком, и из этого документа не ясно, что и как делать. Поэтому попытаемся вычленить основные направления обеспечения нефтяной безопасности, предлагаемые как в этом докладе, так и в других программных документах администрации и Конгресса. К ним относятся расширение стратегического резерва нефти, увеличение внутреннего производства, повышение эфф. потребления нефти, прежде всего автотранспортом, развитие новых технологий, активные действия по диверсификации источников импорта черного золота. Расширение стратегического резерва нефти. Стратегические запасы нефти необходимы для поддержания экономической активности в период кризиса пост * . Обладая преимуществом буферного периода, государства могут полагаться на свои энергетические ресурсы несмотря на значительное уменьшение пост * нефти, что позволяет избежать вызванного скачками цен значительного снижения ВВП и увеличения безработицы. Резкие колебания стоимости сырья на мировых рынках в 1998–2002 гг. позволили выявить так же одну функцию стратегических резервов. Как показали события последних лет, при величине дисбаланса спроса и предложения, не превышающей 2–3%, уровень цен колебался в разы.

 

Могущество ОПЕК заключается не в том, что они контролируют значительную (около 38%) долю мировой торговли нефтью, и даже не в том, что на их долю приходится большая часть мировых запасов нефти. Главное «богатство» ОПЕК – это их свободные мощности добычи. По сути, стратегические запасы стран, входящих в Международное энергетическое агентство (МЭА), выполняют ту же функцию. Фундаментальное ограничение стратегических запасов – это их размер. Хотя этот размер и вполне достаточен для компенсации неожиданных краткосрочных прерываний пост * нефти, он не позволяет играть роль полноценного противовеса рыночной власти ОПЕК, базирующейся на размере запасов и наличии свободных мощностей.

 

В соответствии с Законом об энергетической политике и энергосбережении 1975 г., начиная с 1977 г. в США стали целенаправленно создаваться крупные федеральные стратегические запасы нефти (US Strategic Petroleum Reserve – SPR), сохраняемые в подземных полостях соляных пластов, залегающих вдоль берегов Мексиканского залива. Была поставлена задача обеспечения минимального резерва потребления на случай критических ситуаций на 90 дней. Уже к 1980 г. эти запасы достигли 100 млн баррелей, или 13,5 млн т. Наиболее быстро стратегические запасы росли в период с 1980 по 1986 г.; своего максимального значения – 592 млн баррелей (79,8 млн т) – резерв достиг в 1994 г.

 

В 90-е гг. федеральные стратегические запасы использовались с целью косвенного регулирования внутренних цен на нефть и покрытия расходов на их , для чего несколько раз специально организовывалась их частичная распродажа. Так, в 1996 г. была продана часть запасов на сумму $327 млн, а в 1997 г. на $220 млн. В мае 2002 г. объем указанных запасов составлял 566 млн баррелей. При современном объеме внутреннего потребления импортной нефти в США этого могло бы хватить для полного замещения импорта в течение 51 дня. В октябре 2001 г. палата представителей Конгресса США приняла резолюцию с рекомендациями об увеличении SPR до 1 млрд баррелей, что, по оценкам, обойдется в $6 млрд, правда, средства для этого выделены не были. А в ноябре того же года президент Буш дал указание Министерству энергетики произвести к 2005 г. заполнение SPR до предельной емкости, составляющей 700 млн баррелей, за счет нефти, поступающей в качестве роялти при производстве добычи на федеральных землях и на шельфе.

 

До конца 2002 г. SPR, хранилища которого расположены в соляных копях вдоль побережья Мексиканского залива Техаса и Луизианы, будет увеличен на 48 млн баррелей. По данным Министерства энергетики США, затраты на поддержание стратегического резерва нефти составили около $21 млрд, а экономический эффект от его наличия оценивается в $500-600 миллиардов.

 

Другим важным обстоятельством, снижающим возможности диктовать условия странам ОПЕК, служит то, что доля стран – членов МЭА, располагающих стратегическими запасами нефти, в мировом потреблении постоянно сужается. Так, в 1973 г. на них приходилось 66% мирового потребления энергии и 70% нефти, в настоящее время эти показатели составляют 55% и 56% соответственно, а к 2010 г. они составят менее 50%. Кроме того, наблюдается тенденция постепенного падения уровня запасов нефти в самих странах – членах МЭА. Так, уровень запасов в странах МЭА, являющихся нетто-импортерами нефти, снизился с 157 дней нетто-импорта в 1986 г. до 123 дней в середине 2000 г.

 

По прогнозам, к 2010 г. этот показатель составит не более 105 дней. запасы стран – членов МЭА уже не смогут оказывать необходимого стабилизирующего воздействия на рынки нефти, а в случае серьезного кризиса пост * нефти их может просто не хватить. Стратегические запасы способствуют стабилизации и понижению мировых цен на нефть, что приносит пользу всем странам – импортерам нефти независимо от наличия или отсутствия на их территории запасов нефти. Поэтому в Конгрессе США раздаются голоса в пользу того, что и другие страны - импортеры нефти должны создать на своей территории стратегические запасы нефти. Это относится прежде всего к Китаю, Индии, Пакистану и Бразилии. Ряду стран делались официальные предложения о размещении их стратегических запасов в пустующих соляных копях на территории США.

 

Критике подвергается и разработанная МЭА так же в 1974 г. процедура «выброса» нефти из стратегических запасов, которая активируется только в случае достаточно длительных физ. недопост * нефти на рынки и не связана с ценой. Эта процедура была «прописана» во времена, когда нефть поставлялась по регулярным торговым каналам по фиксированным ценам. Это осталось в далеком прошлом.

 

Расширение внутреннего производства. В соответствии с одним из наиболее критикуемых пунктов Доклада комиссии Чейни предусматривается начало «экологически регулируемой» добычи нефти на небольшом участке (608 гектаров) Арктического природного заповедника на Аляске. $1,2 млрд, полученных за права от сдачи участков пойдут, в качестве компенсации на исследования в области возобновляемых источников энергии (ветровой, солнечной, геотермальной и использующих биомассу). Остальные средства, полученные в качестве роялти, будут направлены на рекультивацию земель. Технически извлекаемые резервы Арктического природного заповедника оцениваются в 10,3 млрд баррелей. В случае одобрения Конгрессом США добыча в заповеднике может начаться не ранее 2010 г. и, как ожидается, через 20–30 лет далее будут достигнуты ее пиковые величины 1,0–1,35 млн баррелей в день (50–67,5 млн т в год), что составит не более 5% от общего потребления нефти США.

 

В августе 2001 г. палата представителей поддержала начало работ в Заповеднике, но сенат в апреле 2002 г. заблокировал это решение. Администрация Буша продолжает настаивать на правильности своей позиции и будет бороться за снятие моратория в ходе согласительной конференции с участием делегатов от палаты представителей и сената.

 

В американской прессе была высказана идея о возможности использования Арктического природного заповедника в качестве дополнения к стратегическому резерву. В этом случае подготавливаются месторождения, но начало добычи откладывается до наступления серьезного кризиса пост * .

 

Одновременно, как стало известно, без лишней огласки готовятся к открытию 9,6 млн акров земель на северном побережье Аляски. Тендеры на получ. прав на разведку нефти и газа пройдут в 2004 г. В отличие от ситуации с использованием Арктического природного заповедника одобрение Конгресса в этом случае не требуется. Соответствующее решение должно быть принято Бюро по управлению земельными ресурсами 3 июня сего года.

 

Другое важное направление расширения внутреннего производства нефти связано с применением передовых технологий. Соединенные Штаты представляют собой наиболее сформировавшийся район добычи нефти в мире, и значительная часть легкодоступной базы уже истощена. Вместе с тем от 30% до 70% нефти не извлекается при разработке месторождений. По оценкам экспертов, усовершенствованные технологии добычи нефти, включая разработку новых методов добычи, могли бы добавить в масштабе всей страны около 60 млрд баррелей нефти благодаря дополнительному использованию существующих месторождений.

 

Доля потребляемой в транспортном секторе США нефти возросла с 52% в 1970 г. до 66% в 2001 г. и, по оценкам американского Министерства энергетики, может увеличиться к 2010 г. до 70%. Причем такая тенденция свойственна не только одним США.

 

По прогнозам Международного энергетического агентства, если не произойдет революционных изменений в автомобильных технологиях, то из ожидаемого до 2020 г. прироста мирового потребления нефти в размере 41 млн баррелей в день 59% придется на транспорт. В соответствии с Законом «Об энергетической политике и энергосбережении» (1975 г.), в США были введены стандарты топливной экономичности автомобилей. Согласно этим стандартам, средняя экономичность нового легкового автомобиля должна была за десятилетний период удвоиться – значит пробег при расходе одного галлона бензина с 13 миль должен был увеличиться до 27,5 мили.

 

Повышение эфф. потребления нефти. В течение ряда последних лет идет обсуждение необходимости введения более строгих стандартов эфф. топлива для легковых автомобилей. Постепенное повышение этих стандартов позволило бы существенно снизить потребление нефтепродуктов в США. Согласно докладу Агентства по охране окружающей среды, в категории легковых автомобилей и внедорожников в 2000 г. был самый низкий с 1983 г. показатель пробега в милях на галлон топлива.

 

В среднем в 2000 г. он составил 24,2 мили для легковых автомобилей и 17,3 мили для легких грузовиков, что гораздо ниже тех стандартов, которые сейчас допустимы, – 27 миль на галлон топлива для легковых автомобилей и 20,7 мили для легких грузовиков. Это в значительной степени обусловлено ростом популярности в США джипов-внедорожников. Количество автомобилей этой категории росло с 1992 г. средним темпом 14% в год.

 

Относительно низкие цены на нефтепродукты в Соединенных Штатах мало стимулируют производство и использование автомобилей, потребляющих меньше топлива. Если бы двигатели внедорожников в среднем потребляли столько же топлива, что и легковые автомобили, то экономия составила бы по США 225 тыс. баррелей в день (более 11 млн т в год). Ford и General Motors пообещали улучшить экономичность некоторых моделей внедорожников на 25% к 2005 г., но этого явно недостаточно. Централизованное установление более жестких стандартов для этого класса автомобилей могло бы способствовать существенному снижению потребления нефти Соединенными Штатами.

 

В докладе, подготовленном командой Буша–Чейни, содержалось поруч. Академии наук оценивать принцип. возможность ужесточения стандартов экономичности автомобилей.

 

В августе 2001 г. Национальная Академия наук выпустила доклад «Эффективность и воздействие стандартов топливной экономичности автомобилей». Заключения доклада свидетельствовали о возможности увеличения стандартов на 8–11 миль на галлон бензина в ближайшие 10 лет (особенно для категорий внедорожников, микроавтобусов и пикапов). При этом дополнительные издержки компенсировались бы благодаря снижению потребления топлива в течение типичного 14-летнего срока эксплуатации транспортных средств.

 

Эти предложения в американском Конгрессе поддержки не получили. В пакете энергетического законодательства, принятом палатой представителей в августе 2001 г., содержится положение о снижении потребления топлива внедорожниками и микроавтобусами на 5 млн галлонов за период м. 2004 и 2010 гг. Это эквивалентно увеличению экономичности в 1 галлон бензина на 1 милю. В ходе принятия в апреле сего года сенатом предложенного демократами альтернативного энергетического законопроекта положение о снижении потребления нефти автомобилями и легкими грузовиками на 1 млн баррелей в день к 2015 г. было в последний момент вообще исключено из текста.

 

В конечном варианте сенаторы передали право принятия решений относительно оптимальных уровней расхода топлива Национальной Администрации безопасности дорожного движения и отложили возможное повышение стандартов до 2007 года.

 

Принимаемые администрацией Дж. Буша и Конгрессом США решения демонстрируют, что руководство страны не готово идти на непопулярные меры, в той или иной степени затрагивающие такие фундаментальные ценности, как право гражданина на дешевый бензин и неэкономичный автомобиль.

 

Новые технологии. Важную роль в экономичности нефти энергетическая политика отводит внедрению революционных технологий автомобилестроения. В докладе Комиссии Чейни предлагалось направить $4 млрд на налоговые кредиты для покупателей гибридных автомобилей. В принятом в апреле сенатом законодательстве закреплено предоставление налоговых кредитов в размере до $4000 покупателям таких автомобилей.

 

Гибридные электрические транспортные средства (HEVs) объединяют двигатель внутреннего сгорания обычного транспортного средства с батареей и электрическим двигателем электрического транспортного средства. Практические выгоды HEVs включают улучшенную экономию топлива и более низкую эмиссию по сравнению с обычными транспортными средствами. Свойственная HEVs гибкость позволит им использоваться в широком диапазоне применений, от персонального транспорта до коммерческих перевозок.

 

Toyota и Honda уже продают гибридные модели в США, потребляющие галлон горючего на 80 миль (3,785 литра на 130 км), и, по мнению специалистов, к 2015 г. такие авто будут составлять фактически 20% новых машин. Скоро на рынке появятся и новые внедорожники. Так, например, Ford в этом году запускает в производство внедорожник 2003 Escape с гибридным двигателем, а Chrysler в 2004 г. планирует начать производство пикапа Dodge Ram, также оснащенного гибридным двигателем. Подсчитано, что через десять лет машины, работающие на альтернативном топливе, снизят спрос на бензин всего лишь на 275 тыс. баррелей в день, но во втором десятилетии нового века может последовать значительное уменьшение спроса на нефть.

 

Еще один амбициозный проект администрации Буша – проект «Автомобиля Свободы», о котором объявил в январе 2002 г. на проходящем в Детройте Североамериканском международном автошоу министр транспорта США Спенсер Абрахам. В рамках поддерживаемого администрацией США широкомасштабного начинания Ford, General Motors и Crysler должны будут разработать и внедрить в массовое производство наземные транспортные средства, работающие на электродвигателях.

 

Речь идет о силовых установках, действующих на основе окисления водорода. Помимо экологической чистоты такие двигатели будут обладать и другим большим достоинством: США планируют посредством их использования полностью избавиться от зависимости от пост * нефти из-за рубежа.

 

Диверсификация источников пост * и инструменты внешней политики. До недавнего времени опорным элементом принятой в Соединенных Штатах концепции энергетической безопасности служил принцип «соседства» – в соответствии с ним наиболее географически самые близкие источники пост * считаются наиболее надежными и, удостаиваются наибольшего внимания и наиболее преференцированного отношения.

 

Для ее понимания представим ряд концентрических кругов энергетической безопасности, в которых источники становятся более уязвимыми в отношении прерывания (по любой причине) по мере удаления от центра. Эта концепция особенно четко просматривается в торговле нефтью. Внутреннее производство находится в самом центре, и на этот самый безопасный ист. в настоящее время приходится около 45% потребления США. Причем добыча нефти на Аляске считается менее надежной, чем в «нижних» 48 штатах.

 

Первый круг, за пределами внутреннего, включает в себя Канаду и Мексику. На эти две североамериканские страны приходится около четверти импорта нефти США. Ко второму кругу относятся производители Западного полушария. Причем особенно важное место отводится Венесуэле, которая является крупнейшим и надежным поставщиком нефти в США.

 

В целом на Западное полушарие приходится около 75% потребляемой Соединенными Штатами нефти. Ожидаемый уровень надежности источников снижается по мере продвижения к последующим кругам. Со времен энергетического кризиса начала 70-х гг., США стремились снизить зависимость от поставщиков нефти с Ближнего Востока и из Северной Африки, составляющих два внешних круга, и добились в этом в последние годы немалых успехов.

 

Неудивительно, что эти круги строго соответствуют торговым соглашениям, которые Соединенные Штаты уже заключили либо относительно которых в настоящее время ведутся переговоры. Канада и Мексика являются сторонами НАФТА.

 

На январь 2005 г. намечено создание Зоны свободной торговли Америк (ФТАА), которая призвана объединить все страны двух Америк – Северной и Южной, за исключением социалистической Кубы, в единое экономическое пространство, крупнейшее в мире (оно объединит страны с населением в 800 млн человек и объемом торговли в $2,7 трлн).

 

С 1994 г. действуют рабочие группы по координации энергетической политики государств Латинской Америки и США в рамках Энергетической инициативы Западного полушария Hemispheric Energy Initiative (HEI), о которой было объявлено на саммите Америк 1994 г. в Майами. На саммите Америк в апреле 2001 г. президенты США и Мексики Джордж Буш и Висенте Фокс и премьер-министр Канады Жан Кретьен объявили о создании Североамериканской рабочей группы по энергетике.

 

Главной задачей рабочей группы объявлена координация усилий по обеспечению эффективного функционирования североамериканского энергетического рынка.

 

В отношении Ближнего Востока нефтяная политика США была нацелена на обеспечение свободного доступа к нефти Персидского залива и ее свободное поступление на мировые рынки. США установили особые отношения с ключевыми экспортерами – прежде всего Саудовской Аравией, ОАЭ и Кувейтом.

 

Россия и прикаспийские государства находились на периферии интересов энергетической политики новой администрации США. Это нашло свое отражение в прекращении деятельности двусторонней комиссии, известной как комиссия «Гор–Черномырдин», и в ликвидации должности специального советника президента и госсекретаря по каспийской энергетической дипломатии (эту проблематику начал курировать старший советник по каспийским энергетическим проблемам в государственном департаменте).

 

Однако трагедия 11 сентября прошлого года и последовавшие события внесли в эту стройную конструкцию весьма существенные коррективы. Выяснилось, что рассматриваемая ранее в качестве аксиомы концепция «плодотворной взаимозависимости», возможно, не столь универсальна.

 

В соответствии с этой концепцией экспортеры, постоянно испытывающие нехватку «нефтедолларов» для решения социальных проблем внутри своих стран, заинтересованы в непрерывности пост * нефти на мировые рынки в не меньшей степени, чем ее импортеры.

 

Доводы, лежащие в основе этой концепции, базируются на предположении рациональности поведения, свойственной подавляющему большинству людей. Но если, например, в одном из государств Персидского залива к власти придет режим, подобный режиму талибов, то абсолютно крайне не желательно исключить реализацию намерения «наказать» Запад путем подрыва нефтяных скважин.

 

Последствия такого шага могут быть самыми катастрофическими, причем неясно, как подобное развитие событий можно предотвратить. Под воздействием обострения ситуации администрация Буша начала пересмотр приоритетов внешней энергетической политики. Повышается заинтересованность Соединенных Штатов в расширении экспорта углеводородного сырья Россией и прикаспийскими странами СНГ.

 

Каспийские и центральноазиатские углеводороды, и российское сырье вновь рассматриваются в США в качестве серьезного фактора, способного поддержать сбалансированное развитие мирового рынка нефти в первой четверти XXI века. Видимо, и массированный приток инвестиций в Сахалинские проекты, которые могут заменить поступление нефти из заблокированного сенаторами Арктического природного заповедника, уже не за горами.

 

Источник: http://www.wep.ru/

 



Методические рекомендации. CLIVET. ПРАВИТЕЛЬСТВО МОСКВЫ. Кто в ответе за энергосбережение.

На главную  Теплоизоляция и экономия энергии 





0.0137
 
Яндекс.Метрика