Промышленная резка бетона: rezkabetona.su
На главную  Теплоизоляция и экономия энергии 

Энергоаудит

Д. Д. Огородников.

 

Энергосбережение как цикл и энергоаудит, как часть этого цикла, становятся настоятельной потребностью в экономической деятельности российских организаций и предприятий. Научный подход к экономической деятельности обязан содержать позитивный и нормативный компоненты. Первый должен ответить на вопрос «Что происходит» и объяснить положение вещей, с тем, чтобы служить базой для прогнозирования; второй v разрешает проблему «Как должно быть» и, соответственно, способствует исправлению ситуации путём разработки рецептов, в основном правового порядка. Именно под данным ракурсом предлагается рассмотреть на данный моментшнее положение энергоаудита в отечественной хозяйственной практике.

 

Понятие или явление, а скорее термин «энергоаудит» появился в лексиконе российских специалистов и в документах несколько более шести лет назад. Появился наряду с другими новыми терминами хозяйственной практики и экономического популизма. Интуитивно соблазнительное и полезное явление - энергоаудит на деле встречается не часто, не смотря на словесное обилие на данную тему в формальных документах и периодике. В чём первопричины?

 

Мода, как чаще всего и бывает, пришла с запада. На проводимых в России, в количестве до десятка в год выставках по проблемам энергосбережения наименование данного явления замелькало в рекламных проспектах зарубежных производителей энергосберегающего оборудования и услуг. Действующий с недавнего времени в Москве Российско-Датский Институт энергоэффективности посвящал энергоаудиту целые главы в издаваемых книгах и технических пособиях. И вот уже с использованием в названии термина «Энергоаудит» выходят российские книги (« Энергоаудит объектов коммунального хозяйства и промышленных предприятий » Б.П. Варнавский, А.И. Колесников, М.Н. Фёдоров М. 1999; « Энергоаудит » Под редакцией К.Г. Кожевникова и А.Г. Вакулко, НП Энергоресурсосбережение» М. 199 . Термином пестрят статьи московского специализированного журнала « Энергосбережение ». Ставшее модным слово энергоаудит можно встретить в деловой переписке территориальных органов Госэнергонадзора. Аккуратнее других в использовании термина оказались законодатели. В принятом в 1996 году Федеральном законе «Об энергосбережении в РФ» понятия энергоаудит нет, есть нормативно определённое понятие « энергетическое обследование организаций ». Минтопэнерго РФ оказалось уже менее щепетильным с терминологией, и через два года издаёт нормативный документ, которым регулируются процедуры энергоаудита. При этом само явление (как цикл или объект) не описывается, подозревая самоочевидным его понимание читателем. Дано только определение субъекта, проводящего энергетические обследования v энергоаудитора. Но в стране по-прежнему нет в ощутимых масштабах ни энергетических обследований, ни энергоаудита. Так в чём первопричины?

 

Вполне прогнозируемо наличие психологического барьера. В России любого вида ревизоров крайне не любят. Финансовый аудит внедрялся в практику, продавливаясь через механизмы административного воздействия. Уже внедрён, но живёт неуютно. В компаниях менеджеры верхнего уровня с ним смирились, но большая часть состава собраний акционеров, представляющая работников-собственников, практически полностью уверена : аудиторам «деньжищи» платят зря.

 

Специалистами, практикующими в области энергосбережения, попытки использования понятия «энергоаудит» во взаимодействиях с клиентурой (хозяйственниками-практиками) были встречены «в штыки». Дело сдвигалось с мёртвой точки либо через формальный императив «энергетическое обследование», либо через словесную эквилибристику типа «инженерное обследование обеспечивающей инфраструктуры», «анализ базовых ресурсопотоков» и подобное. И это на уровне руководства. А начиная с уровня начальника котельной, инженера электрослужбы и им подобных отношение к энергоаудиту также негативно, как упомянутое выше отношение обывателя к аудиту общему.

 

Возможно с понятием и пониманием явления что-то не так? Объект нашего внимания сложный. Опыт и практика анализа сложных объектов демонстрирует, что главной при их раскрытии является структурная характеристика. Формально установить структуру какого либо объекта означает: определить из чего он состоит (компонентный состав) и раскрыть как эти компоненты взаимосвязаны друг с другом. Проделаем этот анализ. Выясним, возможно, ли в сознании практиков сочетание приставки «энерго» с базовым понятием «аудит»?

 

С восприятием первой части - приставки «энерго» (а на деле - энергетикой) сознанием большинства хозяйственников и предпринимателей, видимых проблем нет. Что такое энергохозяйство, в большинстве случаев объяснять не требуется. (За исключением, части сельского населения, для которого печь и энергоустановка вместе чаще всего никак не ассоциируются.) Следовательно, нужно провести проверку сочетаемости со второй частью - понятием «аудит».

 

Аудит, как часть хозяйственной и экономической культуры, явление сравнительно молодое. Его возраст - чуть более одного столетия. В общепринятых формах и стандартах аудит и того моложе - чуть более трёх десятилетий. Сам термин имеет множество вариантов определений, и его применение законодательно не нормировано. Значит, выбор открыт, и целесообразно воспользоваться наиболее цивилизованными толкованиями или стандартами, используемыми в странах с динамично развивающейся экономикой.

 

В нашем анализе примем за основу наиболее часто применяемое во всём мире определение понятия «аудит», введённое в практику Комитетом Американской бухгалтерской ассоциации по основным концепциям учёта ( American Accounting Association and Committee on Basic Auditing Concepts ):

 

Аудит - это системный цикл получения и оценки объективных данных об экономических действиях и событиях, устанавливающий уровень их соответствия определённым критериям и представляющий результаты заинтересованным пользователям.

 

изучим детально это определение и его составляющие. Анализируя эти компоненты, будем выявлять искомые параллели и возможные логические связи с более привычными для понимания функциями энергетического обследования.

 

Первый шаг и параллель : аудит - это системный цикл. Энергетическое обследование также системный цикл. Оба цикла в равной мере имеют свои определённые цели и логику и основываются на структурированном подходе к анализу объектов и принятию решений.

 

Вторая параллель : объективизация. Финансовые и бухгалтерские отчёты содержат документированное описание экономических событий и действий. Учёт энергоресурсов и энергоносителей также требует отражения в форме документированного описания экономических событий и действий, только с частью ресурсов предприятия.

 

Третья параллель : нормативное соответствие. Оно, несомненно, обязано быть как в финансах, так и в энергетике непосредственно. В России, как и в любом государстве, существуют чётко регламентированные Правила бухгалтерского учёта (ПБУ) и задача аудиторского анализа - подтвердить или опровергнуть данные и соответствие бухгалтерской практики с упомянутыми правилами. В энергохозяйствах РФ также действуют свои нормы и правила в форме ПТЭ, ПТБ, СниП и одновременно требования договоров поставки энергоресурсов. Существуют утверждённые Минтопэнерго РФ Правила проведения энергетических обследований организаций. Задача энергоаудита - подтвердить или опровергнуть данные и соответствие практики эксплуатации соответствующим техническим правилам, и, одновременно, бухгалтерской учётной политики и практики учёта проведения хозяйственных операций с энергоресурсами Правилам бухгалтерского учёта.

 

Четвёртая параллель : публичность. Выводы финансовых аудиторов и энергоаудиторов предназначены для передачи заинтересованным пользователям. Получатели аудиторской информации, безусловно, разные, но процедурно циклы целесообразно организовывать сходными.

 

Уже можно сделать вывод относительно проверки на совместимость - системно и процедурно общность в терминах и понятиях существует. Второй вывод - для хозяйственника требуется детальное описание энергоаудита, вводимое в качестве стандарта. В идеале желательно, чтобы степень детализации процедур энергоаудита совпадала с детализацией процедур финансового аудита. Как упомянуто ранее, Минэнерго РФ термин «энергоаудит» активно применяется, но формально определён только субъект, предназначение которого - осуществлять такую работу. Вот это определение: « Энергоаудитор - юридическое лицо (организация, кроме государственных надзорных органов), осуществляющее энергетическое обследование потребителей ТЭР и имеющее лицензию на производство этих работ ». Значит, формулу цикла (объекта анализа) всё ещё нужно искать или уточнять.

 

В первой книге дано определение, достаточно лаконичное, и уде цитируемое в периодике (см. например, статью Е.И. Никольской «Энергоаудит заказывали?», журнал « Энергосбережение », 2000, #3, стр. 10-1 . Воспроизведём это определение в качестве объекта последующего анализа: «Энергетический аудит - это техническое инспектирование энергогенерирования и энергопотребления предприятия с целью определения возможностей экономичности энергии и оказания помощи предприятию в осуществлении мероприятий, обеспечивающих экономию энергоресурсов на практике» . Последующий анализ данного определения покажет несомненную, но ограниченную полезность такого подхода к проблеме.

 

Вторая из упомянутых книг хотя и называется «Энергоаудит», но нигде в тексте не даёт чёткого и лаконичного определения этому явлению и циклу.

 

Структурируем приведенное определение по схеме, ранее примененной в анализе общего понятия аудита:

 

Системность - Объективизация - Нормативность - Публичность .

 

Системность анализируемого определения цикла обнаруживается, но была бы более отчётливой, если техническое инспектирование совместить с тщательной аналитической оценкой энергоэффективности, на которую ориентированы и буква и дух закона РФ «Об энергосбережении».

 

Объективизация цикла представлена в скрытой форме (подразумевается). Она будет надёжно обеспечена, если техническое инспектирование переопределить как инструментальное измерение фактического энергоресурсопотребления. Тем более что по упомянутым Правилам проведения энергетических обследований организаций эффективность использования ТЭР определяется только по результатам инструментального обследования. И там же установлена специальная оговорка: косвенная оценка параметров эфф. использования топливно-энергетических ресурсов не допускается, в то время как анализ одних документов с экономической и бухгалтерской информацией даёт только косвенную оценку эфф. использования ТЭР.

 

Нормативность цикла в рассматриваемой формуле не отражена (либо, как и объективизация подразумевается). Она будет, по меньшей мере, обозначена, если в определении иметь хотя бы отсылку на действующие нормы и правила (до тех пор, пока не будет создан и актуализирован пакет стандартов энергоаудита).

 

Публичность результата вовсе не присутствует, и, скорее всего, не подразумевается. К сожалению, этот императив является в России наиболее нелюбимым в отношении всякого аудита, любых инспекторских проверок и ревизий. Видимо дорабатывая понятие, публичность потребуется также отметить, обозначая чётко ту категорию пользователей отчёта, которая является выгодополучателем при реализации программ ресурсоэнергосбережения.

 

представляется целесообразным переформулировать определение энергоаудита с учётом предложенных выше выводов. При этом будет полезно рассмотреть параллели с другими, более зрелыми видами аудиторской и ревизионной деятельности.

 

В отечественной экономической литературе и документах часто используется понятие общехозяйственный аудит . Следует отметить, что эта форма аудита, также как и энергоаудит, явление в России не слишком распространённое. В отличие от мировой практики в России и общехозяйственный аудит не обеспечен детальной нормативно-методической базой, такой как финансовый аудит. В сочетании с переживаемым экономическим кризисом, данное обстоятельство является тормозом в распространении общехозяйственного аудита. Для целей нашего анализа из практики отечественного общехозяйственного аудита воспользоваться не чем.

 

Поэтому для продолжения поиска причин, порождающих проблемы вхождения энергоаудита в сознание и практику, целесообразно найти различия с типовым, «многоопытным» и наиболее распространённым финансовым аудитом.

 

Различие первое : системы учёта.

 

ПБУ - регламент чёткий, но не «деревянный». Им предусматривается внесение исправлений в бухгалтерские документы при выявлении некорректности или сторнирование. В квалифицированной и добропорядочной экономической организации сторнирование по рекомендации аудитора происходит, вследствие изменений в учётных технологиях, появления новых нормативов, правил и рекомендаций. «Как правило» потому, что сторнировать ошибки счёта приходится всё реже и реже, роль человеческого фактора в появлении ошибок уменьшается, а компьютеры и калькуляторы неизменно точны. но изменение в технологиях учёта вводится в императивной форме, весьма быстро распространяется. Бухгалтеры и аудиторы испытывают методические трудности в меньшей мере, чем кто-либо иной из функционеров или хозяйственников.

 

С учётными технологиями в энергетике всё намного сложнее. Первое - необходимость в технических средствах учёта. Они имеются далеко не на всех хозяйственных комплексах. Тем более не все технические средства учёта могут быть использованы в качестве средств коммерческого учёта. Закон предписывает обязательность, для всех, технического учёта в энергетике и ЖКХ, начиная с 2000 года. но расхождение государственных норм с практикой огромно. Оснащённые энергохозяйства и на данный момент составляют незначительную долю от общего числа предприятий у энергопотребителей. Большие расхождения в качестве учёта м. отдельными технологиями. Наилучшее положение с учётом электроэнергии. базовой признак корректного и современного подхода к проблемам - использование многотарифного учёта. Несколько хуже положение с учётом газа. Деградация системы коммерческого учёта газа началась несколько десятилетий назад. В период м. 1960-1970 годом в СССР была ликвидирована система учёта расхода газа бытовыми потребителями. Крупные промышленные потребители имеют учёт на газораспределительных подстанциях (ГРП), но данная техника морально изношена. Повышение точности измерения расхода газа в 10 раз (вполне реальное при современных возможностях уже отечественных производителей аппаратуры) приводит к снижению объёма платежей на 10 - 15%. Со средствами учёта расхода горячей и холодной воды, и со счётчиками потребления тепловой энергии обстановка ещё более обескураживающая. Уровень обеспеченности в быту (фактически, при розничной продаже ресурсов) не выходит за первые проценты от общего числа потребителей. Чуть выше уровень обеспеченности средствами учёта групповых потребителей. Но доля охвата ещё весьма далека от правительственных предписаний и в различных регионах составляет первые десятки процентов.

 

Различие второе : последствия рекомендаций.

 

Итогами, как финансового аудита, так и энергоаудита, по сути, являются определение достоверности баланса и рекомендации, порождающие необходимость регулирования потока обследованных ресурсов.

 

Регулирование финансовых потоков по рекомендациям аудитора требует проявления политической воли управленцев в форме серии управленческих решений. Затраты на обслуживание таких обязательств чаще всего сравнительно не велики. Процедуры достаточно стандартны. Методическая база обширна и достаточна.

 

Неизбежно рекомендуемое энергоаудитором регулирование ресурсопотоков в топливо- и энергообеспечении требует не только политической воли управленцев, но и значительного количества технических средств, соответствующего оборудования. Последствия рекомендаций энергоаудитора v чаще всего капитальные вложения. Законодателю и правительству это известно. Скромными отдельными строчкам регулирование прописано в регламентах верхнего уровня (закон, подзаконные акты, отраслевые решения). Предполагается, что, безусловно, действуют нормы и правила в форме ПТЭ, ПТБ, СниП. Многие из этих норм сейчас пересматривают, и не удачно. Понимая капиталоёмкость энергосберегающих технологий и скудость бюджетов, законодатель поставил некие граничные условия v окупаемость не более двух лет. но процедуры принятия практических решений по энергосбережению и последствия их непринятия не установлены, не взирая на очевидную экономическую целесообразность и соблазнительность энергосбережения в целом. Почему - можно лишь делать предположения. Одно из правдоподобных: не принятие решений по регулированию базовых ресурсопотоков имеет последствием упущенную выгоду. Выгодополучателем в энергосбережении в наибольшей мере является государство (экономия бюджетных расходов, снижение нагрузки на энергопроизводство, высвобождение фондов энергоресурсов для продажи на экспорт и прочее). Предъявить претензию по упущенной выгоде самому себе государство не может. Проблема упущенной выгоды, как хозяйственно-правовая проблема обозначена десятилетие назад, но не разрешима на практике во всех уровнях, начиная от законодателя, в судебной практике, через любую отрасль, и до последнего частного ремесленника или фермера в российской глубинке.

 

А решать надо, и здесь в полном масштабе проявляются моральные аспекты проблемы энергосбережения и той её части, которая связана с энергоаудитом. изучим под этим ракурсом положение вещей, выявляя моральные аспекты в ходе поиска ответа на вопрос « Что происходит ?».

 

Расточительность. В настоящее время в России для создания комфортных условий в жилых помещениях на каждый квадратный метр их площади затрачивается от 500 до фактически 1000 квт. час. энергии в год. Приблизительно такие же энергозатраты на обеспечение рабочих условий в помещениях производственно-технического назначения. Как известно, «нет пророка в своём отечестве». Коллеги из Словакии, успешно продающие энергоэффективную и экономичную технику обогрева производственных комплексов, на Международной конференции «Энергосбережение 2001», проведенной в московском Экспоцентре в марте 2001 года, сделали сообщение, фрагмент которого наглядно иллюстрирует положение вещей с обогревом предприятий. Проведенный словацкими специалистами анализ организации отопления производственных комплексов большинства стран восточной Европы (включая страны СНГ) показал следующее:

 

• большинство предприятий спроектировано и построено в советский период;

 

• по нормам того времени котельные ставились с двукратным запасом по теплопроизводительности.

 

Именно данное обстоятельство объясняет тот факт, что мы не помёрзли до настоящего времени. При устрашающих потерях тепла в сетях, коммуникациях и ограждающих конструкциях зданий, двукратного запаса мощности агрегатов хватает, чтобы согреться. Плата за такое положение - перерасход топлива. Мы заметно отстали от стран с динамично развивающейся экономикой. Например, аналогичные упомянутым выше показатели удельного энергопотребления в Финляндии - 120 квт. час. в год на кв. метр. Вместе с тем известно из реального опыта, что в России при её климатических условиях возможно обеспечить комфортные условия при расходе энергии менее 80 квт. час. в год на кв. метр.

 

Экономические последствия. Расточительность в отношении энергоресурсов привела в течение последних лет к существенным сдвигам в структуре затрат практически любого хозяйства. В последние годы в структуре затрат большинства российских производств в любых отраслях наблюдается рост доли затрат на базовые производственные ресурсы: электроэнергию, воду, тепло и топливо. В большинстве случаев она составляет от 30 до 60 % себестоимости товаров и услуг. В тех хозяйствах, где показывают иные цифры, налицо некорректности в учётной политике, связанные с неудобством признания собственной несостоятельности. Долговая яма производителя со временем углубляется. Причину диспропорций точно определить, по-видимому, невозможно. Можно лишь сделать в отношении к производственному комплексу некоторые правдоподобные предположения. В период централизованной административной экономики в структуре себестоимости товаров и услуг базовые ресурсы (энергия и вода), капитальные затраты (производственные здания, сооружения и оборудование) и сырьё - распределялись ориентировочно равными долями (ориентировочно по 20%), остальное (приблизительно 35%-40% себестоимости) составляла заработная плата.

 

Переход к рыночным отношениям и структурные изменения во всём хозяйственном комплексе выявили некоторые тенденции. Доля основных фондов в структуре затрат стала значительно уменьшаться. первопричины: приватизация с её методическими ошибками и некорректным определением стоимости капитала, учёт реального износа основных фондов и сворачивание базовой части программ обновления основных фондов (тупики и кризисы в промышленном комплексе страны). Доля заработной платы в себестоимости также начала уменьшаться. первопричины лежат в политической плоскости, и их не обсуждаем. Следствие известно. Обратный пересчёт к уровню середины 80-х годов демонстрирует, что средняя зарплата в конце 90-х годов составляет треть от средней зарплаты советского периода. на данный момент в структуре себестоимости товаров и услуг, в сравнении со структурой себестоимости в советский период - доля зарплаты 10-13%. Доля амортизации основных фондов того же уровня - 10-15%. Одновременно проявилась тенденция к росту цен, а, соответственно, доли в себестоимости сырья и базовых ресурсов. В условиях падения производства, но поддержания «на плаву» производственной инфраструктуры, затраты на сырьё стали уменьшаться пропорционально падению объёмов производства, а затраты и доля затрат на энергию и воду стали расти интенсивнее. В итоге любой производитель в на данный моментшней России «в долгах как в шелках» перед энергетиками и продавцами воды, утилизаторами стоков и отходов, в долгах много больших, чем перед собственными рабочими.

 

Моральная сторона казалось бы не причём. Тем более что худо-бедно, а издержки неэффективного использования топливно-энергетических ресурсов мы пока покрываем. Так ли это? Но деньги v не эквивалент жизненного ресурса. А энергопотери - прямо и безвозвратно отнятый жизненный ресурс у производителей топлива, электроэнергии и тепла (а косвенно, чрез дискомфорт и у потребителей). Казалось бы, у энергетиков таких моральных аспектов не должно быть, уж они то твёрдо знают о том, что большая часть энергии рассеивается безвозвратно. но масштабы наших потерь не могут не тревожить любого специалиста. Точной оценки потерь энергоресурсов на местах, нет. Превышение удельного энергопотребления в 5-8 раз по сравнению с цивилизованным миром тяжелейшим бременем лежит на всём обществе. Реального, регулярного и эффективного обследования состояния энергохозяйств на местах нет.

 

О корнях моральных аспектов энергоаудита. Проблемы родились не на данный момент и не в течение постсоветского десятилетия. Износ основных фондов во всём хозяйственном комплексе превышает 80%. В соответствии с этим и находится «уровень износа квалификации» энергетиков. Профессионализм Главных энергетиков предприятий и большинства персонала им подчинённого чаще всего ограничивается уровнем восприятия наиболее техноёмкой части оборудования, находящейся в их эксплуатации. Техника 20-30-летней давности вполне понятна, желаема и любима; но 5-летняя или современная техническая среда для эксплуатационника - практика не понятна и не востребуема. Персонал, обслуживающий энергетическую инфраструктуру предприятий, не понимает, что изменится на предприятии в связи с внедрением ресурсосберегающих технологий. Руководители не понимают, что и зачем им нужно, и не могут рассчитывать на разъяснения от своих специалистов. А значит, проблемы всеми переживаются на эмоциональном уровне, с крайне редким выходом в хозяйственную и политическую активность. Моральный износ квалификации большинства энергетиков - первый из выявленных моральных аспектов.

 

Наследие хозяйственного уклада. За последние полвека в энергетическом хозяйстве России технически мало что изменилось. Например, в структуре использования электроэнергии ориентировочно 14% её используется на освещение, по 12 % потребляют транспорт и металлургический комплекс, а 60 % энергии потребляется электромоторами самого различного назначения. Она расходуется в насосах, которые прокачивают жидкости, в промышленных вентиляторах, в станочном парке, и, конечно же, в тепло- и водоснабжении промышленных объектов и социального сектора. Структура потребления электроэнергии России слабо отличается от промышленно развитых странах. Мы развивали производство энергетического оборудования, электротехническую промышленность, так же, как и многие другие отрасли - по экстенсивному пути, увеличивая непомерным образом количество производимых насосов, моторов и т.п. Мы создали централизованные системы теплоснабжения - самые сложные в мире. Избыток ресурсов, наличие и инерционность огромного централизованно управляемого хозяйства в течение послевоенного периода и до середины 90-х годов не приводили к энергетическим кризисам. Они проявились в последние годы вследствие управленческой децентрализации и упомянутых небалансов в системе платежей.

 

Пережившие энергетический кризис. За рассмотренный исторический период на западе, а вдогонку ему в Японии и развитых странах Юго-восточной Азии прошли три волны революции в области энергосбережения. Наглядно это видно на примере одной из ключевых для этих целей технологий - области регулируемого электропривода. Особо быстро стали развиваться события с начала энергетического кризиса 70-х годов. Кризис усилил мотивацию к сбережению экономного по своей сути капиталиста. Эти годы совпали с бурным развитием силовой электроники. С тех пор в зарубежных машинах и механизмах м. сетью и электродвигателем ставится не просто выключатель (и не магнит-пускатель), а электронный микроциклорный блок, отслеживающий вращение и характеристики работы двигателя. Этот узел сопрягает энергию с рабочими функциями машины, подаёт в обмотки ток именно той величины и формы, который необходим в данный конкретный момент времени для точного исполнения механизмом его работы. В итоге экономия электроэнергии в хозяйствах с модернизированным приводом достигает величины в 50 - 60 %, появилась плавность в работе исполнительных механизмов, приводимых в движение моторами, уменьшился износ оборудования, увеличился срок его службы. Легко представить, что в подвальных этажах административного здания установлены насосы, которые поднимают на верхние этажи воду. Легко представить и вентиляторное хозяйство, которое прокачивает воздух во всех помещениях. А теперь предположим, что здание это размещено, скажем в Гонконге. В 8 вечера помещение практически свободно от людей. Расхода воды нет. Краны не подтекают также. Блок регулятора, связанный с датчиками давления и расхода, сбросил обороты двигателя, начал экономить. И так до тех пор, пока утром уборщицы не начали свой день раньше чиновников. А вентилятор, запрограммированный и связанный с часами, тоже снизил обороты, тоже начал экономить. И так будет до половины восьмого утра, а за полчаса до открытия система дважды заменит имеющийся воздух на свежий утренний, а далее будет работать в штатном режиме.

 

Практика стран и компаний, добившихся успеха, доказывает, что для реализации целей в первую очередь необходима систематика при проведении аудита и планировании мероприятий.

 

Переживающие энергетический кризис. Пусть это будет теперь не современный офис, а любая наша постройка производственного или общественного назначения. Разница будет явно не в нашу пользу. Там налицо экономия. У нас насосы и вентиляторы «молотят» всю ночь, сантехническая система к тому же с бесконечными протечками. А энергия, «со свистом» улетает в трубу. И в каких количествах ?! Нас всех с детства любят справедливо ругать за непогашенный свет. Вспомним, что освещение - лишь десятая часть электропотребления. В реальной жизни в России масштабы расточительности устрашающи. Любой электродвигатель - это не непогашенная лампа. Вспомните искусственные гейзеры со струями пара в городах в отопительный сезон. Присоедините незаметные на глаз утечки тепла, хорошо обнаружимые по проталинам в снегу вдоль теплотрасс. Достаточно в картину добавить то, как мы чаще всего всё это оплачиваем. За электроэнергию по счётчику, но по непомерным тарифам. За тепло - по сечению трубы, которая подводит его к объекту. А на предприятиях фактически любой отрасли, учёт электроэнергии ведётся только на входе объекта, нет разделения по отдельным потребителям, такого же, как в жилищном секторе.

 

Еще раз посмотрим на энергообеспечение производства. Без двигателей здесь точно не обойтись, пусть и потребляет (как мы теперь знаем) он энергии вдвое больше, чем мог бы потреблять. Терпимо, если производству нужна одна электромашина. А если в технологии последовательно используются две машины? А если десять и более? ( Что чаще всего и бывает.) В итоге в российских технологически сложных производствах (которых большинство) себестоимость конечной продукции в 20 - 30 - 40 раз выше, чем на западе. И это не живописно-пугающий образ. Это сухие цифры реальных анализов, проведенных учёными, специалистами из электротехнической и электронной промышленности.

 

Общественный резонанс. Социальная напряженность, связанная с энергорасточительностью часто нарастает в скрытых, а местами уже в явных формах. Начались «веерные отключения» не только на периферии и в сельской местности, но уже и в Московской области. В регионах севера и дальнего востока волнения вызванные перебоями в энергоснабжении всё чаще приобретают массовый характер. Возмущенных людей понять можно. В то время как производство на три четверти стоит, на рынке труда напряженно, не выплачиваются денежные средства пенсионерам, врачам и учителям, оплата коммунальных услуг (которые на 80% состоят из стоимости энергоресурсов и воды) составляет от четверти до половины душевого дохода.

 

Можно выявить второй моральный аспект энергоаудита: исторически накопленная бесхозяйственность должна быть корректно оценена, так как одно из последствий энергорасточительности v реальное ухудшение качества жизни, в особенности социально незащищённой части общества.

 

По старым правилам. В энергохозяйстве действуют нормы и правила в форме ПТЭ, ПТБ, СНиП и требования договоров поставки энергоресурсов. Договора на практике лукавы, сильно путает бартер и система взаимозачётов, и всё это не предмет настоящего рассмотрения. Технические регламенты устарели безнадёжно. Официальный комментарий к гл.. 6 второй части Гражданского кодекса РФ (Энергоснабжение, статьи с 539 по 54 содержит прямые отсылки к актам 80-х годов Минэлектротехпрома СССР, Миннефтехима СССР и пр. ПТЭ и ПТБ также масштаба 20-летней давности. СНиП переизданы и продолжают совершенствоваться, но в них по большей части определены нормативы условий комфорта в помещениях, правила оборудования узлов доставки энергии до потребителя. Содержатся рекомендательные нормы по установке узлов учёта расхода ресурсов. Практически не регламентированы вопросы регулирования потоков. Преодолеть проблемы можно только при проведении квалифицированного энергоаудита.

 

По новым правилам. Упоминавшиеся выше «Правила проведения энергетических обследований организаций» предусматривают проведение таких работ энергоаудиторами либо по методикам, применяемым в органах Главгосэнергонадзора России, либо по самостоятельно разработанным методикам, согласовывая их с региональным (территориальным) органом Главгосэнергонадзора России. Для оценки возможностей, открывающихся из разрешительной процедуры данного норматива, применим метод аналогии. Представьте себе последствия того, что каждая поликлиника будет вправе выполнять анализ крови пациента по самостоятельной методике, согласованной с территориальным органом управления здравоохранения. Или последствия того, что каждый аудитор вправе проверять достоверность бухгалтерского баланса акционерного сельскохозяйственного предприятия по самостоятельной методике, согласованной с Контрольно-ревизионным управлением территориальной администрации.

 

Но самая большая проблема правового характера - несогласованность федерального законодательства. Упомянутые правила изданы Минтопэнерго РФ в развитие Федерального закона «Об энергосбережении». В Правилах записано как нормативное - требование наличия у энергоаудитора лицензии на данный вид деятельности. Федеральный закон «О лицензировании» не предусматривает лицензирования данного вида деятельности. Такой «разрыв» в правовом поле достаточно опасен. Есть принцип. возможность хозяйственникам вступить во взаимодействие с дилетантами. Хорошо ещё, что некоторые ведомства, например, Госстрой России, преодолевают эту несуразность отраслевыми нормативными актами, создали и активно расширяют обуч. и сертификацию специалистов верхнего эшелона управления. Хорошо, но мало. Период, за который сертификация распространится на исполнительский уровень (менеджеров энергетических сетей и котельных), достаточно долог, во всяком случае, выходит за рамки периода Федеральной программы энергосбережения.

 

Из рассмотрения действующих правил просматривается третий моральный аспект - несовершенство нормативно-правовой базы.

 

Реальные трудности. Энергосбережение во всём мире продвигалось в определённой борьбе с теми хозяйственными комплексами, которые мы называем естественными монополиями. Продавцу ресурса объективно и не выгодно всё, что снижает объёмы его продаж (иными словами даже естественным монополиям противоестественно заботится о снижении объёма своих продаж). И цивилизованный мир распространял ресурсосберегающие технологии, их внедряя, т.е. преодолевая сопротивление чиновников от бизнеса (в то время как мы постоянно занимались внедрением новой, а скорее практически любой техники).

 

Усилия государства по стимулированию циклов энергоресурсосбережения выражены в ряде правительственных решений, предоставляющих льготы и преференции участникам таких работ. Это и дополнительные премиальные фонды, и фиксинг плановых затрат на энергоресурсы на годичный период после окупаемости проектов. Формально стимулы существуют, но реально не работают. К тому же существуют реальные ожидания отмены всяких льгот, дабы пытаться избавиться от коррупции. Бюджетным организациям всё это кажется, видимо не интересным. По-прежнему для них всякая экономия является одновременно угрозой срезания бюджетов будущих периодов. Активному и самостоятельному хозяйственнику заниматься энергосбережением возможно боязно и потому, что нет чёткости в правовых процедурах, в том числе и в формулировках.

 

На фоне мрачных картин бесхозяйственности, неразберихи и упускаемых возможностей, требуется ответить на знаменитый вопрос - Что делать?

 

Первое обстоятельство, представляющееся несомненным, рассмотреть альтернативы. Можно ориентироваться на поиски денежных ресурсов и их последующее рациональное распределение внутри производственного комплекса. При этом на проведение энергосберегающих мероприятий денег будет не хватать. Специалисты, принимающие «денежные» решения, воспринимают потребность в энергосбережении ещё менее остро, чем её могут воспринимать эксплуатационники. Для плановиков и финансистов данная проблема - одна из проблем преодоления дефицитов. Равная среди других. Значит, на собственные нужды производств энергии и воды будет расходоваться по-прежнему в 1,5 - 2 раза больше, чем требуется. Государство - не помощник. Федеральная целевая программа «Энергосбережение России», принятая правительством в конце 1997 года, полна недомолвок. Со строительным комплексом всё подготовлено на уровне директивы - не допускать осуществления неэнергоэффективных проектов. Казалось бы проблем нет. А, например, в производстве энергоносителей не всё так прозрачно и просто. В нефтедобыче тепловым проблемам уделено значительное внимание, а транспортировке продуктов - скромное. В переработке нефти госпрограмма главным образом сосредоточена на тепле. Нефтераспределения как подотрасли в программе как будто и не существует.

 

Новации, типа государственной программы «Энергоэффективная экономика» или «Реформа ЖКХ», судя по тем материалам, которые обсуждаются на семинарах и конференциях, страдают большей частью прежних недостатков и содержат огромное число мифов и попыток выдавать желаемое за действительное. Что же делать хозяйственнику?

 

Первая альтернатива - жить по рекомендациям госпрограмм. Государство, возможно, поучаствует в финансировании энергосберегающих мероприятий у тех же нефтяников в объёмах масштаба 3 - 10 % от необходимого (по разным источникам от 1,5 до 6 миллиардов в течение 7 лет, или от 200 до 900 миллионов рублей в год). Государство обязывает Администрации субъектов РФ найти на данные цели до 25 % требуемых ресурсов в местных бюджетах. Наше соболезнование Администрациям. Остальные деньги требуется искать самостоятельно. Даже если деньги удастся найти, наступит следующее. Воду для технологий отрасли Госпрограмма не принимает во внимание. Ко времени окончания программы (2005 год) не исключено, что пресная вода будет по цене сопоставима с самой нефтью или нефтепродуктами. Финансовый итог всех усилий может оказаться крайне неудовлетворительным. Стоит посмотреть на данный моментшние относительные цены на ресурсы.

 

Второе обстоятельство, представляющееся несомненным, оно же и вторая альтернатива - внедрять самостоятельно и предельно активно ресурсосберегающую технику. К сожалению, на данный момент по прежнему придётся пользоваться термином - внедрение, как продвижение в среде, оказывающей сопротивление. И в нашем случае этот термин также представляется правильным, хоть от него и пахнет прошлым. С трудностями в распространении энергосберегающих технологий столкнулось большинство развитых стран. В таких странах экстенсивное развитие ниразу не приветствовалось, наоборот признавалось более выгодным жить экономно. но революция в энергосбережении проходила под усиленным давлением общественного мнения, в условиях многообразия форм поддержки активистов энергосбережения правительствами, при вынесении казалось - бы технической проблемы на уровень высших нравственных оценок. На том же пути и мы имеем шансы понизить расходы на 20 - 30 % в бюджетах множественных производств, в том числе и в жилищно-коммунальном комплексе. При этом окупаемость затрат на техническое переоснащение наступает чрезвычайно быстро - в период от 6 месяцев до 2-3 лет (если обстоятельства не понуждают на замену трубопроводов, что несомненно окупается намного медленнее). Городское хозяйство - разветвленная сетевая ресурсопотоковая структура, в которой огромно число ТЭЦ, котельных, двигателей, насосов, переходных циклов и электрокоммутаций (на которых и осуществляется экономия средствами современной электроники). но на местах, несомненно, следует смотреть задачу комплексно: это и тепло, и топливо и вода. Вспомните вышеупомянутую закономерность - чем сложнее технология и больше технологических переделов, тем менее эффективно используется энергия. Наиболее ощутим экономический эффект при применении энергосберегающих технологий в основном производстве. Резерв естественного понижения цен на компоненты продукции - десятки раз. Одна из маленьких хитростей зарубежной практики распространения энергосбережения: некоторые страны в качестве мотивов для покупателя указывали на товарах не только цены в валютах, но и в киловатт-часах. Представляется, что оздоровление производственного сектора наряду с реструктуризацией долгов следует сопровождать интенсивным внедрением энергосбережения. Тем более что окупаемость энергосберегающего оборудования, вы помните, весьма быстра - от полугодия до двух-трёх лет.

 

Существуют ли отрасли, в которых у энергоаудита и внедрения ресурсоэнергосберегающих технологий наибольшие перспективы развития? Да, несомненно, и чуть выше мы на них указывали. Это любое новое строительство. На него, ссылка была в контексте реакции государства. И нормативная база для ресурсоэнергосбережения в наибольшей степени отработана. Достаточно посмотреть задел, осуществлённый строительным комплексом Москвы совместно с правительством субъекта. И свободы в данном бизнесе достаточно много. можно сделать выбор м. присоединением к сетям и коммуникациям существующего поставщика ресурсов, и автономным энергоснабжением. И часто выбор окажется в пользу покупателя, а не продавца ресурса. Достаточно на примере на данный моментшней практики сопоставить стоимости интеллектуальной автоматизированной системы управления энергоснабжением 128-квартирных жилых домов: типовой проект - 407 тысяч рублей, нетиповой проект 463 тысячи рублей. Добавить оценку общей стоимости сооружений (масштаба 3-3,5 миллионов $), и соблазнительность опережающего энергосбережения должна стать очевидной как для покупателя, так и для инвестора.

 

Об отношении общества к проблеме энергосбережения . На показания электросчётчика, в силу необеспеченности и по инерции, разумно реагирует только старшая возрастная группа населения. Малейшие признаки достатка в любой семье ведут к тому, что к размерам потребления энергии люди становятся безразличны. Власти, особенно представительские, чаще всего пребывают в безответственных размышлениях на данные темы. Равнодушие общества и противодействие распространению отечественных энергосберегающих технологий отчётливо наблюдаемы в нашей действительности. В условиях, когда какому либо действию на товарном рынке хотя бы в малейшей степени оказывается противодействие, и противостоит безразличие общества, для достижения полезной цели становится необходимым и исключительно единственно возможным взаимодействие активных людей на местах и их объединений, связанных по интересам.

 

Важно не то, что мы живём в мире, изобилующем самыми разными возможностями, а то, чтобы мы умели распознавать благоприятные для себя возможности и использовать их.

 

Сообществу инвесторов (в числе которых, разумеется, и государство) имеет смысл выступить локомотивом создания системы стандартов по энергоаудиту. Нуждается в стандартах как сама система Госэнергонадзора, так и множество компаний - независимых энергоаудиторов объектов и проектов. Такие компании инициируют работу энергосервисных компаний, осуществляющих установку и эксплуатацию ресурсоэнергосберегающего оборудования. И культура энергопотребления начнёт выкристаллизовываться более активно, а затем распространяться из данной отрасли экономики, на иные, менее платёжеспособные. Такая инициатива инвесторов оживит множество рабочих мест. Не исключено, что указанные направления станут одним из лучших проявлений конверсии, которая пока ещё не слишком реально ощутима. Услуги и техника, о которых мы заботимся, для российского ВПК не представляет особой сложности в освоении. А о потребности в ней у читателей видимо сложилось представление.

 

И вовсе не гипотетической может показаться ситуация, когда в регионе, интенсивно распространившем ресурсосберегающие технологии, появятся деньги для обновления техники, исчезнут перебои с зарплатой. И в инженерном хозяйстве и в социальной сфере. А причина может быть проста - регион израсходует меньше топлива в ТЭЦ и котельных (уже меньше должен шахтёрам, газовикам или нефтяникам), прольёт меньше безвозвратно воды, меньше энергии выпустит в вентиляционную трубу, соответственно, заплатит вовремя учителям, врачам и пенсионерам.

 

Однако первым шагом в данном направлении должно стать скорейшая организация цикла полновесной разработки робко начавшегося появляться пакета стандартов энергоаудита. Не имея точных понятий крайне не желательно рассчитывать на получ. точных решений по разумной цене и при разумных трудозатратах.

 

Источник: http://www.tehexergo.ru

 



так же раз об учете. Готов ли российский бизнес к введению учета выбросов парниковых газов. Снижение потребления электроэнер. Пути реализации программы дальнейшего энергосбережения в московском строительстве.

На главную  Теплоизоляция и экономия энергии 





0.0102
 
Яндекс.Метрика