Промышленная резка бетона: rezkabetona.su
На главную  Управление энергией 

Глава 9

Отходы — это только хвост проблемы

 

Каждый раз, когда какая-нибудь проблема выдвигается на передний план в политической повестке дня, возникает желание бросить на нее большие деньги. Это и произошло с вопросом отходов. но простое расходование денег не ведет к изящным решениям. Не удивительно, что управление отходами (их перемещением, переработкой, ликвидацией) в настоящее время малоэффективно.

 

Управление отходами в странах ОЭСР основано на значительном объеме законодательной деятельности. Очистка и захоронение отходов стоят все дороже (а сами отходы наносят все больший ущерб общественному имиджу компании). Это привело в промышленности к возникновению ситуации, когда «сокращение отходов окупается» — таков популярный лозунг (и программа) компании «Доу кемикл». Промышленность в США, Японии и Европе действительно смогла значительно снизить количество отходов. В большинстве случаев это было достигнуто внутренней переработкой материалов, т. е. снижением материалоемкости производства.

 

Однако одна из проблем, которую весьма трудно решить, заключалась в отходах упаковочных материалов. Упаковка стала символом современного потребительского общества. Супермаркеты считают, что им необходима удобная, гигиеничная и привлекательная упаковка практически для всех товаров, которые они продают. Промышленность не в состоянии изменить эту точку зрения. Поэтому переработка отходов упаковки представляется единственным способом увеличения производительности материалов. но многие упаковочные материалы с трудом поддаются переработке. Часто используемые составные материалы содержат различные смеси пластмасс, металлов, бумаги и древесины. Как можно справиться с этим?

 

В 1991 г. Германия вышла в лидеры со смелым постановлением об отходах упаковочных материалов, согласно которому производители, как отечественные, так и экспортирующие товары в страну, должны оплачивать сбор и стоимость переработки своих упаковочных материалов. Такая оплата позволяла ставить на продукты «зеленую точку». Дифференцированная оплата (с конца 1993 г.) стимулировала использование легких, простых и легко перерабатываемых упаковочных материалов. По данным Германской двойной системы (ГДС), частной монопольной фирмы-подрядчика, которая управляет системой борьбы с отходами, это позволяло уменьшить количество бытовых отходов на миллион тонн в год. Разумеется, в конце концов значительную часть счета оплатили потребители, и поэтому они разозлились на всю систему. ГДС стала фактически символом экологических «нерешений». (Глава 2 более подробно описывает недостатки системы «Зеленая точка» и предлагает высокотехнологичное решение проблемы переработки пластмасс, которые используются для формованной упаковки.) Во всяком случае, горячие споры вокруг ГДС показали германской общественности, что решения, связанные с окончанием жизненного цикла, и системы стимулирования не весьма заманчивы в борьбе с отходами.

 

В разгар общественной критики системы «Зеленая точка» немецкий парламент — бундестаг — наконец, после многолетних споров, пришел к соглашению о создании Специального комитета по изучению химикатов. Лагерь защитников окружающей среды давно намеревался проанализировать и осудить производство хлора и другие виды деятельности, которые считаются источником токсичных отходов и загрязнений. Когда комитет наконец приступил к работе в 1992 г., законодателям уже слегка наскучило заниматься так же одним очередным рассмотрением вопроса по превентивному контролю нанограммовых количеств токсичных химикатов, и они начали осознавать необходимость всестороннего подхода к потокам материалов в течение их срока службы. Всем вершителям политики становилось очевидным, что неприятные проблемы отходов — это лишь конец длинной и сложной истории, которая до сих пор не усвоена политиками по охране окружающей среды.

 

В этой ситуации комитет бундестага проявил большой интерес к идеям Ф. Шмидта-Блеека о глобальных потоках материалов и «дематериализации». После двух лет работы они представили большой том с результатами и политическими предложениями (Enquete-Kommission, 199 , который может рассматриваться как политическое начало идеи эффективного использования материалов.

 

Взгляд на мегатонны

 

Возможно, общество смотрело на потоки материалов совсем не с той стороны. Сначала мы позволили технологическому прогрессу осуществить разведку, добычу, переработку и отгрузку наиболее эффективных и дешевых материальных ресурсов. В результате абсолютное количество материалов, которое прибывало к воротам нашей цивилизации, возрастало. Мало удивительного в том, что проблема отходов усложнялась. «Управление отходами» — весьма поверхностное решение. Необходимо исследовать, контролировать и уменьшать потоки материалов.

 

Перемещения земли и вызванные человеком изменения в водных потоках — самые большие потоки материалов, которыми необходимо заняться в первую очередь. Вильгельм Рипль (199 показал, что перемещения земли и дренаж серьезно нарушили концентрацию катионов (положительных ионов) в почве и на водосборах. По определению, это ведет к подкислению. Рипль считает, что первопричины подкисления почвы и воды лежат скорее в перемещениях земли, чем в кислотных дождях. На 32, который представляет собой качественную схему, подготовленную Риплем на основании исследований подкисления земли в Скандинавии, показана колоссальная потеря катионов за последние годы. фактически все запасы, накопленные в ледниковый период, истрачены всего за несколько десятилетий.

 

Перемещения земли оказывают и другое воздействие на подкис-ление. По данным Питера Нойманна-Малкау (199 , при высвобож дении атомов серы во время перемещений земли создается большее количество двуокиси серы, чем во всех вместе взятых промышленных циклах горения.

 

Тропические леса могут больше пострадать от добычи полезных ископаемых (включая подъездные дороги), чем от рубки на лесоматериалы. В основном добыча, переработка и перевозка материальных ресурсов являются, наряду с транспортом и энергетикой, источниками как местной деградации окружающей среды, так и выбросов парниковых газов (Юнг, 199 .

 

А лавины материи растут. Роберт Айрес (199 показал, что использование фактически всех металлов растет экспоненциально ( 3 . Эта лавина материи, которая используется нашей цивилизацией, представляет собой только верхушку айсберга. Каждая тонна металла несет с собой многие тонны руды, которую необходимо добыть, очистить и переработать. Известно, например, что золотодобывающие шахты являются причиной гигантских перемещений земли и широкомасштабного загрязнения воды тяжелыми металлами, кроме золота (не говоря уже о цианиде, который часто используется для извлечения золота). То, что остается в основном около шахты, называется «покрывающим слоем» (порода, которую необходимо убрать, чтобы получить доступ к подстилающим рудоносным образовани-ям) или «хвостами» (порода, которая осталась на поверхности земли после химического извлечения рудоносного минерала) — оба термина указывают, что мы рассматриваем эти гигантские массы породы как бесполезные. Часто такие остатки ядовиты для растений и животных. Озеленение «хвостов» — не простое дело и едва ли когда-нибудь восстановит девственные водоносные горизонты, места обитания и поврежденные ландшафты.

 

Золотое кольцо на Вашем пальце весит три тонны

 

Эффективность использования материалов необходимо каким-то образом определить. Шмидт-Блеек (199 сделал смелую попытку, установив понятие материалоемкости услуги (MIPS). Для всех видов товаров и услуг он и его команда оценивают и рассчитывают потоки материалов в течение их жизненного цикла в тоннах. Это касается золотого кольца на вашем пальце, круглосуточной газеты, апельсинового сока и автомобилей. Изделия часто важны не сами по себе, а благодаря услугам, которые они обеспечивают. В конечном счете как раз услуги интересуют потребителя продуктов. Это — километр, который проехали в пассажирском вагоне, удобство сидения в комфортабельном кресле или «услуга», помогающая показать семейное положение с помощью золотого кольца, которая будет использоваться как знаменатель в расчетах MIPS. (Определение услуги оказывается самым трудным для группы расчета MIPS Шмидта-Блеека!) Долговечность товаров оказывает положительное влияние на MIPS. По определению, она снижает MIPS соответствующих услуг. В главе 2 представлено множество примеров снижения MIPS в четыре и более раза, что соответственно повышает производительность материалов.

 

Группа Шмидта-Блеека использует MIPS даже в качестве обобщенного критерия экологического воздействия услуг. Конечно, признается существование других, более точных критериев. Среди них токсичность, землепользование, выбросы парниковых газов. Но, так или иначе, все они связаны с интенсивностью оборота материалов. И чрезвычайно важно иметь простой способ для быстрой приблизительной оценки экологических воздействий.

 

Килограмм металла, полученного из шахты, подчас требует переработки тонн руды. Шмидт-Блеек (199 говорит об «экологической нагрузке» («экологическом рюкзаке»), которую несет в себе металл. На 34, который скорректирован с учетом данных Шмидта-Блеека, показаны соотношения м. полученными металлами и их экологическими нагрузками.

 

Для золота и платины соотношение составляет 1:35000 Представьте себе вес «экологического рюкзака» золотого кольца на вашем пальце. Он составит 3 тонны для кольца весом всего 10 г.

 

Металлы были лишь началом истории Шмидта-Блеека об экологической нагрузке. Энергия тоже несет свой рюкзак. Те 3 миллиарда тонн угля, которые мы сжигаем ежегодно, несут рюкзак «хвостов» и воды, который весит не менее 15 миллиардов тонн, не говоря уже о 10 миллиардах тонн СО у выделяющихся в цикле сжигания угля. Соотношения так же хуже для бурого угля. Здесь рюкзак в десять раз тяжелее, чем полученный бурый уголь.

 

Каждый товар и услуга, которыми мы пользуемся, несут экологическую нагрузку. Каталитический преобразователь в автомобилях, который когда-то провозглашался спасителем германских лесов, весит менее 9 кг, но несет рюкзак весом более 2,5 тонны, в основном из-за применения в нем платины. (Несомненно, рюкзак «усыхает» при тщательной утилизации каждого миллиграмма платины, и овчинка стоит выделки.) Апельсиновый сок тоже не безобиден. В зависимости от страны производства, литр апельсинового сока требует перемещения более 100 кг почвы и воды. Ваша ежедневная газета может весить фунт, но ее экологический рюкзак, вероятно, составит 10 кг. Производство автомобиля обычно дает 15 тонн твердых отходов, не считая воды, которая была использована и загрязнена в цикле изготовления.

 

Однако «фактор четыре», т. е. повышение в четыре раза продуктивности материалов, во столько же раз облегчит экологические рюкзаки. Примеры в главе 2 демонстрируют серьезное облегчение от излишнего бремени. Но беда в том, что «фактора четыре» может не хватить для экологической устойчивости. Шмидт-Блеек считает, что для этого необходим по крайней мере «фактор десять».

 

«Клуб фактора десять»

 

Рассматривая общее воздействие вмешательства человека на биосферу, Шмидт-Блеек, как и другие авторы (напр., Рис и Ваккерна-гель, 1994; Уэтерингс и Опшур, 199 , приходит к заключению, что оборот материалов необходимо сократить по крайней мере на 50% во всемирном масштабе. Поскольку потребление на душу населения в странах ОЭСР примерно в 5 раз выше, чем в развивающихся странах, а дальнейшее увеличение мирового населения неизбежно, он полагает, что устойчивые уровни потоков материалов не будутдостигнуты, пока материалоемкость в странах ОЭСР не снизится в десять раз. Такова цель в отношении материалов для обеспечения устойчивости.

 

Исходя из этих соображений, Шмидт-Блеек явился инициатором создания «Клуба фактора десять» из выдающихся специалистов по окружающей среде, которые поддерживают эту цель (см. илл. 13 на вкладке). Принципы Клуба изложены в Карнульской декларации, датированной октябрем 1994г. Опубликованная на пяти языках, включая японский, декларация призывает к революции в эффективности, прекращению субсидирования использования ресурсов, новому пониманию и определению благосостояния.

 

Среди членов Клуба: Жаклин Алуаизи де Лардерель, директор программы по промышленности и окружающей среде в рамках Программы ООН по защите окружающей среды; Герман Дали, бывший сотрудник Всемирного банка; Ашок Хосла, президент Альтернатив развития, Индия; Джим МакНейл, бывший исполнительный директор Комиссии Брундтланд; Хью Фолкнер, бывший исполнительный директор Делового совета устойчивого развития; Ричард Сендбрук, исполнительный директор Международного института окружающей среды и развития в Лондоне; Вутер ван Дирен, который подготовил для Римского клуба новый доклад «Считаться с природой» (199 ; Эрнст фон Вайцзеккер, соавтор данной книги.

 

Инициатива «Клуба фактора десять» сразу произвела впечатление на некоторых должностных лиц в Европейской комиссии, занимающихся вопросами технологии. Питер Джонстон и Роберт Пестель (сын Эдуарда Пестеля, покойного соучредителя Римского клуба) в Управлении современных средств связи, технологий и обслуживания работают над меморандумом о взаимопонимании под названием «Информационное общество для устойчивого развития». Они расценивают постулат «фактора десять» (возможно, с некоторыми компромиссными формулировками) как весьма вдохновляющую задачу и хотели бы, чтобы главные европейские предприятия подписали и поддержали меморандум.

 



Российские и зарубежные научные фонды и программы. Прямые иностранные инвестиции в российскую экономику. Украина грезит об. Кировск - опыт эксплуатации Фонда энергосбережения.

На главную  Управление энергией 





1.3094
 
Яндекс.Метрика