Промышленная резка бетона: rezkabetona.su
На главную  Управление энергией 

Экономические предпосылки энергоресурсосбережения Константин Кожевников президент Некоммерческого Партнерства

В последние годы в нашем обществе наметился определенный перелом в понимании необходимости серьезно заниматься энергоресурсосбережением. А иначе и быть не должно. Какими бы богатыми энергетическими ресурсами ни располагало государство, расточительное и бесхозяйственное отношение к ним непременно приводит к снижению конкурентоспособности продукции, возникновению перекосов в ценообразовании, потери, в конечном счете, темпов экономического развития страны. Россия - яркий и убедительный тому пример.

 

Известно, что так же 30 с лишним лет назад, в начале 60-х годов, отдельные энтузиасты, ученые и практики пытались привлечь внимание государства и общества к этой проблеме. Но система экономического хозяйствования в СССР ограничивалась, зачастую, формальным плановым регулированием норм расхода энергоресурсов во всех отраслях народного хозяйства и социальной сфере, что не обеспечивало требуемую энергоэффективность. К тому же отсутствовали соответствующие экономические рычаги и стимулы. И энергоресурсосбережение, как проблема, до начала 90-х годов практически не возводилась в ранг государственной политики.

 

Нерациональное использование национальных ресурсов стало одной из причин того, что имеем сейчас серьезного энергетического кризиса на фоне экономического. Россия, обладая огромным энергетическим потенциалом, является страной с низкой энергоэффективностью, сопоставимой по многим показателям со слаборазвитыми государствами.

 

Так, Россия имеет ВВП меньше, чем Италия или Корея, но занимает почетное третье место в мировом потреблении топливно-энергетических ресурсов (ТЭР) после мощной Америки и миллиардного Китая. Вместе с тем высокое душевое энергопотребление и незначительный валовой внутренний продукт сочетаются у нас с низкими социальными расходами и их высокой энергоемкостью (табл. .

 

В настоящее время расточительное расходование энергоресурсов достигло грандиозных масштабов и составляет, по разным оценкам, от 460 до 540 миллионов тонн условного топлива, или 40-45 процентов годового энергопотребления в стране. Энергозатраты на единицу валового продукта (энергоемкость) остаются у нас едва ли не самыми высокими в мире. До резкого спада производства в 1992 году отечественное хозяйство было в 1,8-3 раза более энергоемким, чем в среднем по Западной Европе. За время действия Закона Об энергосбережении, значит с 1996 года, в связи со спадом производства энергозатратность отечественной экономики выросла на 46%. Более чем на 30% увеличились затраты тепло-энергоресурсов на производство продукции стратегического назначения (сталь, алюминий, чугун и др.).

 

Убыточность и низкую рентабельность ряда отраслей отечественной промышленности во многом предопределяют чрезмерно высокие удельные затраты электроэнергии на единицу продукции. Если сравнить расход электроэнергии на 1 доллар валового продукта, то в США он составляет 0,52, а в России 4,7 кВт . час.

 

Еще хуже обстоят дела с энергоемкостью нашей экономики. Даже с учетом отсутствия целостной системы измерения добываемых, производимых, перерабатываемых, транспортируемых, потребляемых и хранимых энергоресурсов, что, к слову, прямо нарушает требования Федерального закона Об энергосбережении, и которым предписано создание такой системы уже к 2000 году, удельный расход только первичного топлива на единицу продукции в несколько раз превышает аналогичный показатель стран с устойчивой рыночной экономикой. А сформировавшаяся в России энергорасточительная система хозяйствования, а точнее - бесхозяйствования, привела к тому, что доля энергетической составляющей себестоимости наукоемкой продукции оказывается зачастую выше, чем в добывающей промышленности. Относительная средняя доля затрат энергии и топлива в себестоимости продукции различных сфер экономики приведена в табл. 2.

 

Безусловно, крайне не желательно признать нормальным положение, когда в себестоимости промышленной продукции затраты на ТЭР в среднем достигли уже 18-20% при растущей тенденции удорожания добычи и производства этих ресурсов. Поэтому проблема энергосбережения по сути смыкается уже с проблемой обеспечения безопасности государства.

 

При реализации имеющегося в стране потенциала энергосбережения необходимые ежегодные инвестиционные затраты только в топливно-энергетическом комплексе могут быть уменьшены на 50 миллиардов рублей. Это,, позволит снизить цены на продукцию ТЭКа и тем самым повысить конкурентоспособность отечественных товаров. Как демонстрирует анализ, снижение удельной энергоемкости ВВП на один процент обеспечит прирост национального дохода в 0,3-0,4 процента.

 

Безусловно, высокая энергозатратность нашей экономики в значительной мере определяется устаревшими производственными фондами, изношенностью оборудования, несовершенством технологий и другими объективными причинами. Но существуют, как отмечалось, и субъективные факторы: громадное энергорасточительство, порожденное бесхозяйственностью, невыполнение положений федерального закона Об энергосбережении в части обязательного учета, контроля и регулирования потребления ТЭР, а главное - несовершенство управленческих механизмов, на устранение которого не требуются большие затраты.

 

Состояние экономики страны заставило государственные органы в начале 90-х годов обратить внимание на энергоресурсосбережение. Если вести отсчет с 1992 года, когда появились первые многозначительные нормативно-правовые документы и начались межотраслевые мероприятия по энергосбережению, России потребовалось восемь лет, чтобы наметились первые проблески качественных изменений в этом направлении. Вот некоторые из них.

 

К началу 1997 года на российских предприятиях было организовано производство необходимых приборов учета электрической энергии, тепла, газа и воды, что предполагало исключить дефицит в этих средствах учета. Сейчас оснащенность потребителей средствами учета энергоносителей составляет в промышленности, по некоторым оценкам, фактически 100%, а в ЖКХ лишь 12-15% от необходимого объема. Следует заметить, что приборный парк в промышленности требует серьезного обновления.

 

Несколько лет тому назад в 1,5-2 раза увеличили нормативы теплозащиты зданий и сооружений, и включили в СНИП требования по оснащению вновь сооружаемых и реконструируемых гражданских и промышленных объектов приборами учета энергоресурсов и воды.

 

К настоящему времени во множественных регионах образованы центры энергоэффективности и фонды энергосбережения (Челябинская, Ивановская, Костромская, Нижегородская, Томская, Белгородская, Липецкая, Ростовская, Самарская, Свердловская области, Республик Чувашия, Хабаровский край, города Москва и Санкт-Петербург и др.).

 

Реализовать все намеченное в те годы не удалось. Главная причина - отсутствие должного финансирования программ и проектов по энергосбережению. В частности, федеральным бюджетом в 1994-1997 гг. было выделено лишь 13,2 млрд. рублей, или 22% от запланированных средств, хотя для намеченного комплекса работ требовалось 180 млрд. рублей.

 

И тем не менее, 90-е годы можно считать переломными в осознании необходимости заниматься энергоресурсосбережением. Особенно это касается регионов, где в отсутствие единой нормативно-правовой системы, инвестиций и соответствующего опыта внедрялись высокоэффективные энергосберегающие технологии.

 

С 1999 года в России наблюдается определенный рост электропотребления практически по всем группам потребителей. До этого, как известно, с 1990 по 1998 год, электропотребление ежегодно снижалось (в целом за эти годы оно уменьшилось примерно на 30%). но наша экономика, в большей степени по субъективным причинам оказалась не готовой к этим переменам и ее развитие уже с самого начала стало тормозиться проблемами, связанными в том числе и с энергетикой. Одна из таких проблем - дефицит топлива на тепловых электростанциях, а из-за этого не хватает мощностей. Вместе с тем несбалансированной оказалась тарифная и ценовая политика: цены на продукцию промышленности росли быстрее, а в электроэнергетике темпы роста тарифов все это время сильно отставали. Отставшие от промышленности тарифы на электрическую и тепловую энергию не обеспечивают достаточных средств для создания сезонных запасов топлива, ремонта изношенного и модернизации устаревшего энергооборудования, в том числе с целью увеличения его эфф. и снижения затрат.

 

Известно, что соотношение цен промышленной продукции и продукции энергетики циклически меняется: в начале инфляционного всплеска промышленность быстро поднимает свои цены при отставании темпов роста тарифов в энергетике, после чего следует длительный, опережающий по темпам рост тарифов на электроэнергию и тепло по отношению к ценам в промышленности. За период с августа 1998 года темпы роста цен, по оценкам, составили в промышленности 75%, в электроэнергетике 17%.

 

Ясно, что рост тарифов в ближайшие годы, причем опережающий по темпам, неизбежен. И это в условиях, когда уже сейчас удельная стоимость энергетической составляющей в цене конечной продукции чрезмерно велика. В проекте Энергетической стратегии государства, разработанном Министерством топлива и энергетики, предполагается поэтапное повышение внутренних цен на ТЭР. На первом этапе, до 2003 года, темпы роста тарифов на энергоносители составят в среднем 10-12% в год (без учета инфляции), что повлечет рост энергетической составляющей затрат энергоемких отраслей промышленности в пределах 5% и потребительских цен - около 1% ежегодно. Последующие 4-6 лет цены увеличатся в среднем на 13-15%, что повлечет рост энергетической составляющей затрат энергоемких отраслей промышленности (черной и цветной металлургии, химии и нефтехимии, промышленности строительных материалов и тяжелого машиностроения) в пределах 6-7% и потребительских цен на 2% в год. К 2020 году цены на энергоресурсы увеличатся в 1,7-1,9 раза по сравнению с существующими.

 

Исходя из намечаемых цен можно спрогнозировать рост эфф. инвестиций в производство энергосберегающего оборудования и внедрение новых энергосберегающих технологий во всех сферах деятельности, главным образом - в топливно-энергетическом комплексе.

 

Из-за финансового дефицита во всех секторах экономики постоянно растет задолженность потребителей за отпущенную электрическую и тепловую энергию. Просроченные платежи превышают сейчас 200 млрд. руб. Доля задолженности предприятий и организаций, финансируемых из средств федерального и местного бюджетов, суммарно превышает 32 млрд. рублей. А значительные неплатежи не позволяют обеспечить требуемые объемы пост * электрической и тепловой энергии.

 

Складывающаяся ситуация является серьезным фактором дестабилизации не только экономики страны, но и социально-политической обстановки в целом. В связи с этим государством принимаются меры по корректировке экономической стратегии и создаются нормативно-правовые, организационные, инвестиционные условия для внедрения энерго- и ресурсосберегающих технологий с направлением высвобождающихся ресурсов на обновление производства. В частности, Федеральной целевой программой Энергосбережение России, принятой правительственным постановлением 24 января 1998 года за № 80, предусмотрена реализация потенциала энергосбережения России к 2005 году в объеме 365-435 млн. тонн условного топлива. Следует заметить, что только установка на объектах социальной сферы приборов учета и элементарных средств регулирования потребления топливно-энергетических ресурсов позволила бы, после окупаемости затрат, экономить около 10-12 млрд. рублей в год, что соизмеримо с зарплатой работников бюджетной сферы.

 

По нашему твердому убеждению Правительство России первым должно подать пример и в ближайшие годы осуществить полномасштабные энергоресурсосберегающие мероприятия на объектах органов государственной власти, где затраты на потребление топливно-энергетических ресурсов ежегодно превышают 12,6 млрд. рублей бюджетных средств (см. табл. .

 

Соответствующим постановлением правительства предписано федеральным органам исполнительной власти определять годовые лимиты потребления топливно-энергетических ресурсов, а бюджетные средства для их оплаты выделять только в пределах лимитов. Эти действия направлены в том числе и на ликвидацию неплатежей. В этой связи актуальной стала задача определения обоснованных энерголимитов, в частности, в сравнении с фактическим энергопотреблением, исключив из него долю энергоресурсов, потраченных из-за расточительства (см. табл. .

 

Энергоаудит использования ТЭР федеральными потребителями, проведенный ЗАО Фирма Статус-Кво, входящим в Некоммерческое Партнерство Энергоресурсосбережение, показал следующее:

 

отсутствие заинтересованности руководителей организаций федерального подчинения в энергосбережении;

 

потребление энергоресурсов сторонними предприятиями;

 

неэффективное использование тепла из-за отсутствия приборов учета и контроля, и оборудования для подачи тепловой энергии из магистрали в здания разной этажности и регулирования температуры;

 

отсутствие регулирующего оборудования во внутренних сетях энергоснабжения;

 

уровень оплаты по договорам поставки ТЭР порой завышен вследствие отсутствия контроля за их фактическим потреблением.

 

Анализ потребления ТЭР на обследованных объектах демонстрирует, что потенциал энергосбережения составляет до 30% по тепловой и около 17% по электрической энергии от существующего уровня затрат при сроках окупаемости сберегающих мероприятий в течение одного-трех отопительных сезонов. Осуществление этих мероприятий позволит ежегодно сберегать в федеральном бюджете до 4 млрд. рублей.

 

Для финансирования энергосберегающих проектов потребителей бюджетной сферы может быть использован механизм, разработанный специалистами Некоммерческого Партнерства Энергоресурсосбережение и Главгосэнергонадзора Минтопэнерго России, одобренный экспертным советом Рабочей группы Совета Федерации по вопросам энергоресурсосбережения и реформирования ЖКХ. Суть его заключается в следующем.

 

Федеральные органы исполнительной власти будут получать ежегодно из бюджета в период 2001-2005 гг. средства для оплаты ТЭР в размере защищенных лимитов и дополнительно 5% на проведение энергосберегающих мероприятий, обеспечивающих при коротких сроках окупаемости сокращение энергопотребления.

 

Добавка в 5% оценивается в 1,2 млрд. рублей в год, и за период 2001-2005 гг. она составит 6 млрд. рублей. На эти деньги, начиная с 2005 г., можно сэкономить 6-7 млн. т у. т. в год. Суммарно за указанный период сэкономится 15-18 млн. т у. т., стоимостью 18-21 млрд. рублей в текущих ценах, что в 3-3,5 раза превысит добавку в 5%, полученную из федерального бюджета. Расчеты показывают, что вложения окупятся не более чем за три года.

 



АОЗТ. Новая страница 1. Датское Агентство по Энергии. Разведка рынка.

На главную  Управление энергией 





0.0497
 
Яндекс.Метрика