Промышленная резка бетона: rezkabetona.su
На главную  Управление энергией 

Киотский протокол

Много ли сыру мы упустили? Ответ однозначен: весьма много. Выход США из Киотского протокола дал России уникальные шансы. Для введения протокола в действие требуется его ратификация странами, на которые в 1990 г. приходилось не менее 55% мировых выбросов парниковых газов. Поскольку на США приходилось 36,3% , а на Россию - 17,4% выбросов, единственный способ перешагнуть 55% -ный барьер без США - привлечь к ратификации Россию.

 

Сыр попал к нам не вчера - о выходе США из протокола объявлено в марте 2001 г. Ни для кого не новость и крайняя заинтересованность ЕС в ратификации протокола Россией. Тема неоднократно поднималась Герхардом Шредером, Жаком Шираком и Романо Проди на встречах с Владимиром Путиным, постоянно дебатировалась в ходе многочисленных контактов на разном уровне.

 

Казалось бы, все понятно: есть предмет для торга. Именно так понимают вопрос, например, Канада и Польша, в чьих голосах ЕС также заинтересован. Польша выторговывает у ЕС субсидии для своих фермеров, Канада - право засчитывать в счет своих обязательств чистые виды топлива и энергии (природный газ и энергию ТЭЦ), которые она экспортирует в США.

 

А что делаем мы, держа столько времени в руках золотой ключик от Киотского протокола? Самое обидное, что ровным счетом ничего. Потеряно полтора года, за которые можно было многого добиться от европейских партнеров. Платой за ратификацию могла бы стать договоренность о списании долга Парижскому клубу в обмен на наши квоты сокращения выбросов - на эквивалентную цене квот сумму в $30 - 50 млрд. Квоты могли бы заменить госгарантии в качестве обеспечения новых кредитов. Вполне реален и выпуск ценных бумаг (типа евробондов) , обеспеченных квотами, - с размещением их на европейских рынках.

 

Список можно продолжить, но, похоже, незачем. Дело сделано, Россия фактически дала согласие, не выставив никаких предварительных условий. А торговаться задним числом, когда обещание уже дано, - занятие неблагодарное. Есть, конечно, так же принцип. возможность поиграть в непредсказуемость, ссылаясь на наш парламент, который вдруг да и может решить все по-своему. но мы слишком долго демонстрировали миру полную подконтрольность парламента как залог нашей политической стабильности. Европа может и не поверить.

 

Впрочем, не все так плохо - у множественных российских предприятий, уже реализующих так называемые проекты совместного осуществления, есть принцип. возможность получить дивиденды от Киотского протокола. Смысл этих проектов - в сокращении выбросов парниковых газов на наших предприятиях за счет европейских и японских инвестиций. Выгода инвестора - получ. в России квот по более низкой цене, чем у себя дома. Выгода предприятия - инвестиции, новые технологии и рабочие места. Наиболее ушлые отечественные дельцы ухитряются даже в рамках совместного проекта передать инвестору не все свои квоты. Некоторые ухитряются продать до 50% квот тому же инвестору, обеспечивая предприятие устойчивым валютным доходом лет на 30 вперед. В России уже насчитывается более 10 подобных проектов в самых разных регионах и отраслях - от кирпичного завода в Татарстане до котельных в Нижнем Новгороде. Под формат таких проектов подходит любая работа в области энергосбережения, производство любого нового оборудования, по энергоэффективности превосходящего ранее выпускавшиеся модели. все - таки считается, что косвенно это ведет к снижению потребления энергии и, как следствие, - к уменьшению эмиссии парниковых газов.

 

При кажущейся простоте подобные проекты - дело непростое. Особенно на стадии поиска инвестора, вплоть до подписания контракта. Конкурентов у россиян на этом рынке хватает - это республики Прибалтики, страны Восточной Европы, коллеги по СНГ. Рынок сильно политизирован, и эффективность проекта здесь - не главный критерий для инвестиций.

 

и некоторые страны обогнали нас по количеству проектов. В Прибалтике, особо опекаемой ЕС, реализуется уже более 60 проектов - при том что потенциал этих стран с позиции выгодности и масштабов проектов даже близко не сравним с российским. На наших промышленных гигантах возможны по-настоящему большие проекты с огромным количеством получаемых по весьма дешевым ценам квот. В недавно опубликованном рейтинге ЮНКТАД, определяющем потенциал стран по проектам совместного осуществления, Россия единственная удостоилась специальной оценки громадный потенциал. А балтийским государствам выставлена оценка ограниченный потенциал.

 

Самостоятельно наши предприятия едва ли сумеют найти экологического инвестора и наилучшим для себя образом с ним договориться. Но уже создаются первые структуры, лоббирующие доступ наших предприятий к этим источникам финансирования. Так, весьма агрессивно играет на новом поле Энергетический углеродный фонд.

 

Тем не менее активность бизнеса - так же не повод для пассивности правительства. Государству пора поддержать усилия предприятий на новом инвестиционном рынке. Оставшееся до ратификации время надо использовать для того, чтобы добиться от стран ЕС целевых инвестиций в Россию в рамках проектов совместного осуществления. Понятно, что после наводнения больших средств от Европы ожидать трудно, но на 1 - 1,5 млрд. евро в год рассчитывать можно. Получили же развивающиеся страны от ЕС примерно столько же, при этом ничего не сделав для выполнения Киотского протокола. А Россия пока - единственная страна, добившаяся реальных масштабных сокращений выбросов парниковых газов, и может претендовать на адекватную оценку этого.

 

Есть и некоторые другие позиции, шансы по которым пока не упущены. В частности, открытие европейского рынка квот для российских участников. Правила игры на этом рынке только формируются, и сейчас России легче обеспечить себе доступ к рынку и даже определенный приоритет. Необходимо открыть доступ российским технологиям в европейские проекты. В энергосбережении и смежных областях наработок у нас более чем достаточно, а проекты совместного осуществления должны соответствовать своему названию. Участие в них российских высоких технологий, инжиниринговых и строительных компаний должно быть оговорено в рамках целевых инвестиций ЕС. Для этого нужны частичный отказ ЕС от практики 100% -но связанных инвестиций и установление некоторого паритета м. российским и импортируемым оборудованием, используемым в этих проектах. Наконец, есть смысл ставить вопрос о прямой технической помощи ЕС в создании системы мониторинга парниковых газов в России и в обновлении технической базы российской метеослужбы. Обо всем этом так же не поздно договориться.

 

На переговорах (если они произойдут) Россия может иметь весьма сильную позицию - вплоть до момента ратификации. А после придется рассчитывать на самих себя.

 



В течение двух лет Украина придет к мировым ценам на газ. Прага. Новая страница 1. Парламент республики Молдова.

На главную  Управление энергией 





0.4904
 
Яндекс.Метрика