Промышленная резка бетона: rezkabetona.su
На главную  Управление энергией 

Энергетический вампиризм

Игорь Лубчук, Андрей Конеченков, Виктория Свириденко

 

Украина испытывает острую необходимость реформирования энергетической сферы. Как показал опрос «&», бизнес, умеющий считать свои деньги, не ждет милости от властей и самостоятельно внедряет программы энергосбережения. От государства ждут лишь экономической и административной программ, с помощью которых на законодательном уровне был бы закреплен четкий план действий по обеспечению энергетической безопасности страны.

 

Современный мир вступает в новую энергетическую эру, вызванную сокращением запасов полезных ископаемых. Согласно статистике компании British Petroleum, разведанных мировых запасов нефти осталось на 40 лет, газа — на 62, угля — на 224, ядерного топлива — на 40 лет. Это приводит к тому, что стоимость энергоресурсов с каждым годом растет и тем самым существенно влияет на экономики большинства государств.

 

Украина не исключение. Ряд бензиновых, а теперь и недавний газовый кризис напоминают о том, что времена дешевых энергоресурсов закончились. Это лишь первые звонки. Без оперативного пересмотра политики в энергетической сфере ответ на вопрос «По ком звонит колокол?» будет очевиден. Неэффективность использования топливно-энергетических ресурсов, отсутствие активной политики энергосбережения и диверсификации источников пост * ресурсов, невыполнение экологических требований при производстве энергии — вот далеко не полный перечень угроз энергетической безопасности страны. Согласно подсчетам две трети украинской промышленной продукции является энергоемкой, а энергоемкость ВВП с учетом паритета реальной покупательной способности составляет 0,89 кг условного топлива на $1 (что в 2,6 раза превышает среднемировой показатель). Ситуация усугубляется и тем, что Украина несет существенные затраты на закупку энергетического сырья за границей (страна импортирует порядка 70% необходимого природного газа и 75% — нефтепродуктов). Это является следствием не столько ограниченности природных ресурсов (по запасам некоторых из них наша страна занимает ведущие места в мире), сколько деформированной структуры производства и энергопотребления, высокого уровня потерь при передаче энергии, низкого уровня внедрения энергосберегающих технологий и оборудования.

 

Утвержденная «Энергетическая стратегия Украины на период до 2030 года и дальнейшую перспективу» имеет много изъянов. Данный документ не демонстрирует комплексного пути развития отечественной энергетики. В нем скорее отмечен анализ и прогноз развития отдельных секторов, но не видение энергетической безопасности и энергетической стратегии государства в целом, в соответствии с четким планом действий. Поэтому газовый кризис с Россией можно считать следствием недостаточного внимания руководства страны к энергетической сфере, начиная с момента обретения независимости.

 

Находясь на энергетическом допинге (за счет существовавших низких цен на энергоресурсы), Украина проводила диверсификацию пост * нефти и газа лишь на словах, оправдывая бездействие экономическими расчетами. В то же время национальные ресурсы использовались неэффективно. Например, страна до сих пор не имеет четкой стратегии собственной добычи газа (доказанные запасы которого составляют порядка 1,12 трлн. куб. м). Если сравнить доказанные запасы Украины с показателями некоторых крупных мировых экспортеров, они окажутся не намного меньшими, чем у Норвегии и Ливии. Лишь недавно правительство заявило о намерениях привлечь инвестиции на сумму более $2,5 млрд. на разведку и добычу энергоносителей на Керченском участке шельфа Черного моря. Довольно значительными являются и промышленные запасы шахтного метана, которые оцениваются в 4 трлн. куб. м. Например, на шахте им. Засядько (Донецк) работа техники и энергопотребление обеспечивается за счет метана, добываемого там. Использование данного опыта, по расчетам экспертов, может довести годовую добычу шахтного метана в масштабах страны до 3 млрд. куб. м, а в перспективе — до 25 млрд. куб. м. В связи с ростом цен на газ и активизацией со стороны ЕС политики диверсификации источников энергоносителей возможна реализация газотранспортного коридора Иран-Украина-ЕС (приблизительная стоимость — около $10 млрд.), и программ транспортировки сжиженного газа (стоимость которого может составить порядка $150-180/тыс. куб. м). Значительный вклад в улучшение энергобаланса страны может внести развитие возобновляемых источников энергии (ВИЭ) — см. статью «Эксплуатация закона сохранения энергии» на стр. 4 В США в целях снижения нефтегазовой зависимости развитие ВИЭ возводится в ранг государственной политики, а в Индии создано специальное министерство возобновляемых источников энергии. В 2005 году в мире в ВИЭ было инвестировано $30 млрд. (что составляет 20-25% всех инвестиций в энергетический сектор). Начиная с 1995 года, ежегодные инвестиции в возобновляемую энергетику выросли в 5 раз и превысили сумму в $150 млрд. В Украине внедрение технологий использования ВИЭ происходит весьма медленно. Принятый в 2003 году Закон «Об альтернативных источниках энергии» так и не заработал из-за отсутствия стимулирующих механизмов. Кроме того, принят Закон «Об альтернативных видах жидкого и газового топлива», разработано 42 государственных стандарта, действуют семь государственных программ. На на данный момент все эти законодательные документы носят чисто декларативный характер.

 

Не следует забывать и о широкомасштабных энергосберегающих мероприятиях. По различным данным, за счет энергосбережения можно фактически в два раза сократить потребление энергоресурсов. Даже проведение краткосрочных малозатратных мероприятий способно обеспечить экономию в 12-14 млн. т условного топлива (что эквивалентно 10,3-12 млрд. куб. м природного газа). Главной проблемой остается отсутствие на государственном уровне стимулов, поощряющих введение энергосберегающих программ. За все годы независимости данный инструмент поощрения ни разу не использовался в рамках всей страны. Вместо этого благодаря хорошему лобби на данный момент делается попытка использовать газовый кризис как очередной толчок для расширения финансирования ядерной энергетики. Даже несмотря на то, что ядерного топлива в мире осталось на несколько десятилетий, а затраты стран на ликвидацию ядерных отходов (по данным МАГАТЭ) в ближайшие 45 лет могут превысить $1 трлн. В Украине пока лишь Запорожская АЭС имеет собственное хранилище для отработанного топлива и отходов. На других станциях эта проблема до сих пор не решена.

 

В ЕС ввиду исчерпания запасов традиционных энергоносителей все более активно внедряются программы диверсификации источников ресурсов, развития возобновляемых источников энергии и технической модернизации традиционных энергетических производств. Например, Германия на данный момент вырабатывает за счет ВИЭ больше энергии, чем за счет атомной энергетики. Поэтому Украина, имея так же с времен бывшего СССР энергетически неэффективную и прожорливую экономику, сделав ставку лишь на нефть, газ и ядерное топливо (притом поступающие из одного источника), обрекает себя на бедность с призрачными шансами повысить свою конкурентоспособность в будущем.

 

Готово ли ваше предприятие к внедрению программ энергосбережения?

 

Андрей Дикунов, генеральный директор компании «АВК»:
— Наша компания уделяет серьезное внимание вопросам эффективного энергосбережения. На кондитерских фабриках, входящих в состав «АВК», уже давно реализуются программы, направленные на снижение удельных затрат энергоносителей. Для достижения необходимых результатов мы используем различные способы: от замены устаревшего оборудования на современные, менее энергоемкие производственные линии, до внедрения новейших энергосберегающих технологий и системы энергоменеджмента.

 

Стоимость программ по энергосбережению во многом зависит от степени их сложности. Для аудита новых проектов мы приглашаем профессиональные энергосервисные компании. Так, по оценкам специалистов, только на внедрение системы энергетического менеджмента нашей компании потребуется около полутора миллиона гривен. А вообще для такой компании, как «АВК», реализация какой-то конкретной программы может находиться в пределах от нескольких десятков тысяч гривен до десятков и даже сотен миллионов гривен.

 

Главным результатом внедрения энергосберегающих технологий для нашей компании является снижение энергетической составляющей в себестоимости готовой продукции. К примеру, только грамотное планирование и контроль потребления топливно-энергетических ресурсов позволяют снизить затраты как минимум на 1-10%. Кроме того, проводя последовательную политику энергосбережения и повышения энергоэффективности производства, мы таким образом способствуем уменьшению техногенной нагрузки на окружающую среду.

 

Игорь Стельмах, директор по производству ОАО «Интерхим»:
— У нас в компании есть своя программа энергосбережения, которую мы внедрили с самого начала деятельности, и с ней до сих пор работаем. В частности, 6 лет назад мы поставили самую передовую котельную производства немецкой фирмы «Гисман» с энергосберегающими котлами с самым высоким КПД, существующим в мире. В нашей компании и сейчас сделано все для того, чтобы энергосбережение было максимальным. Так, мы выработали для себя определенный набор правил, которые выполняются постоянно. В частности, когда производство работает — это с понедельника по пятницу — мы держим в цехе температуру +18 градусов, когда у нас выходной, то можем понизить температуру до +5, чтобы ничего не замерзло и в то же время не расходовать тепло на ветер. Второе правило — не оставлять включенным электричество там, где оно в настоящее время не нужно.

 

Для реализации новых программ по энергосбережению мы не наблюдаем пока новых направлений деятельности. Наша компания достаточно активно занималась когенерацией, подобрала уже когенерационную установку, которая из газа вырабатывает электричество. Причем стоимость одного киловатта была раза в три дешевле, чем у Одессаоблэнерго. Но в связи с последними событиями вокруг цены на газ эту программу пришлось приостановить до окончательного прояснения перспектив внедрения этой программы.

 

Иван Бастрыга, экс-генеральный директор Запорожского алюминиевого завода, народный депутат:
— Запорожский алюминиевый завод готов к внедрению подобных программ. Так, чтобы провести техническое переоснащение предприятия, необходимы современные технологии, позволяющие на 20% сократить потребление газа и электроэнергии. Но для этого нужно вкладывать значительные финансы: стоимость такой программы для предприятия составит примерно $150 млн. Поэтому на данный момент надо иметь хотя бы временную льготу в ценовой политике по энергосбережению (то, чего мы добиваемся). Конечным эффектом внедрения подобной программы станет снижение себестоимости продукции на 18% и увеличение объемов производства приблизительно на 50%. Кроме того, это позволит так же решить и экологические проблемы предприятия.

 

Алексей Кучеренко, председатель федерации работодателей Киевской области, экс-президент холдинговой компании «АвтоКрАЗ»:
— Я убежден, что любое предприятие, которым владеет эффективный собственник, готово к внедрению программ энергосбережения. Причем здесь можно говорить как о металлургических, так и о машиностроительных предприятиях. Главное — быть кредитоспособным заемщиком. В то же время большинство коммунальных предприятий, которыми сейчас владеют территориальные общины, не готовы к внедрению подобных программ. Потому что их финансовое состояние таково, что ни один потенциальный кредитор с ними работать не будет. Вот в этом на данный момент основная проблема в реализации программ энергосбережения.

 



Компьютерный водоканал. Три направления энергосбержения. Нефть взлетела до. Рос.

На главную  Управление энергией 





0.0136
 
Яндекс.Метрика