Промышленная резка бетона: rezkabetona.su
На главную  Управление энергией 

Применение механизмов киотского

По оценкам экспертов, в России и странах СНГ удельное энергопотребление для отопления жилья за кв. м или куб. м превышает не менее чем в 1.5 – 2 раза подобные показатели в тех регионах Западной Европы, где климат не отличается от российского, в первую очередь – в Скандинавии. Из этого следует, что, приняв соответствующие меры, только в российском коммунальном секторе можно будет сэкономить до половины потребляемого газа, т.е. около 75 млрд. куб. м в год. Такой объем приблизительно соответствует общему годовому потреблению природного газа во всей Германии.

 

Чтобы достичь такого уровня экономичности ресурсов, необходимы инвестиции порядка 70 млрд. евро, с этим согласен целый ряд экспертов. Мероприятия должны затронуть полную технологическую цепочку: генерацию, передачу тепла, изоляцию зданий от термических потерь и многое другое. Отдельные мероприятия сами по себе неспособны принести ощутимого эффекта – взаимодействие всех частей систем теплоснабжения, от генератора до потребителя, является намного более важным. Это означает, что новую котельную, изоляцию труб или установку стеклопакетов нужно рассматривать в комплексе, а не по отдельности.

 

Финансирование проектов по энергоэффективности и энергосбережению в некоторой степени может быть осуществлено в рамках Киотского протокола. «Киотский протокол» – это общепринятое название для описания двух документов международного соглашения: Рамочной конвенции ООН об изменении климата (РКИК) и самого Киотского протокола. РКИК, подписанная и ратифицированная фактически всеми странами мира, содержит основные политические положения и определяет ряд обязательств: например, все страны-участницы должны ежегодно разрабатывать и публиковать национальные «кадастры» по выбросам парниковых газов.

 

Киотский протокол имеет и более строгие положения. Одно из ключевых положений состоит в том, что подписавшие его стороны, т.е. развитые страны и страны с переходной экономикой, к 2012 году обязуются уменьшить свои эмиссии парниковых газов в среднем на 5%. Эта доля неодинакова для различных стран; например, для России было определено, что объем выбросов просто не должен превышать уровень 1990 года.

 

Киотский протокол также определяет порядок финансирования международных проектов по сокращению выбросов. Так, например, «гибкие механизмы» Протокола позволяют одной стране инвестировать в проекты снижения выбросов другой страны и, засчитывать себе достигнутое сокращение выбросов. Для осуществления этой цели есть две возможности. «Совместное осуществление» (СО) (англ. Joint Implementation, JI) используют страны, ратифицировавшие Киотский протокол и, в связи с этим, имеющие определенную цель сокращения выбросов парниковых газов. «Механизм чистого развития» (МЧР) (англ. Clean Development Mechanisms, CDM), наоборот, предусмотрен для проектов в тех странах, перед которыми не стоит задача уменьшить объем выбросов. В основном, это страны третьего мира.

 

На практике наиболее значимое различие м. СО и МЧР состоит в том, что процедура разрешения проекта СО упрощена, т.к. решение принимают национальные или даже местные власти. МЧР, напротив, должен быть одобрен сначала правительствами тех двух стран, где осуществляется проект, а затем так же и главным управлением РКИК-ООН в Бонне. Это намного усложняет бюрократический цикл и не дает гарантии положительного исхода. Причина бюрократических задержек состоит в том, что финансирование проекта по МЧР подобно циклу печатания денег, в то время как СО и торги квот-прав на выбросы (ЭТ) (англ. Emissions Trading, ET) подобны нормальному обмену денег, которые уже находятся в наличии.

 

Киотский протокол может cыграть интересную роль для инвестиций в российский жилищный и коммунальный сектор, как демонстрирует следующий пример на основе природного газа. Максимально возможная экономия природного газа в количестве 75 млрд. куб. м/год эквивалентна выбросам двуокиси углерода (CO в объеме 53 млн. т/год. При средней рыночной цене в 25 евро за тонну CO2, это составит 1.3 млрд. евро. В 2008 году, когда в странах ЕС штраф за несоблюдение ограничений выбросов поднимется до 100 евро за тонну CO2, максимальный потенциальный доход от продажи российского сокращения выбросов составит 5.3 млрд. евро. В действительности из-за ряда неопределенностей и факторов риска инвесторы на данный момент предлагают цену м. 5 и 10 евро за тонну CO2, что для России означало бы возможный максимальный доход в 530 млн. евро в год.

 

В сравнении с необходимыми инвестициями в 70 млрд. евро, очевидно, что механизмы Киотского протокола могут покрыть лишь небольшую часть финансирования мер по обеспечению энергоэффективности. но они могут внести свой вклад в общие схемы финансирования проектов. финансирование проектов по механизмам Киотского протокола должно осуществляться вместе с другими финансовыми инструментами.

 

на данный момент применение механизмов Киотского протокола в России не является простым делом, т.к. страна находится в переходном, неопределенном положении. Россия, как и каждая страна, которая подписала и ратифицировала Киотский протокол, имеет право участвовать в схемах по ЭТ и СО. Но пока все необходимые национальные правовые, административные и технические структуры не заработают, российское правительство не сможет самостоятельно принять решение о проектах СО. После получения российским государством и второй страной-участницей разрешения, все заявления о проектах в России необходимо направить в РКИК-ООН, причем цикл получения окончательного разрешения становится все более длительным и сложным. Минэкономразвития и РАО ЕЭС регулярно выражают свое недовольство данной ситуацией и требуют, чтобы страна немедленно создала необходимые структуры для выполнения требований Киотского протокола.

 

Подготовка документов и приложений для заявки на финансирование проекта СО по Киотскому протоколу – это далеко не простая задача. Помимо большого количества спр * и свидетельств, заявка должна предоставить информацию о следующих трех ключевых аспектах:

 

базовый уровень выбросов (англ. Baseline),

 

методология проверки/аудита,

 

«дополнительность» – добавочное сокращение выбросов за счет проекта (англ. Additivity. Данное название не весьма по-русски, но используется как неофициальная терминология).

 

Вычисление базового уровня и аудит необходимы для подтверждения «чего-то» без материального характера, т.е. выбросов, которые на самом деле не существуют. Базовый уровень – это модель о предсказуемом уровне будущих выбросов парниковых газов предприятия или системы (например, системы районного теплоснабжения), который имел бы место в случае отсутствия деятельности по проекту, в так называемом «обычном» сценарии.

 

Второй аспект – это предоставление реалистичного метода для проверки того, что после осуществления проекта выбросы действительно сократились. Для получения платежей по «несуществующим выбросам» организатор проекта обязан каждый год представлять расчеты базового уровня и проводить расчет выбросов, которые оцениваются на основе расхода топлива. Если выбросы ниже, чем базовый уровень, разница может быть официально засчитана как «сокращение» в соответствии с правилами Киотского протокола.

 

Эти аспекты можно проиллюстрировать на конкретном примере. Система центрального теплоснабжения установленной мощностью 100 МВт (86 Гкал/час.) с использованием газа эксплуатируется эквивалентом 3000 час./год при максимальной загрузке; к.п.д. котельной оценивается в 90%. По данным параметров, расход газа составляет 33.5 млн. куб м/год, а выбросы двуокиси углерода составляют 67320 т/год. Базовый уровень демонстрирует, что без осуществления технического проекта то же потребление и соответствующие выбросы будут повторяться из года в год. Если улучшение энергоэффективности приведет к экономичности трети используемого газа, т.е. 11 млн. куб. м/год, сокращение выбросов составит 22440 т двуокиси углерода в год. Подобные выбросы могут быть «сертифицированы» правительством и проданы на международных рынках квот, либо по цене, загодя оговоренной с инвестором, которая, как правило, не весьма высокая, либо по рыночной цене на момент продажи. В конце 2005 г. при существующей цене 25 евро за тонну CO2 продажа принесла бы России 561000 евро в год. Это значительная сумма, но она так же недостаточна для финансирования всех мероприятий для сбережения необходимого количества газа.

 

«Дополнительность» также является важным аспектом. РКИК-ООН требует доказательства того, что невозможно финансировать проект, если он не предусматривает выгоды от сокращения выбросов парниковых газов. С другой стороны, любой банкир, прежде чем выделить деньги на проект, потребует совсем иного подтверждения – подтверждения того, что проект может выжить сам по себе, и что доля финансирования по Киотскому протоколу даст только небольшой, хотя и положительный, эффект. Иными словами, «Киотская» доля финансировании не должна стать фактором риска для осуществления проекта. На практике это означает, что инициатор проекта должен предоставить иные аргументы правительству и банкам, для того чтобы проект был ими одобрен. До сих пор данный вопрос все так же остается предметом интенсивного международного обсуждения, т.к. многие аргументы вносят свой вклад в то или иное понимание «дополнительности». В любом случае, только когда Россия создаст свои собственные структуры управления и аудита для выполнения обязательств по Киотскому протоколу, требования дополнительности отпадут, т.к. все решения будут приниматься лишь национальным правительством без необходимости подготовки большого набора документов.

 

И наконец, крайне не желательно забывать, что естественная доля финансирования в любом проекте по энергоэффективности – это экономия топлива сама по себе. При международной цене в 100 евро за 1000 куб. м газа общий потенциал экономичности всех российских систем центрального теплоснабжения равен 7.5 млрд. евро в год, что намного больше соответствует объему требуемых инвестиций для модернизации инфраструктуры.

 

Финансирование проекта на основе объемов сберегаемого топлива предполагает, что энергокомпании могут продать часть выделенного им газа или другого топлива. Если бы было возможно продать неиспользованный газ по международной цене, то упомянутое выше энергопредприятие центрального теплоснабжения могло бы получить около 1,1 млн. евро в год.

 

на данный момент законодательство и исполнительная практика в России не позволяют проводить продажу топлива, выделенного городам, регионам и энергопредприятиям в рамках подготовки к зиме. Тем не менее, это является сферой, где следует искать новые подходы и решения, которые принесли бы выгоду всем заинтересованным сторонам: Россия получила бы новую инфраструктуру при минимальных затратах, а Запад, и особенно Европа, получил бы доступ на несколько десятилетий вперед к природному газу и другим видам топлива из России. И наконец, наиболее значительное влияние будет оказано на окружающую среду, т.к. такой же или выше уровень жилищного комфорта может быть достигнут при более низких энергозатратах и, следовательно, с меньшими объемами выбросов парниковых газов.

 

Источник: www.gkh-russia.ru

 



Современный подход к разработке. Электрические сети и глобальная сеть. Функции и задачи промышленного энергетика в США. Без тепла и горячей воды.

На главную  Управление энергией 





0.01
 
Яндекс.Метрика